ВОЕННО-АППАРАТНАЯ ВОЙНА

ВОЕННО-АППАРАТНАЯ ВОЙНА
Стихийное бедствие на юге России, не обошедшее стороной и Чечню, в какой-то мере оттеснило сообщения о спецоперациях федеральных войск и нападениях боевиков на колонны армейцев или милицейских формирований. Но потоки мутной воды, сносящие всё на своём пути, не остановили войну — или контртеррористическую операцию, как вам угодно. Просто внимание наше больше привлечено к ликвидации последствий паводка, а боевые действия живут своей жизнью. Но помимо войны со стрельбой и разрушительного паводка в Чечне идёт ещё и аппаратная война, не столь громкая, как залпы ракетных систем, но более опасная, чем грохочущий селевой поток.

«Версия» уже писала о генерал-лейтенанте Яне (Якове) Сергунине, до недавнего времени занимавшем пост руководителя аппарата администрации Чеченской Республики. До недавнего потому, что сейчас Ян Сергунин фактически смещён со своего поста. Как сообщили источники «Версии» в Грозном, Сергунин отправлен в отпуск, а по материалам, опубликованным в нашей газете, назначена служебная проверка. При этом наши источники практически не сомневаются, что Ян Сергунин в Чечню больше не вернётся — не потому, что не захочет, а потому, что не сможет: результаты служебной проверки будут явно не в его пользу.

Собственно, проверки деятельности как самого Сергунина, так и ряда представителей администрации Чечни следовало ожидать уже давно. По логике происходящих в республике событий, к которым имел отношение ставленник главы администрации Чечни Ахмада Кадырова Ян Сергунин, проверка напрашивалась сама собой. Чего стоила, например, демонстрация силы, устроенная в октябре 2001 года в комплексе правительственных зданий в Грозном ротой(!) телохранителей Кадырова. Около шестидесяти хорошо вооружённых телохранителей главы администрации, увешанных оружием, словно новогодние ёлочки игрушками, практически заняли комплекс правительственных зданий, оттеснив не получивших приказа открывать огонь бойцов спецназа Минюста РФ и дежуривших на постах собровцев. Эта демонстрация силы была всего лишь подготовкой к представлению нового руководителя аппарата главы администрации Чечни Яна Сергунина. Назначен же он был в отсутствие председателя правительства Чечни Станислава Ильясова. При этом инициатор назначения Сергунина Ахмад Кадыров не прислушался к мнению протестовавших против этого назначения полномочного представителя Президента России в Южном федеральном округе Виктора Казанцева и его заместителя Николая Бритвина (ныне начальника УФСБ по Республике Северная Осетия — Алания). Наверное, потому, что назначение Сергунина, как в своё время и Кадырова, активно лоббировалось в администрации Президента России. Правда, сам Кадыров заявлял, что «этого человека (Сергунина. — А.К.) ему прислал Аллах». С кем у главы администрации Чечни ассоциируется Аллах — дело богословов. Или контрразведчиков...

Интерес спецслужб как к личности самого Сергунина, так и его окружению (справедливости ради заметим — не всего) в принципе мог бы проявиться и раньше публикаций, посвящённых руководителю аппарата администрации Чечни. Вполне достаточно истории с пропажей свёрстанного республиканского бюджета. Уже готовый финансовый документ просто не дошёл до Грозного, а получал его под роспись сам Сергунин. Где документ, в каких его статьях пропали или появились новые цифры — это известно лишь самому Сергунину (по нашей информации, опальный руководитель аппарата администрации Чечни сейчас находится в Москве и вполне досягаем не только для следственных органов).

Все эти «представления» и «назначения» в администрации Чечни носят ярко выраженный характер «агентурного внедрения». То есть в структуру внедряется агент, «крот», который, пользуясь своими полномочиями, либо тормозит, либо полностью срывает рабочий процесс в структуре. К сожалению, сказанное в Москве вполне может отозваться в Чечне ночными расстрелами или похищениями, именно поэтому «Версия» не называет своих источников в Грозном. А они, в свою очередь, просто убеждены в том, что практически все назначения, произведённые Кадыровым, являются не чем иным, как внедрением в правительственные структуры республики пособников террористов.

Достаточно вспомнить широко разрекламированную кампанию по сдаче оружия «одумавшимися» боевиками. Акция, на которой присутствовало множество журналистов, проходила не просто в Центорое, родовом селении Кадырова, но во дворе его собственного дома. При этом охрана генерала Молтенского была фактически блокирована личной охраной Кадырова, а работой телеоператоров руководили вооружённые здоровяки с зелёными повязками на головах. Боевики, ещё сутки назад тревожившие блокпосты и армейские колонны, сдавали отработавшие свой ресурс автоматы и пулемёты и скромно отходили в сторону. А уже на следующий день они же получали удостоверения сотрудников МВД Чечни и новенькое оружие... Через пару недель в засаду попал автобус с бойцами чеченского ОМОНа, которым командует ярый противник ваххабизма Муса Газимагомадов. Вряд ли это совпадение можно назвать забавным.

Но вернёмся к Яну Сергунину. Вот не верится, что Ахмад Кадыров не знал о том, что Сергунин имел судимость. Как не верится в то, что глава администрации Чечни не знал о том, что руководитель аппарата его администрации отличается, с позволения сказать, агрессивной страстью к слабому полу. О домогательствах Яна Сергунина к сотрудницам аппарата администарции в Грозном ходят легенды, но есть и документы. Например, протокол собрания коллектива столовой комплекса правительственных зданий Грозного от 27 мая 2002 года. В этом документе есть интересные детали. Нет, они касаются не столько сексуальной агрессивности Сергунина, сколько... Хотя судите сами. Всего одна цитата: «С приходом Сергунина я стала самая плохая, дословно его слова: «Вы — русские — здесь самые грязные животные». И, по свидетельству источников «Версии», это ещё не самое страшное, что произносил руководитель аппарата администрации Чечни.

После того как Ян Сергунин был отправлен в принудительный отпуск, он прибыл в Москву. И практически сразу приступил к активной деятельности по реабилитации своей персоны, используя для этого старый как мир принцип «стук быстрее звука». В интервью одной из центральных газет Ян Сергунин фактически обвинил премьера Чечни Станислава Ильясова в некомпетентности и неспособности руководить правительством республики: «Никаких решений это правительство не принимало и не принимает. Всё решает сам Станислав Ильясов. Например, на совещания в московские министерства и ведомства никто из министров или зампредов правительства республики, курирующих тот или иной вопрос, не выезжает — их просто не выпускают. Выход на Елагина, на Христенко — только у Ильясова, иногда туда приглашают Кадырова, но только иногда. Сегодня вице-премьеры, министры фактически исполняют функции ведущих специалистов, консультантов, помощников. Все требования Кадырова как главы республики намертво блокировались и блокируются этими людьми. Вечером собираются на так называемом крейсере — гостинице для руководителей Чечни, накрывается стол на 10—12 человек, и до поздней ночи проходят посиделки «генералитета». Председательствует Ильясов. И практически никогда не зовут Кадырова. Там и принимаются практически все важные решения». Надо отдать должное Сергунину — интервью создаёт довольно негативное отношение к «стороннику авторитарного стиля руководства» Станиславу Ильясову. Но это только эмоции, а разбирательство в отношении Сергунина всё же идёт.

О том, что в Чечне ведётся совершенно неправильная кадровая политика, что на посты начальников райотделов милиции назначаются вчерашние боевики, что Ахмад Кадыров приближает к себе недавних сподвижников Масхадова, говорят давно. Только как-то странно. День-два, от силы неделю об этом могут буквально кричать аккредитованные в республике журналисты, после чего наступает тишина, словно выключили. Такое впечатление, что журналисты или потерявшие страх местные чиновники получают приказ молчать. И замолкают — просто в Чечне могут заставить замолчать. А жить хотят все. И появляются сергунины.