К 25-летию современного государства: Войной и декоммунизацией Украина получила настоящую Независимость

 К 25-летию современного государства: Войной и декоммунизацией Украина получила настоящую Независимость


Можно часто слышать как Украину – даже после четверти века после обретения Независимости – называют «бывшая советская республика». Возможно, это и имело основания до недавнего времени, но Революция достоинства, война за отстаивание государственности на востоке Украины и процесс декоммунизации «перерезали пуповину», связывающую Украину с советским прошлым, и кардинально укрепили Независимость государства. Так пишет в статье для Радио Свобода Ростислав Хотин, передают Патриоты Украины.

В 1991 году, когда 24 августа был провозглашен Акт о государственной независимости Украины, в кругах политиков были дискуссии, стоит ли проводить референдум, или можно обойтись без него, а самого решения Верховной Рады достаточно... в конце концов, референдум таки провели 1 декабря 1991 года, и 90,32 процента тех, то пришел на участки, подтвердили голосованием Акт о независимости.

С того времени, однако, кое-где раздавались упреки, что, мол, Независимость украинцы боролись не очень, а она якобы стала результатом неудачного путча в Москве, и Киев скорее просто удачно воспользовался политическим шансом.

Но Революция достоинства 2014 года, война на востоке Украины, а также параллельный процесс декоммунизации, по мнению людей, непосредственно причастных к ним, сейчас утвердили Украину как действительно независимое государство.

«Является ли нынешняя война войной за Независимость? Да, я так считаю! Знаете, нам очень легко досталась Независимость 25 лет назад. Фактически украинский народ не боролся за независимость, она на нас «упала», потому что так сложились обстоятельства общеполитические: «разбежались» все народы СССР по своих административных границах республик. Россия никогда не признавала это. Жаль только, что мы, украинцы, не готовились к этой войне, но она была неизбежна», – заявил в интервью Радио Свобода Николай Тихонов (позывной «Барин»), боец добровольческого батальона «Карпатская Сечь», защитник Донецкого аэропорта.

Николай Тихонов

«Сейчас я надеюсь, что мы в этой войне выстоим, и, собственно, мы уже выстояли, потому что не допустили молниеносного наступления России на весь юг, на весь Донбасс, который они хотели сделать «Новороссией». Именно эта война, ей наши историки дадут надлежащее определение, – это именно война за Независимость Украины в 21-м веке», – добавляет Тихонов.

О психологическом и фактический, а не юридический выход из так называемого «постсоветского пространства» говорит и боец-контрактник Национальной гвардии Украины Юрий Куприенко.

«Сейчас мы выходим из советского пространства и на данный момент ведем войну за Независимость Украины. Ситуация такая, что мы вынуждены бороться за Независимость Украины, большинство населения Украины, это агрессия России против Украины объединила, и мы боремся против этой агрессии», – говорит Куприенко Радио Свобода.

«Украина сейчас больше всего объединена – именно на этапе этой «гибридной войны». Украина сильно объединилась, и наша украинская армия быстро сформировалась», – констатирует нацгвардієць.

Смена самоидентификации

После Революции достоинства Украина начала активный процесс декоммунизации. Хотя изначально это был скорее стихийный «ленінопад», а потом это было закреплено законодательно пакетом декомунізаційних законов, принятого в апреле 2015 года.

Как отметил в интервью Радио Свобода историк Сергей Рябенко из Института национальной памяти, большинство стран Центральной и Восточной Европы пережили схожие процессы и это происходило у них сразу после падения коммунистических режимов, то есть в конце 1980-х – начале 1990-х годов.

В Украине сразу после обретения Независимости или буквально перед ней процесс частичной декоммунизации шел снизу и преимущественно в Западной Украине и в Киеве. Сейчас же это охватило всю страну и было переименовано около 800 населенных пунктов, тысячи улиц, площадей и тому подобное.

«Важность процесса декоммунизации не только в изменении названий улиц или демонтаж памятников деятелям советского режима. Целью декоммунизации является осуждение тех преступлений, которые имели место во время коммунистического тоталитарного режима и нацистского тоталитарного режима, кстати, также. Чтобы эти преступления в будущем больше никогда не повторялись», – говорит историк Рябенко.

«А второй важной задачей этого процесса является изменение сознания граждан Украины. Чтобы, во-первых, этим преступным тоталитарным режимам, которые существовали, не искались оправдания. А также чтобы граждане Украины наконец осознали, чем этот режим был в истории, и что повторение такого режима – и особенно его методов управления обществом в современных условиях современного государства является невозможным и неприемлемым», – добавляет он.

По словам Рябенко, процессы, которые начались во время Революции достоинства, а также агрессия России против Украины дали достаточно серьезных толчков для того, чтобы украинское общество и граждане осознали себя составляющими единой украинской нации – политической нации.

«И чтобы они начали ценить то, что у нас есть свое независимое государство. И что граждане могут определенным образом влиять на то, какой будет эта страна, если они ставят себе цель», – объясняет представитель института национальной памяти.

Выход из постсоветского пространства

Спустя четверть века после распада СССР и обретения Украиной Независимости уже реже – хотя это и до сих пор кое-где встречается – ее определяют как «бывшая советская республика». Однако Украина перерезала пуповину, соединявшую ее с советским прошлым, войной и декоммунизацией.

«Эта война, на мой взгляд, выводит нас из тумана исторической занавеса, из того идеологического притворство, в котором находилась Украина почти 70 лет – даже больше – в составе Российской империи. Именно эта война требовала от украинцев находках своих героев и восстановление своей истории, которая бы давала силы бороться и противостоять изначальному попытке России нас поработить, сделать из нас рабов», – говорит Николай Тихонов.

«Потому что у нас замечательная история, как бы нам не пытались показать в определенной степени, что она трагична, что история Украины – это история поражений. Ничего подобного! У нас очень много примеров наших героических побед. И именно эту историю от нас скрывала российская история. Если мы хотим выжить, нам просто необходимо стать независимыми с точки зрения осознания своей собственной истории и своих героев», – добавляет боец «Карпатской Сечи».

С ним соглашается и историк Сергей Рябенко, считая, что Украина пошла на серьезный бесповоротный разрыв с советским прошлым.

«Вообще термин «постсоветское пространство» и даже то термин «территория Содружества независимых государств», которым до недавнего времени очерчивали территорию Украины, – так вот эта агрессия России против Украины, аннексия Крыма и фактически посягательство на мировой порядок, они перечеркнули большинство каких-то попыток создать какие-то новые интеграционные процессы на постсоветском пространстве», – говорит Рябенко.

«Большинство граждан Украины уже не видит участия в никаких интеграционных процессах с Россией на постсоветском пространстве, эта идея потеряла популярность и фактически уже скатывается на маргинес, – объясняет историк. – Я бы сказал, что Украина сейчас уже больше начинает себя идентифицировать со странами Восточной Европы, со странами Балтии, чем со странами – назовем это так – «классического постсоветского пространства».