«Таврию» надо однозначно спасать»: о проблемах симферопольского футбольного клуба на материке

 «Таврию» надо однозначно спасать»: о проблемах симферопольского футбольного клуба на материке


После отмены карантинных ограничений судьба крымского футбольного клуба «Таврия», который был восстановлен на материковой части Украины, остается неопределенной, ‒ об этом в комментарии изданию Tribuna.UA сказал главный тренер команды Сергей Шевченко. По его мнению, футболисты просто не вернутся в клуб, потому что им не выплатили зарплаты, а спонсор так и не появился.

Еще в ноябре 2019 года «Таврия», которая играет во Второй лиге украинского чемпионата, не явилась на выездной матч и получила техническое поражение. Болельщики тогда обвинили в срыве матча руководство клуба, однако оно это отрицало. О проблемах и перспективах «Таврии», а также о состоянии крымского футбола в целом в эфире Радио Крым.Реалии рассказал вице-президент Федерации футбола Крыма Олег Комуняр.



‒ Олег, что сейчас происходит с клубом «Таврия»? За того ведения дел, которое есть сейчас в клубе, мы рано или поздно потеряем «Таврию»

‒ Действительно, он сейчас в плачевном состоянии. И можно таким образом подытожить работу руководства клуба. Команда распущена, и неизвестно, смогут ли игроки вернуться к тренировкам, потому что их обманули и ничего не выплатили. Я думаю, что не вернутся. «Таврию» надо однозначно спасать. Руководству Федерации футбола Крыма, президенту клуба Сергею Куницыну и болельщикам необходимо сесть за стол переговоров и подумать, как это сделать. Мы зашли в тупик, и если даже какое-то решение найдется сейчас и футболисты выйдут, то за того ведения дел, которое есть сейчас в клубе, мы рано или поздно потеряем «Таврию». Если это случится, то уже надолго.

‒ Мы приглашали Сергея Куницына к участию в обсуждении, однако он оказался недоступен для связи. Если получим его комментарий, то обязательно опубликуем позже. Олег, когда у «Таврии» дела пошли в худшую сторону? То, что происходит сейчас, просто ведет к смерти клуба

‒ Я считаю, что главная причина ‒ непрофессионализм нынешнего руководства клуба. Конечно, во время пандемии коронавирус трудно, экономическая ситуация не самая лучшая, но надо что-то делать. То, что происходит сейчас, просто ведет к смерти клуба. Мы как болельщики никак не можем этого допустить и принять.

‒ Кстати, по вашим наблюдениям, остались ли у клуба болельщики, учитывая трудности на протяжении последних шести лет?

‒ Конечно. Болельщики у «Таврии» остались и в Крыму ‒ они не признают фейковый российский клуб «ТСК-Таврия». Некоторые переехали на материк и посещали наши матчи. В соцсетях люди постоянно пишут на страницу клуба, Федерации футбола Крыма, очень волнуются, что мы можем потерять «Таврию». Все-таки это один из немногих выдающихся символов украинского Крыма, который еще остался, поэтому я считаю нынешнее состояние клуба позорным. Это бьет по имиджу не только «Таврии», но и всего украинского футбола и всей Украины. Клуб открыто говорит, что Крым ‒ это Украина, что он рано или поздно вернется в Симферополь. Поэтому я еще раз хочу призвать всех, кому небезразлична судьба «Таврии», к переговорам.

‒ Главный тренер Сергей Шевченко в своем комментарии «Трибуне» сказал, что «Таврия» ‒ политический проект. Согласны ли вы с этим?

‒ Это уже вызвало негативную реакцию среди болельщиков. Наверное, это необдуманные слова. Мы занимаемся «Таврией», потому что болеем за нее не один десяток лет, и она остается нашим любимым футбольным клубом, с которым мы переживали и громкие успехи, и сильные впечатления. Один болельщик написал, что сейчас хочется не то чтобы сделать «Таврию» снова большой ‒ а хотя бы чтобы за нее не было стыдно во Второй лиге. Если кто-то думает, что можно похоронить клуб и все о нем забудут, что это сойдет с рук, то это не так.

‒ Мы уже упомянули о российский клуб «ТСК-Таврия». К чему, по вашим наблюдениям, пришел футбол в анексованому Крыму? Если бы сейчас, в условиях аннексии, в Крыму проводилась Вторая лига Украины, на нее ходило бы гораздо больше болельщиков

‒ Собственно, ни к чему. Он не снискал популярности среди крымских болельщиков. Когда футбольный клуб «Севастополь» играл в Первой лиге украинского футбола, стадион ломился от болельщиков, было проблематично купить билеты на матч. Сейчас трибуны севастопольского стадиона пусты, этот футбол никому не интересен. Точно так же и с матчами «ТСК-Таврии»: клуб играет на маленьком стадионе «Фиолент», и он не заполнен даже на четверть, туда ходит до ста человек. Я думаю, даже если бы сейчас, в условиях аннексии, в Крыму проводилась Вторая лига Украины, на нее ходило бы гораздо больше болельщиков. Этот футбол интересен, в нем есть интрига ‒ команда может повыситься или понизиться в классе. В нынешней так называемой «премьер-лиге» в Крыму точки входа есть, а точек выхода нет.

‒ Пусть футбольные клубы в Крыму работают в специальном статусе, в пределах собственной, формально независимой от российской федерации. Но кто-то же финансирует эти команды?

‒ Некоторые клубы финансируются из местных бюджетов, на некоторые подписан какой-то бизнес. Но эти деньги никогда не отобьются, модель не предполагает окупаемости. Это бедные любительские клубы ‒ тем более, что в пределах Крыма они не требуют больших бюджетов. Любые выезды в радиусе 100-200 километров стоят не очень дорого. Как мне рассказывают, нормальные зарплаты только в клубе «Крымтеплица» ‒ конечно, такое большое тепличное хозяйство может себе это позволить. Я думаю, что они потянули бы даже Вторую лигу Украины, если бы им позволили.

‒ Какие перспективы есть у крымских футболистов?

‒ Только выехать из Крыма. Строить профессиональную карьеру там нельзя. Можно ��играть сезон-два в чемпионате, но дальше надо куда-то двигаться. Варианта два ‒ или в Россию, или на материковую часть Украины. Когда мы начинали возрождение «Таврии», нам хотелось построить собственную академию, чтобы дети из Крыма могли приезжать и заниматься футболом, чтобы у них было обеспечение и жилье. Помогали им устраиваться в какие-то футбольные клубы и учебные заведения. Пока что это мечты, но, возможно, они когда-то станут реальностью. Хотелось бы сейчас построить фундамент и потом уже думать о будущем.