Владимир Тутевич: Еду на восток, потому что знаю, что я там нужен, что меня ждут

 Владимир Тутевич: Еду на восток, потому что знаю, что я там нужен, что меня ждут
Недавно свободовец осуществил свою 19-ю волонтерскую поездку на передовую.
Руководитель Млиновской районной организации ВО "Свобода" (Ровенщина) и председатель Млиновской райсовета Владимир Тутевич (на фото - справа) имеет уже немалый волонтерский опыт - возит помощь бойцам почти с самого начала российско-украинской войны. Говорит, что за это время на фронте много чего изменилось, и рассказы власти о 100-процентном обеспечении войска не всегда правдивы. Бойцам до сих пор нужна поддержка людей доброй воли.
- Я БЫЛ НА МАЙДАНЕ с первого до последнего дня, - рассказывает господин Владимир. - После Революции Достоинства меня избрали председателем районного совета в Млинове. И уже занимая должность, не раз брал отпуск за свой счет и ехал на фронт. Последний раз, несколько недель назад, осуществил свою 19-ю поездку. Кто побудил меня к такому решению? Наверное, моя совесть, совесть. На востоке воюет много моих друзей и знакомых, а сам я не мог с ними быть. После того, как возглавил райсовет, должен был наводить порядок в районе. Вы себе даже представить не можете, что тут творилось! Наш район был "красный"... Когда семь лет назад я приехал из Ровно, чтобы создать здесь "Свободу", меня воспринимали как неадекватного человека. А недавно мы открыли в Млинове памятник Бандере. Возле него постоянно убирают, поливают цветы... ни Один памятник так не ухаживают. Я никому за это не плачу, специально на этом не акцентирую, и кто все равно это делает. Значит, что-то таки изменилось.
- Куда именно Вы ездите, кому обычно возите помощь?
- Раньше ездил до Авдеевки, Красногоровки, Марьинки, Славного, заезжал в Курахово, когда там стояла "Карпатская Сечь". Конечно, сам не еду, потому что одному трудно - обычно беру с собой одну или две человека. Чаще всего со мной ездил руководитель Ровенской пресс-службы ВО "Свобода" Евгений Иванишин. Именно к Евгению стекается вся информация: у кого нет продуктов или воды, где поломалась машина, кому надо качественную амуницию... Тогда мы быстро закупаем все необходимое и отправляемся. Больше всего ездили к сечевиков и к "Карпатской Сечи", посещали 14-ту бригаду и ребят из Нацгвардии, в которой тоже служат свободовцы. После шести поездок увидели, что им надо не только продукты и берцы, но и нечто такое, что поддерживало бы бойцовский дух. Так мы начали награды от ВО "Свобода" - именные ножи с выгравированным псевдо воина и надписью "За честь и доблесть. От ВО ʺСвободаʺ". Подарили уже почти сотню таких ножей, и не только свободовцам. Это хорошая, недешевая вещь, ребята довольны. Недавно, к слову, вручал их на полигоне возле Ровно, потому что не успел завести на передовую. К сожалению, потому что один чем пришлось вручить посмертно родным - боец "Батя" с 14-й бригады погиб...
- Что обычно везете на фронт?
- Разное. Бинокли, комплекты мощных раций, глушители на автоматы, каски, когда еще была потребность - бронежилеты, берцы, раскладные кровати... Всего и не назовешь сразу. Относительно продуктов, то мы наладили связи с производителями колбас. Когда отправляемся на передовую - звоним им и каждый потихоньку что-то дает. В Ровно есть одна фабрика, производящая печенье. Она также нас мощно скачивала. Есть такие предприниматели, которые помогают соляркой. Хотя больше всего помогал известный меценат из Ровенщины Виктор Мялик. Когда надо было, мы обращались к нему, он закупал военную форму, берцы - все, что надо. Однажды даже передали от него БРДМ в "Карпатскую Сечь". На армию он потратил миллионы... Я также за свой счет купил одну машину (микроавтобус Фольцваґен) и отвез в Авдеевку бойцам батальона особого назначения МВД "Сич". Знаю, что ее переоборудовали как скорую помощь и она не раз помогала ребятам в происшествии.
...Когда едем, я сообщаю и другие свободівські организации о рейсе, и если кто-то хочет присоединиться, то довантажуємося в других городах. Нам всегда мощно помогают ровенские националисты. Бывало, что забирали по дороге посылки из Киева, Черкасс, однажды глава Харьковского "Свободы" Игорь Швайка передавал бойцам печку. Когда нам звонят и говорят о своих потребностях, мы не баримося, неделя-две - и вперед. Однажды мне позвонил Евгений Иванишин и говорит, что в Авдеевке уже две недели ребята сидят без нормальной еды: есть только сухпайки и хлеб. Тогда за день все собрали и вечером выехали к ним. Мы были первые волонтеры, которые туда заехали.
- Вот так власть заботится о наших ребят...
- О нет! О заботе здесь трудно говорить. Когда туда заезжаешь - видишь другую картину, чем в телевизоре. Последний раз я был в Славном (Марьинский район), почти под Оленівкою (Волновахский район), где раньше стояла 14-я бригада. Видели бы вы, в каких блиндажах они ночуют! Всего один настил, который не защитит! Если бы вдруг туда упала мина - это была бы братская могила. Власть о них совсем не заботится, хоть ребята не сидят на месте - все время меняют место дислокации.
...Рассказы о том, что наше войско обеспечено - не всегда правдивы. Машины, которые им волонтеры привезли, часто ломаются, их надо ремонтировать. Некоторые уже превратились в лом, все на ходу отпадает. Наше войско обеспечено только на первой линии фронта по эту сторону. Здесь ездят на хороших машинах, хорошо одеты, живут в качественных блиндажах и спят на кроватях. А там, на самой передовой - ничего нет. Почему так? Может, чтобы те, что впереди, не могли убежать обратно? Как когда-то было - "заградотряди", помните? Это нечто подобное, видимо... Потому что другого ответа на этот вопрос не могу дать.
- Бывало такое, что случайно встречали свободовцев на фронте?
- Очень часто. Последний раз, например, встретил свободовца-татарина. Старший уже мужчина. Я даже сфотографировался с ним на память. Командир о нем очень хорошо отзывался, и мы решили сделать ему подарок - изготовить именной нож на память. За неделю-другую буду отправляться снова на фронт - буду иметь возможность вручить его собрату.
- Надолго ездите?
- Бывает, три-пять дней, бывает, и недели две. Однажды с нами ехала и редактор журнала ВО "Свобода" Галина Черная. Тогда у нас была поездка с приключениями, поломался бус... Сейчас, правда, я купил еще одного: когда первый ломается, беру второй. Потому что не всегда между поездками успеваешь приготовить машину для путешествия.
- На передовой довольно часто общаетесь с бойцами. О чем Вам рассказывают, какие еще имеют потребности?
- У них одна потребность: чтобы дали команду идти вперед. Все остальное - быт. Продуктов им хватает, даже на передовой, под Оленівкою, не бедствуют. Поэтому наибольшая потребность - не стоять на одном месте, потому что рядом падают мины, а им нельзя стрелять. И даже при таких условиях настроение у ребят боевое.
- Как волонтер со стажем, скажите, что самое сложное в этой деятельности?
- В последнее время стало трудно собирать помощь. Люди относятся к этому уже не так ответственно. Если по телевидению рассказывают, что армия полностью обеспечена, зачем людям что-то давать? Тяжело, когда тебя без конца останавливает полиция на территории Днепровской и Полтавской областей, допрашиваются о документах, о причине поездки, требуют удостоверение волонтера (для этого надо в юстиции зарегистрироваться как волонтерская организация). Это убивает морально. В такие моменты думаешь, что это уже последняя поездка. Но когда приезжаешь туда, снова понимаешь, что скоро вернешься.
- Какие опасности подстерегают на волонтера, что грозит в дороге?
- Был такой случай. Однажды поздно вечером мы возвращались на базу после того, как развезли всю помощь. Видим, перед подъездом до блокпоста стоит женщина с телефоном. Проехали метров 50 по полю, миновали шлагбаум, заехали за поворот и вдруг позади взрывается мина. Вот и думай: то и женщина хотела нас со свету свести, то ли просто совпадение? Мы ехали в машине и не слышали взрыва, а утром нам про то рассказали. Говорили, что мы родились в рубашках, потому что взрыв раздался через пол минуты после того, как заехали за поворот.
Поэтому волонтеру лучше нигде не останавливаться. Не дай Бог, спать в зеленых насаждениях. Это опасно. Когда еду, на моем бусе всегда развеваются сине-желтый и красно-черный флаги. И трезубец. Бывает, где-то остановишься и сразу замечаешь, что людей аж перекашивает от этого зрелища, что они готовы броситься на машину. Но есть и доброжелательные люди, которые сами останавливаются на улицах, здороваются, расспрашивают. Как-то мы ночевали в Красногоровке, в заброшенном доме, и местная жительница принесла нам пельмени. Вкусные были! Ребята говорили, что они часто дают ей продукты, а она им готовит. Хотя ее муж воюет с сепаратистами. Женщина против того, потому что у них шестеро детей, и ничего не может поделать. Помогает ребятам, а они - ей. Наши военные, кстати, часто помогают местным жителям. В Марьинке, например, сами ремонтировали школу...
Поэтому несмотря на все опасности и неприятности, которые происходят с тобой на востоке, все равно едешь туда, потому что видишь, что ты нужен, что тебя действительно ждут. Лица ребят начинают светиться изнутри. Вот это самое приятное. А так - я, как и все... Я просто националист.
Беседовала Леся БАСАРАБ