Секрет «незапятнанности» Сталина. Аргумент Путина не выдерживает критики

Секрет «незапятнанности» Сталина. Аргумент Путина не выдерживает критики
(Рубрика «Точка зрения»)

«Принципиально важно опираться только на архивные документы, свидетельства современников и избегать каких-либо идеологических и политизированных домислювань», – отмечает в своей статье про Вторую мировую войну российский президент Владимир Путин. Однако это не мешает ему делать очень субъективные оценки, которые к тому же рассчитаны разве что на людей плохо знакомых с тогдашними событиями.

В контексте «недомислювання» больше всего поразил следующий пассаж:

«В отличие от многих тогдашних руководителей Европы Сталин не запятнал себя личной встречей с Гитлером, который считался тогда в западных кругах вполне респектабельным политиком, был желанным гостем в европейских столицах».

Можно подумать, будто встречи с гитлеровским министром иностранных дел Иоахимом Риббентропом – это меньший «зашквар». Думаю, нет большой разницы, кто был «желанным гостем» в Москве (а воспоминания о посещении в Риббентропа остались хорошие) – Гитлер или уполномоченное им лицо.

В конце концов, был обмен любезными телеграммами между Сталиным и Гитлером. Была сталинская телеграмма том же Риббентропу, в которой говорилось о том, что «дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной». На таком фоне писать о незапятнанное сталинское реноме как-то не выпадает.

Кстати, сам тезис, будто Гитлер был «желанным гостем в европейских столицах», достаточно сомнительна. Во всяком случае, придя к власти, Гитлер не часто совершал официальные зарубежные визиты. В частности, в Италии побывал. Чужие столицы – как перед Второй мировой, так и в ее начале – он посещал в основном после того, как туда вступали немецкие войска. Но здесь уже никоим образом не идет о чьей-то гостеприимство и о «желанного гостя».

Впрочем, вернемся к сталинской «незапятнанности» в глазах российского президента. Вождь без должности

Аргумент об отсутствии личной встречи не выдерживает критики, учитывая тогдашние исторические реалии. На самом деле, тут надо понимать, что Сталин возглавил советское правительство лишь 6 мая 1941 года! А до того, хоть имел единоличную власть и был «великим вождем и учителем», формальных государственных должностей не занимал (ну, разве был депутатом Верховного Совета СССР). В качестве кого Сталин должен был бы встречаться с Гитлером?

Зато главой Совета народных комиссаров (правительства) и руководителем внешнеполитического ведомства был Вячеслав Молотов, а формальным главой государства – председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. А Сталин от июля 1923-го (когда он оставил пост наркома национальностей) и до мая 1941-го занимал только партийную должность – генеральный секретарь ЦК ВКП(б).

Поэтому, в качестве кого Сталин должен был бы встречаться с Гитлером? Ведь Гитлер не только возглавлял нацистскую партию, но и был фюрером и канцлером – главой государства и правительства. Другими словами, на тот момент вождизм Гитлера был формализован государственной должностью, а вождизм Сталина – еще нет.

Именно поэтому известный Договор о ненападении (и секретный протокол к нему), а впоследствии Договор о дружбе и границе от имени СССР подписывал глава советского правительства Молотов.

Хотя Сталин принимал активное участие в переговорах и присутствовал при подписании документов. Именно поэтому в Берлин в ноябре 1940-го летал глава советского правительства Молотов и вел переговоры со своим немецким визави Гитлером. Хотя инструкции относительно переговоров Молотов получил от Сталина.

Сталин возглавил советское правительство лишь за полтора месяца до начала немецко-советской войны. Почему он решил формализовать свою власть именно в это время – историки до сих пор не дали однозначного ответа. Но однозначно можно сказать, что в этот период личные переговоры между Сталиным и Гитлером были уже не актуально. Статья Путина про Вторую мировую войну. В ней говорится и о Степане Бандере