Голоса заблокированных: как живут те, кого два месяца не пускают в дома и семей

 Голоса заблокированных: как живут те, кого два месяца не пускают в дома и семей


С 22 мая Украина переходит на адаптивный карантин: вводится много смягчений, кое-где даже начнет ходить междугородний транспорт. А теперь представьте, что между 21-м (закрытии пунктов пропуска с ОРДО) и 23-м (ОРЛО) марта вы просто стали бомжом. Ваш дом остался по одну из сторон линии соприкосновения, а вы живете у чужих людей без доходов и нужных вещей. И когда это прекратится, никто не говорит.

Так живут много людей, и Радио Донбасс.Реалии уже не раз рассказывал их истории.

За месяц мы не получили никакого ответа на запрос от Кабинета министров, Министерства реинтеграции ТОТ и Офиса президента относительно этой ситуации.

Лишь заместитель командующего ООС Богдан Бондарь имел смелость прийти в эфир и отвечать прямо на вопросы людей: он привел аргументы, почему КПВВ закрыты, и пообещал помочь тем, кого это поставило в затруднение. «КПВВ было закрыто по решению правительства, в то же время мы давали возможность для перемещения лицам, у которых была необходимость пересекать линию столкновения. Мы максимально прислушиваемся к проблемам, с которыми люди обращаются к командующему. Около 25% даем позитив на перемещение», – сказал Бондарь.

Через линию действительно пропускали в исключительных случаях: это лечение или похороны. Но исключение не касался людей, которые просто нуждались попасть в родные стены во время эпидемии.

Накануне Радио Донбасс.Реалии сообщили в штабе Операции объединенных сил, что КПВВ 22 мая не открываются.

Мы спросили людей, которые уже 2 месяца борются за попадание домой: как они живут? Наталья: у ее мужа по другую сторону линии разграничения начали отказывать почки

– Я еще раз ездила на КПВВ 6 мая. И мне там снова отказали. Просто сказали: все закрыто, и пускать не будем. Вплоть до 22 мая. И что я теперь слышу? Вот 22 мая, ничего не решено.

В Станице Луганской (пропуск в Луганские области – ред.) людей снова пропустили. Уже третий или четвертый раз. Как-то там договариваются. А в Донецкой области выехать не можем. Муж лежит никакой. Соседка ходит, ему носит еду. Он сам себе не может готовить ничего там

Звонила командующему ООС, я туда писала, подавала документы, мне пришел ответ: ждите окончания карантина. А у меня вопрос такой, что там уже не ждет: муж лежит никакой. Соседка ходит, ему носит еду. Он сам себе не может готовить ничего там. Я же там занималась огородом. Какие-то ранние выращивала овощи: редиску, огурцы. В это время я уже там могла торговать, заработать что-то и купить ему эти лекарства. Оно стоит в Украине 2300 гривен.

Подавала документы омбудсмену. А они мне дали ответ: ваш запрос взят в разработку, ожидайте в течение месяца. Как это можно: в течение месяца такие гуманитарные вопросы! Неужели нельзя решить? Юлия: заблокирована с двумя детьми

– Я заблокирована с двумя детьми без средств к существованию. Дома в Донецке у меня свое жилье.

Мы приехали сюда в гости на несколько дней, а обратно нас уже не выпустили. говорят: ждите конца карантина. Дочь у меня астматик. Этой весной нужно было снова делать обследование, на которое мы не попали

Мы уже обращались к командованию ООС – это все нет смысла. Ничего не решается. Сидим.

Несколько дней еще протянем, но младшая дочь у меня астматик. Мы стоим на учете у пульмонолога в Донецке. Этой весной нужно было снова делать обследование, на которое мы не попали.

Жить и кормить детей на этой стороне больше не имею возможности. Виктория: за 2 месяца в ОРДЛО ее уволили с работы в Харькове

– Я до сих пор в Макеевке. Я была официально трудоустроена, но поскольку я не смогла приехать, меня попросили написать заявление на увольнение. Я осталась без работы. Дали бы проехать в одну сторону. Я бы с удовольствием сидела дома, с мужем, на карантине, на самоизоляции – на чем угодно!

Здесь много таких людей, мы созваниваемся, звоним на горячие линии. Я писала в Штаб ООС – мне отписали: «предлагаю вам с пониманием отнестись к ограничениям и отказаться от поездки».

Сложно финансово. Я тут сижу на шее у родственников. Если бы я сразу знала, на сколько здесь задержусь, я бы искала какой-то подработку. А так я сижу на чемодане.

Там меня ждет муж, мы в гражданском браке. Мне и в больницу надо, так получилось, что у меня было кесарево сечение и ребенок умер. Получилось, что я уехала на неделю к родственникам, а муж там сам столько уже.

Тяжело и морально, и финансово.

Дали бы проехать в одну сторону. Я бы с огромным удовольствием сидела дома, с мужем, на карантине, на самоизоляции – на чем угодно! Много ли таких людей?

В общественной организации «Право на защиту», которая оказывала правовую помощь в подобных ситуациях, говорят, что за 2 месяца карантина домой прошли далеко не все. Но пересекли линию все же около 80% людей. Есть те, кто ждет этого еще с начала карантина, а есть новые случаи. Муж уже три недели не может попасть домой, хотя он там очень нужен и он везет лекарства ребенку

«Они частично проживают в Станице Луганской, частично приезжают из разных регионов, в основном, из Киева это уже более молодые люди, те, кто потерял работу и возвращается на место проживания. Например, сейчас есть муж, который возвращается с заработков, у него взрослый ребенок, но с инвалидностью, ухудшилось ее состояние, и он принял решение возвращаться в Украину. И вот он уже три недели не может попасть домой, хотя он там очень нужен и он везет лекарства ребенку», –комментирует Елена Грекова, руководитель Северодонецкого офиса организации.

В Луганской области происходили пропуски, судя по сообщениям ВЦА, чаще, чем в Донецкой.

Го��ова Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Кириленко говорит, что открытие КПВВ может сорвать всю работу по установке контроля над инфекцией (хотя речь идет не об открытии, а о пропуск отдельных лиц в их дома).

«Ситуация с COVID-19 действительно контролируемая. Донецкая область третья снизу. Меньше инфицированных лишь на Луганщине и Черниговщине. До открытия КПВВ нужно будет подойти взвешенно. Это один из крайних мер снятия, вообще – это выход из карантина будет. Если мы откроем КВПП, все меры, которые мы предприняли, могут быть сведены на нет. Поэтому люди должны отнестись к этому с пониманием», – говорит Кириленко. Как пропуск происходит?

Украинская сторона постоянно подчеркивает: если даже человек пропустят здесь, не факт, что пропустят на блокпосту российских гибридных сил. Поэтому сейчас фамилии пытаются согласовывать с обеих сторон.

Это очень похоже на обмен пленными, грустно иронизирует Елена Грекова – так звучат формулировки: 35 на 38...

Часть людей добирается домой нелегальными путями. Иногда позже они попадают в списки – но это уже никому не нужно.

Также случаются случаи, когда людей пропускали с украинской стороны, но останавливали на блокпостах боевиков. ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ


(Радио Донбасс.Реалии работает по обе стороны линии разграничения. Если вы живете в ОРДЛО и хотите поделиться своей историей – пишите нам на почту Donbas_Radio@rferl.org в фейсбук или звоните на автоответчик 0800300403 (бесплатно). Ваше имя не будет раскрыто).