Выборочное опеки: Закон об амнистии участников "АТО" не защитит добровольцев

Выборочное опеки: Закон об амнистии участников "АТО" не защитит добровольцев
Недавно принятый законопроект "Об амнистии", в частности, амнистию участников боевых действий, уже традиционно разделил общество на два лагеря — адептов позиций "Измена!" и "Победа!". Но и традиционно истина где-то посередине.
Адепты "Измены" театрально жалуются, что теперь фронтовики станут уголовными авторитетами, которые будут держать в страхе всю Украину — хоть убивай, хоть грабь, хоть ґвалтуй, а все тебе будет, как с гуся вода. Здесь стоит понимать, что в тексте документа четко прописано, что амнистировать могут только бойцов, которые совершили не тяжкие и не особо тяжкие преступления, к тому же, большую часть законопроекта № 4255 "Об амнистии" занимает перечень статей УК, на которые не распространяется действие этого документа. Итак, заявления о вседозволенности и сплошные индульгенции — чисто манипуляция.
Адепты "Победы" радуются, что отныне наконец прекратится преследование героев войны, арестованы воины выйдут на волю и в целом воины законодательно будут защищены. Здесь следует понимать, что маховик государства не заинтересован в полном защит воинов, которые в любой момент могут стать движущими силами движения сопротивления. Значит, здесь не все так просто — остаются щели, сквозь которые длинная рука политических преследований может достать фронтовики.
Во-первых, этот закон не распространяется на бойцов-добровольцев. В статье 2 законопроекта № 4255 "Об амнистии" сказано, что от наказания освобождаются "лица, которые защищали независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, принимали непосредственное участие в антитеррористической операции, обеспечении ее проведения, находясь непосредственно в районах антитеррористической операции в период ее проведения, получили статус участника боевых действий". Как известно, бойцы добровольческих образований не получают статус УБД, а затем добровольцы так и остаются "вооруженными преступниками" и их можно бросить за решетку при первой же возможности.
Во-вторых, когда власть, руководствуясь политическими мотивами, преследует воинов, то "шьют" им отнюдь не те статьи, на которые распространяется амнистия. Даже если бы бойцы Добровольческого Украинского Корпуса "ПС" теоретически имели статус УБД и могли рассчитывать на защиту в соответствии с этого закона, то особой пользы от того было бы мало. Вспомним, какие подозрения вручили правым добровольцам. Мукачевским повстанцам инкриминируют создание преступной организации и участие в ней и террористический акт, повлекший гибель человека. Тяжкое преступление, амнистии не предусмотрено. Вторая "Барса" был обвинен в похищении человека, разбое и незаконном завладении транспортным средством — рассчитывать на амнистию можно было бы разве что по поводу последней статьи. Друзья "Бес" и "Хорват" подозреваются в хулиганстве с применением огнестрельного оружия — в случае строгого приговора, лишение свободы до 7 лет, тоже не могли бы рассчитывать на защиту. К тому же, "Хорвату" инкриминируют разбой с применением огнестрельного оружия, что тоже не подпадает под действие закона "Об амнистии". Если говорить о других бойцов, которые могли бы рассчитывать на действие этого закона, но которых преследует система, то им также "шьют" статьи, которые выходят за действие документа так же. Соответственно, если система замыслила тебя убрать, то никакой закон об амнистии на помощь не придет.
И, в-третьих, согласно статье 11 закона "Об амнистии", решение о применении или неприменении амнистии принимается судом относительно каждого лица индивидуально после тщательной проверки материалов личного дела. То есть с одной стороны это может быть гарантией того, что откровенные преступники не смогут прикрываться статусом УБД, что чиновники, правоохранители, которые получили "липовые" удостоверения, не смогут воспользоваться иммунитетом, но с другой стороны этот суб'єктивний момент может стать на пути реальной защиты бойца, который того требует, если судьи настроены против него и могут просто решить, что в отношении него закон применять не стоит.
Бесспорно, в случае выполнения закона будут прослеживаться положительные тенденции. Скажем, добытые трофеи или вынужденное пользование чужим транспортным средством во время боевых действий не будут считаться противоправными действиями. Да, это нонсенс — судить военного за то, что он выполняет свой долг'связь и защищает страну. Впрочем, это выглядит немножко абсурдно: амнистирован — значит, виновен, но прощен. Если бы в стране официально было бы признано, что идет война и объявлено военное положение, то не возникало бы вопросов относительно оценки действий солдат в зоне боевых действий.
Защиту смогут получить военные, которые переживают посттравматический синдром. Сначала обсуждалось, что амнистия должна касаться только преступлений, совершенных на территории выполнения боевых задач, но, в конце концов, в окончательном тексте закона не прописано территориальное ограничение, то есть могут амнистировать бойцов, осужденных за нетяжкое преступление в тылу. Бесспорно, здесь существует риск, что заодно от наказания освободят и тех, кто умышленно совершил противоправные действия, четко осознавая это. Однако, это открывает возможность защитить демобилизованных бойцов, которые после перенесенного стресса во время боевых действий не смогли психологически реабилитироваться и адаптироваться к жизни в тылу. Сейчас известно немало случаев, когда бойцов в тылу провоцируют, после чего происходит драка и вчерашнему герою сегодня вручают подозрение, скажем, в хулиганстве. Если в некоторых штатах США пом'якшують приговор или освобождают от наказания женщин, совершивших противоправные действия во время ПМС, мотивируя это психологической неустойчивостью в этот период, то защитить бойцов с уязвимой психикой тем более естественно.
Не поможет закон также тем, кто в результате политических преследований подолгу находится в СИЗО: амнистия не распространяется на тех, кто находится под следствием.
Документ станет полноценным законом только после того, как его подпишет президент. Глава государства может ветировать закон. Поэтому, пока амнистия существует только в теоретическом измерении.