КАК ЛОВИЛИ ГОЧИЯЕВА МЕСТО БАЗЫ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

КАК ЛОВИЛИ ГОЧИЯЕВА  МЕСТО БАЗЫ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ
После взрывов в Москве главный враг России почти год находился на территории нашего государства — в Карачаево-Черкесии. Ачемез Гочияев скрывался в карачаевских сёлах. Несмотря на то что Владимир Семёнов сам наполовину карачаевец и женат на чеченке, а может быть, именно поэтому, президент республики не смог заставить местные спецслужбы найти и задержать его в районах, где проживает поддержавшее его на выборах карачаевское большинство. Отчасти это произошло и потому, что ряд территорий, особенно горных, практически неподконтролен Семёнову. Здесь очень сильны позиции ваххабитов — радикальное течение ислама в Карачаево-Черкесии распространено не меньше, чем в соседних Чечне и Дагестане.

Гочияева укрывали и родственники, и последователи, и просто карачаевцы, может быть, и осудившие бы земляка за его преступления, если бы знали об этом. А так — гость, которого обижает власть.

Тем не менее сам Гочияев, человек ловкий, хитрый, обученный, понимал шаткость своего положения. Он пытался уйти, и два раза его чуть не поймали.

Однажды местные милиционеры, отлавливавшие скотокрадов, уводивших животных в Чечню, напоролись на притаившегося человека с двумя лошадьми, кого-то давно и упорно дожидавшегося. Это был некто Туганбаев, проводник, который должен был увести Гочияева горными тропами. Ожидание было действительно долгим, Туганбаев замёрз и заснул. Потревоженный милиционерами, не понявший спросонья, что происходит, замерзший проводник нажал на курок оружия. Милиционеры ответили.

Сквозь короткую перестрелку послышался гул сначала приближающейся, а затем круто разворачивающейся машины. Это был опоздавший на встречу Гочияев. Началась пальба по автомобилю. Утверждают, что Гочияев даже был ранен. Но в итоге его не поймали.

Во второй раз преступник чуть не попал в руки ОМОНа. После перестрелки у бензозаправки в машине, из которой ушли находившиеся там боевики, были обнаружены 7 взрывных устройств. Но главное — очки Гочияева и записка с курсом лечения для Гочияева. Он был в машине, но сбежал.

Несколько раз задерживались люди, предположительно знавшие о местоположении преступника, и они называли его, но только после двух-трёхчасовых допросов. Как выяснилось, эта методика поведения на допросах была разработана ещё в чеченских военно-диверсионных лагерях. Обязательно надо продержаться два часа, неся всякую ахинею. Потому что за два часа на Кавказе в горах можно скрыться достаточно хорошо.

Так или иначе, Гочияев и несколько карачаевцев из его банды, в том числе и Юсуф Крымшамхалов, ушли вместе с ним в Грузию. Переход был трудным, и за перевалом они были в состоянии, близком к обморожению.

По нашим сведениям, их обнаружил вертолёт, имевший отношение к тем или иным грузинским госструктурам. Гочияевцев перевезли в Кутаиси. А через некоторое время они оказались в Панкисском ущелье. Здесь вот уже много месяцев они не просто скрываются, но залечивают раны, набираются сил, планируют новые операции. Крымшамхалов, рассказывают, настолько растолстел и поправился, что может появиться в России и без пластической операции. Его не узнают.

А ведь он появится.

Местонахождение штабов и баз чеченских боевиков и арабов в сёлах Панкисского ущелья:

1. В селе Цинубани мусульманская школа (медресе) закрытого типа. Там же в доме Цховребова Арсена (осетина, которого вынудили покинуть село и «продать» дом) база арабских боевиков численностью до 30 человек. Земельное владение 0,7 га окружено забором высотой около 3 метров;

2. В селе Халацани, из которого полностью вытеснено осетинское население, у Хугаева Узбека «купил» за бесценок дом Руслан Гелаев. В доме живут боевики до 30 человек, в том числе и Ачемез Гочияев со своей группой. Охрану села постоянно несут 50 арабов. В селе Земо-Халацани — 15 арабов на патрулировании, в Шуа-Халацани — 20 арабов. Суммарно в трёх селах Халацанской зоны (Халацани, Земо- и Шуа-Халацани) у Гелаева до 700 боевиков. В окрестностях сёл постоянно проводятся тренировки по программе спецназа;

3. В кистинском селе Омало в четвёртом доме от южной окраины села у местного жителя Алханашвили во время продолжительного лечения жил Гелаев со своей свитой. В этом же селе в 3-м и 4-м домах сверху от ущелья у местного жителя Цинцилашвили жил Масхадов, сейчас покинувший Панкиси. Также в этом селе находится база наркоторговцев, и именно отсюда управляется сеть наркоторговли боевиков;

4. Три крупнейших села ущелья — Дуиси, Джоколо и Биркиани — сейчас практически слились в один жилой массив (для сравнения: в 1990 году расстояние между окраинами этих сёл составляло от 2 до 3 км). В Дуиси расположена тюрьма и два медресе, контролируемых арабами (60—80 человек). Здесь же находится и основная масса боевиков — до 6 тысяч человек. В Джоколо — арабское медресе при недавно построенной ваххабитской мечети. В этом селе местные кистинцы и пришлые чеченцы не ладят, причём в основном на религиозной почве (среди кистинцев исторически сильные позиции имеет суфийский орден Кадирия; кроме того, ислам кистинцев традиционно менее радикален: почти в каждой кистинской семье имеется так называемый марани (помещение для хранения вина!), часто кистинцы вместе с грузинами и осетинами отмечают неисламские и традиционные праздники — Алавердоба, дни святилищ, неделю Святого Георгия и другие). В селе Биркиани расположен оперативный штаб боевиков, системы связи, в том числе спутниковые, и радиоконтроля. Охраняет его смешанный отряд чеченцев и арабов;

5. В случае поступления тревожного сигнала чеченские боевики несколькими крупными группами спускаются ниже по ущелью и занимают позиции в грузинских сёлах Сакобиано и Бакиловани, западнее автотрассы и ниже первого блокпоста грузинских войск и осетинского села Куцахта, в котором расположен райотдел полиции Грузии. Восточнее автотрассы вход в ущелье на этом же уровне закрывает село Цинубани (см. выше), расположенное на высоком берегу реки Алазани. Ущелье после такого манёвра оказывается полностью заблокировано.