Кто вас проплатил? Павел Казарин о войне и 5 типов украинских медиа

Кто вас проплатил? Павел Казарин о войне и 5 типов украинских медиа
(Рубрика «Точка зрения», специально для Крым.Реалии) Кто вас проплатил

Мы любим повторять, что правда обречена победить. Но это не так. Побеждает тот, кто навязал свою правду другим.

В слове «война» нам прежде всего чудится лязг танковых гусениц. Мы продолжаем считать, будто битвы ведут ради квадратных километров. На самом деле, полем боя давно стала не реальность, а наше представление о ней. И если вы не кормите свою медіаармію ‒ готовьтесь к тому, что вас завоюет чужая. Мотивы которой будут определяться мотивами ее спонсоров. Пять типов украинских медиа

Источники финансирования делят все украинские медиа на пять типов.





Госбюджет. Если в России все крупнейшие медиа кормятся из государевых рук, то в Украине ‒ все наоборот. Бюджетные деньги получает только «Общественное», причем объемы финансирования явно не соответствуют поставленным задачам. Этот холдинг вынужден быть пасынком медиарынка ‒ средств не хватает, техника старая, а процедуры делают его негибким.





Западные деньги. В эту категорию попадают сразу два типа медиа. Те, кто живет за средства грантов («Общественное» и «Общественное радио»). И украинские редакции международных холдингов (Радио Свобода, Deutsche Welle, «Голос Америки»). Теоретически они могут позволить себе не искать рекламодателей, не гнаться за количеством в ущерб качеству и не ориентироваться на кликабельность. В то же время все они остаются неким «минимальным информационным прожиточным минимумом» для украинского потребителя. В стране, где победил телевизор, они занимают важную, но не угловую нишу.





Российские деньги. Самые высокие зарплаты, самый токсичный контент и самая одиозная подача ‒ вот три кита, на которых стоят эти медиа. Их задача – демонтаж украинского суверенитета и продвижения повестки дня капитуляции

В зависимости от задачи они могут или продвигать кремлевскую картинку реальности, или разрушать украинскую. Кто-то занимается прямой пропагандой. Кто ‒ атакует украинские нарративы. Кто ‒ погружает зрителя в рукотворный хаос, разрушая сам концепт факта. Тщательно подобранные пропорции правды и лжи позволяют им отбиваться от обвинений в ангажированности.

В меру сил они пытаются играть в респектабельность, приглашая на работу известных медиаперсон. Притворяются оппозицией и прикрываются свободой слова. В конце концов, их задача упирается в демонтаж украинского суверенитета и продвижения повестки дня капитуляции. К тому же, их работу облегчают амбиции отечественных комментаторов, готовых «ходить в телевизор» независимо от финального задания медиа.





Финансово-промышленные группы. Традиционно им принадлежат крупнейшие телеканалы украинского рынка. В предыдущие годы, когда ФПГ получала в свое распоряжение некий ресурс ‒ она создавала эшелонированную систему его обороны, включая политические партии и СМИ. А потом степень токсичности владельца непосредственно влиял на степень токсичности подконтрольного ему медиа.

Повестка дня каждого телеканала зависит от того, как складываются отношения его владельца с властью. Одни ‒ вслед за владельцем ‒ принимают активное участие в политических играх. Другие ‒ пытаются осваивать бизнес-модели. Украина остается «телевизионной» страной, в которой большинство аудитории получает информацию с телеэкрана, а потому этот тип медиа продолжает быть основным для массового сознания.





Аудитория. Этот пункт объединяет медиа, которые пытаются быть бизнесом. За них платит аудитория: либо непосредственно (через пожертвования или подписку), или опосредованно (просмотром рекламы). Проблема лишь в том, что в украинской реальности подобный подход срабатывает довольно редко. Рынок рекламы мизерный, конкуренция со «СМИ на содержании» высокая, а читатель не приучен платить за контент.

К тому же, украинский читатель относит получение информации к категории «развлечений» и «социализации», хотя, на самом деле, это история о безопасности. В результате он готов платить за свои базовые потребности (по Маслоу), но не вносит в их числе «картинку реальности». Тот факт, что в итоге такого подхода страна регулярно выбирает популистов и проходимцев ‒ не заставляет никого учиться на ошибках.

Проблема еще и в том, что Украина ‒ это бедная страна Восточной Европы. Один из подсчетов показывает, что спрос на качественную информацию возникает в тех странах, где две трети населения имеют имеющийся годовой доход в $ 7300 (по паритету покупательной способности). Причем этот пороговый прибыль должна не падать последние десять лет. Если это правило не выполняется, то на информации граждане экономят.



Победить можно и без танков

Мы продолжаем представлять войну в категориях двадцатого века. Проблема в том, что эти представления не имеют с реальностью ничего общего. Наши мысли определяют наши поступки, а потому победить нас в войне можно и без танковых клиньев.

А кто платит за ваш контент? «Повод для вторжения. Кремль объявляет носителей русского языка собственностью России»