ПОСТГЕНОЦИДНЫЙ СИНДРОМ В УКРАИНЕ

ПОСТГЕНОЦИДНЫЙ СИНДРОМ В УКРАИНЕ

Именно этот синдром, по заключению доктора истории Джеймса Мейса, сделал Украину той странно-несостоятельным государством, которая отличается в лучшую сторону от всех других государств мира. Именно он лишил нашу страну собственной национальной элиты. Вместо нее больные на него граждане выбирают на всех уровнях только сладкоголосых воров и коррупционеров. Последние и сделали из Украины такой себе холдинг для своего собственного обогащения, в котором все другие государственные институты (наука, образование, медицина, культура, армия, специальные службы) финансируются лишь по остаточному принципу.
В результате этого отсутствия национальной элиты Украина добровольно избавилась от своего ядерного потенциала и стала объектом агрессии со стороны России, в которую наши поистине карикатурные «отцы нации» и направили в свое время все наши тактические и баллистические ракеты и боеголовки. А результатом их правления за четверть века стало то, что Украина по среднему уровню жизни ее граждан уже опустилась до уровня беднейших африканских стран!
Постгеноцидный синдром сделал коррупцию в нашем государстве непреодолимой, ибо она укоренилась на генном уровне наших сограждан, три четверти которых откровенно ее разрешают даже во время социальных опросов.
Именно геноцид 1933 года сделал абсолютно большую часть украинских крестьян жалкими рабами, которые не хотят своими семьями обрабатывать свои земельные паи, а отдают их в аренду за копейки земельным баронам. Результатом этого стало то, что украинские черноземы сегодня стоят в шесть раз меньше, чем польские глиноземи. Именно это обстоятельство и порождает реальную угрозу тотальной скупки ее за бесценок отечественным олигархатом.
Как известно, наиболее жестокий по своим последствиям искусственный голод был в 1933 году именно в юго-восточных (степных) регионах Украины, потому что выжить лишенным большевиками всего съедобного крестьянам в лесу было значительно легче, чем в голой степи.
С этой разницы и зародилась и существенное различие в ментальных изломах постгеноцидних крестьян юга и востока от всех других регионов Украины. К тому же часть тех восточников очень хорошо видела, что за близким и условным российским рубежом никакого Голодомора не было. А поскольку, по свидетельству очевидцев, которые его пережили, Голодомор был значительно страшнее Вторую мировую войну, то лишены тем геноцидом украинской ментальности крестьяне сделали для себя вывод, что единственной гарантией неповторения голодоморного ада для них может быть максимальное сближение с русскими вплоть до собственного превращения в них.
Это и стало краеугольным камнем воспитания теми крестьянами своих детей и внуков, которым они искренне желали только добра. Вот почему, если на выборы именно в приграничных с Россией степных областях (Луганской, Донецкой и Харьковской) пойдет под российским триколором не то что Янукович или Кернес, а даже дьявол, он будет просто обречен на победу!
Понятно, что БЕЗ ПРЕОДОЛЕНИЯ этого постгеноцидного синдрома никакие реальные реформы в Украине не возможны, как и сближение с НАТО и Евросоюзом, включая желанным украинцами безвизовым режимом. Но, к большому сожалению, я знаю только трех (!) людей, которые все это хорошо понимали. Это покойные митрополит Андрей Шептицкий и тот самый Джеймс Мейс, а также всемирно известный социолог, доктор философии Фрэнсис Фукуяма.
Александр КРАМАРЕНКО,
заслуженный журналист Украины