" Волынь для польских политиков - территория борьбы за международный имидж и голоса своих избирателей..."

 " Волынь  для польских политиков - территория борьбы за международный имидж и голоса своих избирателей..."
За последние несколько недель разрушились иллюзии тех украинцев, которые видели в Польше своего адвоката в Европе. Шовинистические заявления Сейма о геноциде на Волыни поставили под угрозу добрососедские отношения между Польшей и Украиной. И действительно все перевернулось с ног на голову только недавно? Как до такого решения соседей относиться украинцам? Какие могут быть последствия? Своими мыслями делятся историки.
Олег Панькевич
Олег ПАНЬКЕВИЧ, заместитель Председателя ВО "Свобода" по вопросам национальной памяти.
Конечно, в этой резолюции были предпосылки, и не только в самой Польше, где в течение последних лет двадцати исторические антиукраинские настроения росли, как снежная лавина. Начиналось все с несколько более мягких заявлений отдельных политиков, с "исследований", что не было никаких научных обоснований, а в тех "исследованиях" из года в год росли цифры польских жертв от рук украинцев. В изучение волынской темы, в издание целого ряда псевдонаучных брошюр на политический заказ Польша вкладывала огромные ресурсы. Под это находилось и финансирование, и десятки, сотни разных грандов. Со временем появились и заявления польского парламента, а также решения органов местного самоуправления, которые часто сводились к разрушению украинских могил. Все это - дело единого и длительного процесса, который перерос в нынешнюю откровенную украинофобию и шовинизм.
Но здесь мы должны также говорить о 25 лет полной бездеятельности Украины в этом контексте, мало того, руководители нашего государства делали уступки, оставляли все эти наступательные заявления без ответа. А там, где должно быть в Украине достойное чествования национальной памяти и изучения истории - оставался вакуум. И как следствие - искажение информации о нас не только в Польше, но и в Европейском Союзе и в мире в целом. Фактически мы сегодня имеем абсурдную ситуацию, когда мы - нация, что была оккупирована, что была веками уничтожаемая, - оказалась в положении людей, которые якобы осуществляли геноцид.
Что тут еще важно. Вспомним, сколько на нашей земле поставили поляки (и не только!) без разрешений памятных знаков. Вот и сама Гута-Пеняцкая, где украинские националисты якобы уничтожили тысячи мирных жителей - а это же не соответствует ни исторической правде! Но наша власть тогда во главе с Ющенко приняла участие в украинской позоре открытия этого памятника. А именно такие события приобретали огромного резонанса в Польше, и польское общество становилось все более больным шовинизм.
Все эти годы "Свобода" об этом говорила, предостерегала, как, кстати, и от нападения Кремля предостерегала, но нас называли провокаторами. Сейчас мы снова обращаемся к власти с требованием немедленно реагировать. Следует финансировать науку, чтобы исследовать эти темы. Даже местные органы власти должны принимать соответствующие программы для исследований. Также "Свобода" там, где имеет своих депутатов, будет предлагать устанавливать памятники жертвам колонизации и оккупации. Относительно оккупации и угроз, то здесь отмечу, что мы же на самом деле, кроме поляков, есть еще и огромные проблемы на Закарпатье со стороны Венгрии, и об этом тоже сейчас молчат.
Конечно, будем регистрировать и постановление Верховной Рады. Собственно 2013 года, когда были те предыдущие заявления польских властей, мы, свободовцы, имея фракцию в ВР, соответствующее постановление уже были зарегистрировали. Теперь будем ее совершенствовать и актуалізовувати. Здесь стоит обратить внимание, что оте 2013 года пресловутое обращение депутатов от Партии регионов и КПУ к депутатам польского Сейма с просьбой "признать Волынскую трагедию геноцидом в отношении польского населения" тоже легло в основу нынешних шовинистических заявлений Сейма. И это тоже было в очень трудное для Украины время: начиналась революция, режим Януковича достиг апогея, а польским депутатам позарез захотелось с колесніченками дружить. Кстати, 29 из 148 депутатов-предателей до сих пор в парламенте! А 17 из них часто даже помогают своими голосами нынешней так называемой коалиции. Только теперь они являются представителями свеженьких политсил "Воли народа" (Вячеслав Богуслаев, Владимир Бандуров, Анатолий Гіршвельд, Молоток Игорь) и "Возрождение" (Виталий Барвиненко, Александр Биловол, Владимир Зубик, Артем Ильюк, Владимир Кацуба, Антон Киссе, Леонид Климов, Михаил Ланьо, Валентин Ничипоренко, Виктор Остапчук, Александр Пресман, Андрей Шипко, Антон Яценко).
Михаил ГАЛУЩАК
Михаил ГАЛУЩАК, руководитель Службы ВО "Свобода" по вопросам национальной памяти, координатор проекта "Исторические диалоги".
В этой ситуации не стоит недооценивать влияние истории и историков, хотя в случае с Польшей и ее презентацией волынских событий речь идет прежде всего о фальсификации. Но именно эти польские реконструкции могут привести к тому, что нынешняя война за прошлое может перерасти в настоящую. Новое поколение, сформировавшись на новых имперских мифах, может захотеть воевать уже не мертвыми, а живыми украинцами.
Конечно, все польско-украинские войны всегда были выгодны России. И сейчас опять то же самое. Если совсем недавно мы еще могли говорить о Балто-Черноморский союз, что могло бы укрепить наши позиции в Восточной Европе, то ныне эта теория уже зашаталась. И очевидный интерес России отнюдь не отрицает и не умаляет того, что немало самих поляков теперь мыслят имперскими мифами. И об этом свидетельствуют в том числе и те акты вандализма над украинскими могилами, нападение на украинцев в Пшемысле и тому подобное. А есть же еще саботаж на уровне их местных органов власти: часто там даже нельзя ни упорядочить наши могилы, ни поставить какой-то памятник, и даже чтобы просто покосить траву на могиле, надо дис��аты кучу разрешений.
А позиция украинской стороны все эти годы - разве оправдание, которое имеет эффект негативной педагогики: когда тысячу раз сказать, что украинцы имеют перед поляками извиняться, то рано или поздно выработается комплекс неполноценности. Хотя должна была бы быть гордость, в частности же когда говорим о Волынь и УПА: гордость за то, что украинцы дали тогда отпор польской стороне. Вот, к слову, является обращение общества депортированных украинцев "Закерзонья": там прямо говорят о том, что считают Украинскую повстанческую армию единственным вооруженным формированием, которое во время Второй мировой войны защищало украинцев Закерзонья от польского тоталитарного и от других оккупационных режимов.
Может, нам, вместо оправдываться, стоит развернуть те страницы истории, где видно, как вели себя поляки-захватчики на территории Украины? Например, когда в межвоенный период сжигали на Волыни православные церкви, когда депортировали около 700 тысяч украинцев, жгли украинские села. В конце когда расстреляли воинов Карпатской Сечи, их 1939 передала Польше Венгерская сторона. Я думаю, что часто сами поляки этого не знают, а просто верят в то, что они - белые орлята, а Львов - польский място.
Нам следует лелеять чувство гордости за украинское освободительное движение - это люди, которые нас защищали. Надо культивировать героику и чувство собственной национальной силы. Посмотрим, как все изменилось за последние три года, как неожиданно для многих началась война, в которой единственной отрадой кое-кто называл разве то, что наконец Украина за свою долгую историю воюет на один фронт. Но уже за последние недели стало понятно, что тех фронтов больше. Поэтому как изменится шахматная доска мира за ближайшие годы - неизвестно, и именно поэтому надеяться на кого-то, как мы еще недавно надеялись на поляков - бесполезно. Надо полагаться только на собственные силы.
Андрей КОЗИЦКИЙ
Андрей КОЗИЦКИЙ, доцент кафедры новой и новейшей истории зарубежных стран ЛНУ им. И. Франко, исследователь истории геноцидов.
Вопрос о событиях на Волыни 1943 года в польском политикуме рассматривают уже более десятилетия, и последние годы была заметна существенная радикализация в оценках. Еще в 2013 году в резолюции польского сейма речь шла о этнические чистки с элементами геноцида. Однако с того времени в наших соседей много что изменилось. К власти пришла политическая партия "Право и справедливость". В стране появились и еще более радикальные партии. Кроме того, начался внутренний политический конфликт, в котором правящая партия и президент, который ее представляет, испытывали постоянных обвинений, что недостаточно отстаивают польские интересы. В частности перед Европой, перед Германией. И поэтому эту резолюцию можно расценить как результат внутренней политической борьбы.
Обратил бы здесь внимание на двойные стандарты наших соседей. Пока события на Волыни они называют геноцидом, то тем временем возобновляют дело Єдвабного. Напомню, что в 2002-3 годах в Польше проходила широкая дискуссия вокруг участия поляков в уничтожении большой группы евреев в деревне Едвабне в 1941 году. Завершилось все тем, что Польша признала свою вину, а вот сейчас все восстанавливают, чтобы провести эксгумацию и доказать что евреев истребили немцы.
Итак резолюцию о геноциде на Волыни следует рассматривать и как общую часть идеологической борьбы: за лучший международный имидж Польши, который она потеряла за эти антисемитские акции, за то, что несправедливо поступила с немцами, выгнав их из присоединенных территорий. Поляки компенсируют все тем, что обвиняют украинцев.
Что касается сути самого вопроса. Конечно, это не был геноцид. Потому геноцид в 20 веке, согласно международным определениям, совершала только государство. Только государственный аппарат имеет достаточный ресурс, чтобы скоординировано и на большой территории поддерживать достаточно эффективный механизм насилия против той меньшинства, которая определена на уничтожение. Конечно, что украинцы таких возможностей не имели.
Второе. Геноцид - это длительный процесс, который начинается задолго до того, как прозвучит первый выстрел, как прольется первая капля крови. К геноциду готовят собственный народ, создавая негативный имидж той группе, которая предназначена на уничтожение; определенными методами психической манипуляции готовят и потенциальных исполнителей. Украинцы просто не имели возможности готовиться к геноциду поляков, потому что не имели собственного государства. Даже больше - жили в польском государстве, а те, кого обвиняют в подготовке геноцида, были подпольщиками.
Третье. На Волыни 1943 года в руках украинцев не было монополии на насилие. На этой территории была немецкая оккупационная власть. И на стороне немцев было много поляков, которые служили в полицейских формированиях, но их преступления польская сторона отказывается признавать, потому что это, мол, немцы должны за это отвечать.
Вторая сила, которая имела оружие тогда на Волыни, - это советские партизаны и поляки им способствовали. В многочисленных воспоминаниях советских командиров, уже много лет назад опубликованных, сказано, что польские села были базой для советского партизанского движения. И Армия Крайова - польское подполье, которое также имело оружие. Наконец - украинские повстанцы. Видим, что называть волынские события геноцидом, это когда бы назвать так ситуацию, когда немцы, например, вывезли евреев из какого-то городка и уничтожили их, а те евреи, которые остались, истребили немцев из соседнего городка. Это не геноцид, это военное преступление. Поэтому, подводя итог, обвинения украинцев в геноциде не имеет никаких оснований и является результатом внутренней политической борьбы и желание многочисленных польских политиков воспользоваться волынской тематикой, чтобы улучшить уровень своих симпатий среди избирателей.
Богдан ГУДЬ
Богдан ГУДЬ, професор кафедры международных отношений и дипломатической службы ЛНУ ім. И. Франко, исследователь польско-украинской истории ХХ века.
На последнем заседании украинско-польской межгосударственной группы историков я предложил полякам создать карту тех местностей, на которых якобы одновременно совершили нападения украинские повстанцы, и почему-то этот вопрос не мало поддержки. И понятно, почему: если бы составить карту тех 150-160 пунктов и проанализировать силы УПА на территории Волынского воеводства, стало бы ясно, можно было одновременно атаковать все те местности. УПА в тот период насчитывала всего 6-8 тысяч человек, в боевых шеренгах было меньше. То как же одновременно можно было атаковать столько населенных пунктов? Ответы на конкретные вопросы польская сторона избегает. Зато польские исследователи существенно превышают количество жертв, а единственное исследование, которое было проведено, насчитывает 19 тыс. известных фамилий жертв, зато за годы ниоткуда появилась в польской литературе цифра 100 тыс. жертв. С нашей стороны есть исследования только волынских краеведов. Практически никто из профессиональных историков этот вопрос не изучает, в частности и потому, что даже мизерного финансирования на исследования нет.
...Возможно, и хорошо, что Польша утвердила такое решение. Наконец теперь наша страна поняла, что вопрос украинско-польских отношений - это не вопрос Львова или Луцка, а вопрос двух государств.
(Мысли Андрея Козицкого и Богдан Гудя высказанные на пресс-конференции "Оценка резолюции польского Сейма в деле Волынской трагедии. Как реагировать украинцам?", 25 июля во Львове.).
Газета ВО "Свобода"