Павел Казарин: «Спасибо карантина!»

Павел Казарин: «Спасибо карантина!»
(Рубрика «Точка зрения», специально для Крым.Реалии) Это очень неуместный текст. Во-первых, потому что эпидемия продолжается. До этого найбезжальнішим с недавних считался вспышка эболы, который убил 12 тысяч человек. Коронавирус убил 320 тысяч ‒ и эта цифра только растет. Во-вторых, потому что карантин лишил многих ‒ много чего. Кто-то расплатился бизнесом, кто ‒ то- карьерой, кто ‒ планами. Те, кому после эпидемии придется начинать все с нуля ‒ вряд ли будут готовы согласиться с заголовком. В-третьих, потому что карантин может возобновиться. Мы не знаем, будет ли вторая волна пандемии. Станет ли вирус мутировать. Получают те, кто переболел, иммунитет. С равной долей вероятности худшее может быть, как позади, так и впереди.

Но я все-таки это скажу. Я буду скучать за карантином. Ни одна сумма на банковском счете не может подарить своему владельцу все то, что мы наблюдали в последние два месяца

Наверное, это трепет перед масштабом. Тем самым, который невозможно купить за деньги. Ни одна сумма на банковском счете не может подарить своему владельцу все то, что мы наблюдали в последние два месяца.

Я никогда не стоял на пустом проспекте в разгар рабочего дня. Никогда не видел безлюдный центр в час пик. Никогда не слышал звенящей тишине на столичных улицах.

Пандемия напомнила о значении слова «глобальное». Человечество снова нашло прямую и явную угрозу ‒ и нам снова есть против чего дружить. Карантин прорезал границы на карте, но внутри этих границ мы боимся одного и того же. Делаем похоже и обсуждаем одинаковое. Карантин изменил ритм и перелицевал ценности

Карантин изменил ритм и перелицевал ценности. Мы привыкли к тому, что карьера требует от тебя сверхзвукового. Ты должен успевать, побеждать, опережать. Правильным проведением времени считается эффективное. Новый рекорд. Новое достижение. Новая покупка. А потом пришла пандемия и поставила мир на паузу. Карантинная норма оправдала тех, кто устал бежать

Карантинная норма оправдала тех, кто устал бежать. Тех, кто устал спешить. Время работает на тебя не потому, что ты ставишь рекорды, а просто по факту того, что ты сидишь дома. Все остальное вторично ‒ и этой индульгенции безделья мне лично будет не хватать.

Фабрика тщеславия свергнута. Самый шикарный ресторан из доступных ‒ «МакДрайв». Самое живописное место из возможных ‒ лес. Самый ценный навык ‒ умение уживаться с семьей. Твоя целостность измеряется способностью быть наедине с собой ‒ и статусное потребление перестает быть палочкой-выручалочкой.

А еще я думаю о том, что у нас всегда было универсальное оправдание. График. Мы привыкли с его помощью объяснять самих себя ‒ самим себе. Мол, именно он не оставляет нам времени на счастье. Мол, если бы не он ‒ мы бы читали книги. Писали книги. Тратили бы время на семью. Так вот, хорошая новость ‒ графика больше нет. Последние два месяца у каждого был момент истины. И как вам результаты? Каждый из нас знает десяток причин, почему несчастлив. Потому что нет времени

Каждый из нас знает десяток причин, почему несчастлив. Потому что нет времени. Потому что командировки. Нам кажется, что как только в «рабочей» части уравнения начнет спадать ‒ в «счастливой» будет прирастать. Но оказалось, что в уравнении многих есть только одна сторона ‒ та, что о графике. И если она истончается, то прирастает лишь пустота. «Коронавирус и агрессия России вынуждает Киев пристально следить за падением цены на нефть»

Возможно, умение быть счастливым ‒ это тоже талант. Вроде таланта писать книги и сочинять музыку. Мы просто привязали нашу фригидность к размеру зарплаты ‒ и начали оправдывать свое несчастье собственной карьерой. Отдаляя в меру сил от себя тот простой факт, что счастливыми быть не умеем. А потом пришел карантин, запер нас наедине с собой ‒ и заставил два месяца подряд смотреть в зеркало.

Поздравляю, незнакомцу. У тебя мое лицо. «Повод для вторжения. Кремль объявляет носителей русского языка собственностью России»