Борис Гуменюк: «Я убежден, что все обвинения будут опровергнуты»

 Борис Гуменюк: «Я убежден, что все обвинения будут опровергнуты»

Скандал вокруг голландской коллекции картин, украденных почти 11 лет назад из Музея Западной Фрисландии и которые якобы находятся в Украине, набирает обороты. Впрочем, после громкого заявления 7 декабря директора музея Ада Гірдінка и эксперта в области антиквариата Артура Бранда Генеральная прокуратура Украины, как утверждает глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе, до сих пор не получила официального запроса от генпрокуратуры Нидерландов.
Посол Украины в Нидерландах Александр Горин, комментируя ситуацию, возникшую вокруг картин, отметил, что сейчас правительство Нидерландов не сомневается, что картины будут возвращены владельцам, если их найдут в Украине. В частности, эту позицию в парламенте озвучила министр торговли и развития сотрудничества Лилиан Плоумен, передает Укринформ. «Нидерландская сторона ранее информировала украинскую сторону, но не подробно и не конкретно о коллекции картин, которая пропала в 2005 году из музея в городе Хоорн. Конечно, после этого эта информация была проработана в МВД и МИД и соответствующие органы начали поиск коллекции. Дирекция музея решила самостоятельно вступить в переговоры о возвращении коллекции с лицами, которые могли иметь, а могли и не иметь к ней доступ, и им не удалось этого сделать», — пояснил он, передает www.ukrinform.ua. По словам Горина, на данный момент Украина ждет официального запроса со стороны голландской стороны. В пресс-службе СБУ «Дню» сообщили, что сейчас СБУ на выполнение поручения Президента проверяет информацию, обнародованную в СМИ.
В то же время мировая пресса продолжает тиражировать слова Артура Бранда, который обвинил одного из командиров батальона ОУН Бориса Гуменюка в вымогательстве, а также заявил, что за командиром ОУН стоят лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок и экс-глава СБУ Валентин Наливайченко.
Похоже, что европейское будущее Украины решается сейчас в городке Хорн на севере Нидерландов. Музейный скандал на фоне подготовки к референдуму по поводу ратификации Соглашения об ассоциации Украина-ЕС, который должен состояться в Нидерландах в апреле 2016 года, а также ожидаемая в феврале 2016 г. доклад Совета безопасности Нидерландов о причинах, которые привели к катастрофе рейса МН-17, перерастает в политический скандал.
* * *
Газета «День» связалась с главным фигурантом громкого дела — Борисом Гуменюком.
— Господин Борис, в начале разговора внесите, пожалуйста, ясность, можно ли вас представить как бывшего командира батальона ОУН, поскольку после заявления Артура Бранда уже в украинских СМИ появились комментарии Николая Коханивского. Он утверждает, что вы до батальона ОУН не имеете никакого отношения.
— После Майдана, когда стало понятно, что на территорию Украины вошли войска РФ, я записался добровольцем в батальон «Азов». Позже по решению провода ОУН за подписью Богдана Червака был создан батальон ОУН. В документах ОУН совершенно четко, черным по белому было записано, что ОУН создает свой батальон, где Николай Коханивский будет командиром, а Борис Гуменюк заместителем командира батальона. Это было лето 2014 года. Каждый в батальоне занимался своими делами: Кохановский — особым составом, я — інформполітикою и связями с общественностью, Александр Потебенько — тылом…
Мы были на передовой, полгода стояли в Песках, держали оборону, были в боях, но юридически не имели права держать оружие, ибо юридически такого батальона не существовало, мы не имели официального статуса. В начале 2015 года поступило предложение от Генерального штаба стать частью Вооруженных сил Украины. 90 процентов состава нашего батальона мобилизовалось в 71-ую десантную штурмовую бригаду и в 93-ю бригаду. Коханивский не захотел идти в Вооруженные силы. Сейчас он гражданский человек, живет в Киеве, занимается своими гражданскими делами, которые сводятся к тому, что он гадит своей стране и ОУН. За эти действия Николая Коханивского было исключено из рядов ОУН, зато все остальные бойцы, которые несут сейчас службу в ВС, остаются членами ОУН. Я занимаюсь волонтерской деятельностью, является членом провода ОУН. «ИНФОРМАЦИЮ О КОЛЛЕКЦИИ НЕСЛУЧАЙНО ПОДКИНУЛИ МНЕ…»
— А каким образом и когда вам стало известно о коллекции картин?
— В культуре я человек неслучайный. Возможно, случайный человек на войне, потому что война — это особый случай. А вот в культуре — нет. 25 лет работаю писателем. К тому же разбираюсь в искусстве, неплохо разбираюсь в живописи, дружу со многими художниками. Сам имею неплохую коллекцию картин украинских художников второй половины ХХ века. Я знаком с музейщиками, коллекционерами, галеристами. Поэтому когда в июле прошлого года мне поступила анонимная информация о том, что на окраине Донецка на непідконтрольній Украине территории в одном из поместий, что принадлежит человеку из окружения Януковича, найдена коллекция картин, я не мог не среагировать.
— Кто вам дал эту информацию? Как она попала к вам?
— До сих пор это анонимная информация. Мне ее сообщили по телефону. Думаю, что выяснить, кто был этот аноним, — задача не для журналистов, а для компетентных органов.
Теперь я понимаю, что эту информацию случайно подкинули мне, человеку, который разбирается в живописи. Дай ее человеку, который считает, что Пикассо — это футболист мюнхенской Баварии, она ее пропустит мимо ушей, никак не отреагирует, не заинтересуется. Я заинтересовался, потому что для меня это было событие культурного плана, которая не могла меня не зацепить. Более того я поделился этой информацией со многими людьми — коллекционерами, галеристами.
Что это за коллекция, добыта она законно или незаконно, нам тогда было неизвестно. Много людей помогали мне выяснить, что это может быть за коллекция. Прошел год, когда стало более-менее понятно, ��а то могут быть картины, украденные из голландского городка Хорн.
И тогда я решил сообщить о наши догадки работников посольства Нидерландов в Украине, так и тогда, и сейчас я считаю: если эта коллекция действительно находится где-то в Украине, то она должна вернуться законному владельцу — музея. Хотя друзья, с которыми я советовался, меня от этой идеи отговаривали. Мол, вдруг информация о коллекции — фейк и картин нет, а Интерпол с тебя до конца жизни не слезет, будет требовать картины. Но когда человек хочет сделать доброе дело, разве она должна бояться ее делать? Это был мой сознательный выбор. И в той информации, которой я владел, не было ничего криминального. «СКАНДАЛ ВЫГОДЕН ТОЛЬКО ОДНОЙ СТРАНЕ — РОССИИ»
— Когда состоялась встреча в посольстве, и был там Артур Бранд?
— Это был июль 2015 года. На встрече присутствовали трое сотрудников посольства, в том числе голландский полицейский. Кроме работников посольства, там был случайный человек — непрофессиональный переводчик. Артура Бранда не было, встреча с ним состоялась позже.
В посольстве невероятно обрадовались новости. Сказали, что они благодарны и мне, и тем, кто эту коллекцию нашел. Когда я сказал, что отныне переадресую людей, которые нашли коллекцию, на посольство, просили, чтобы я не оставлял это дело и помог им довести ее до конца. Они оставили мне свои визитки. На том наша беседа закончилась. А уже через месяц мне через переводчика сообщили, что приехал представитель музея и хочет встретиться. Это и был господин Артур Бранд.
На встрече, кроме Бранда, меня и переводчика, снова был полицейский. Я был удивлен, когда они предложили провести встречу не в посольстве, а в «неформальной обстановке» за пределами посольства. Господин Бранд рассыпался в комплиментах, благодарил и мне, и тем, кто нашел ту коллекцию, хотя, по его словам, эта коллекция ничтожна, состоит из третьесортных картин художников на арт-рынке ничего не стоят. Показал мне распечатки с художественных аукционов, где другие картины этих художников выставлялись по три-пять тысяч евро. К тому же выразил сомнение, можно ли их будет отреставрировать после плохого хранения. Вместе с тем заявил, что музей хочет вернуть коллекцию, потому что художники рисовали городок, в котором расположен музей, и то есть исторической памятью для общины города.
Господин Бранд сказал, что они готовы выплатить вознаграждение — 50 тысяч евро — тем людям, которые эту коллекцию нашли и вернут. К тому же он сказал, что понимает, что, возможно, понадобится даже военная операция, чтобы забрать эти картины с непідконтрольній Украине территории, и что люди, которые будут эти картины «освобождать», будут рисковать жизнью.
— Что было потом?
— Господин Бранд уехал. А за две недели я получил от него письмо с требованием немедленно к 10 сентября вернуть коллекцию. В следующем письме были уже угрозы. Я ответил ему, что поскольку он оказался непорядочным человеком, больше этой историей я не занимаюсь. После того у меня контактов с господином Брандом не было.
Возможно, господин Бранд и стал бы героем Голландии, который вернул коллекцию городу Хорн, но сейчас стал героем России, потому что скандал накануне референдума по поводу ратификации Соглашения об ассоциации Украина-ЕС выгоден только одной стране — России. И на самом деле его целью была коллекция? Ведь он понимал, что после скандала коллекции, если она действительно находится в Украине, грозит еще большая опасность. Или Гива и Моторолла — такие себе донецкие бандюки — в ее поисках поперевертають все имения вверх ногами, или те, кто ее нашел, просто уничтожат картины, чтобы не нарываться на неприятности. «МОИ АДВОКАТЫ ГОТОВЯТ СЕГОДНЯ ИСК В ГОСПОДИНА БРАНДА»
— То, что эксперт из искусств Бранд привлек к «картинной дела» имена украинских политиков, тоже наталкивает на мысль о политическом заказе этого скандала.
— В разных кругах с разными людьми мы обсуждаем версии того, что произошло. Одна из них — это с самого начала был проект российских спецслужб. Неслучайно, что информация о картины была оказана именно мне, человеку, который интересуется искусством и умеет зарабатывать на нем. Возможно, кто-то рассчитывал, что я приду по предоставленному адресу с деньгами выкупать эту коллекцию. И вот именно этот момент будет зафиксирован. А тогда скомпрометировать и добровольческий движение, и националистическое движение, и страну в целом.
— Но вы тот сценарий поломали.
— Да, потому что пошел в посольство и заявил, что материальной выгоды от этого дела не ищу, а хочу помочь. Вот организаторам этой «операции» ничего больше не оставалось, как дать в руки Бранду бумажки с фамилиями Наливайченко, Тягнибока, а также пару пассажей в стиле российской пропаганды.
— Ну знакомство члена провода ОУН Гуменюка с лидером «Свободы» Тягнибоком похоже на правду. А каким образом фантазия сценаристов приписала сюда экс-главу СБУ?
— С Наливайченко я не знаком и никогда не встречался. Это как в той басне: муж кричит, что на него напали пять волков. А может, три? Может, три. Может, один? Один. Но потом выясняется, что напало что-то серое с длинным хвостом — мышь.
— Что планируете делать дальше?
— Мои адвокаты готовят сегодня иск в господина Бранда. Я буду требовать от него публичных извинений. К тому же я жду приглашения от наших правоохранительных и компетентных органов, чтобы дать объяснения по поводу обстоятельств этой истории.
Я убежден, что вся это «дело» рассыплется и обвинение будет опровергнуто. Конечно, обидно, что я оказался в такой ситуации. Я — маленький человек, но патриот своей страны, и мне обидно, что там кто-то в Европе мог подумать о моей стране что-то дрянное. Я надеюсь, что правоохранительные органы найдут коллекцию и она вернется в Голландию, хотя после действий господина Бранда сделать это будет гораздо сложнее.
Светлана БОЖКО, ДЕНЬ