Мы в соцсетях. Подпишись!

Время переосмыслить характер войны. Украина и уроки от генерала Марка Милли

 Время переосмыслить характер войны. Украина и уроки от генерала Марка Милли


В начале ноября Военная академия США (The U. S. Military Academy on West Point) совместно с Центром передового опыта НАТО по киберобороны (The NATO Cooperative Cyber Defence Centre of Excellence», Таллинн, Эстония) провели вторую международную конференцию по кіберконфліктів «International Conference on Cyber Conflict U. S». Очень содержательный форум собрал фактически международную элиту сферы кибербезопасности. Благодаря открытости наших партнеров есть возможность изучить и проанализировать лучшие мировые подходы и практики по кибербезопасности. Мое внимание привлекло выступление начальника штаба Армии США генерала Марка Милли (General Mark A. Milley), который обнародовал свои достаточно интересные размышления о будущем вооруженного и кіберпротиборства.

Трансформация

От спикера такого уровня нелогично ожидать банальных идей о антивирусные программы и любые другие технические аспекты кибернетической защиты. Генерал Милли учитывая свою должность и уровень ответственности (на всякий случай, он возглавляет самый многочисленный вид вооруженных сил США) предложил переосмыслить в контексте киберпространства сущность и характер современного и будущего вооруженного противоборства. Безусловно, общая сущность войны и других форм вооруженного насилия (уничтожение/обезвреживания противника или побуждения его к определенным действиям, захват или контроль территорий, населения, ресурсов, правительств и тому подобное) с годами остаются без существенных изменений. Но характер противоборства благодаря развитию цивилизации в целом и новых технологий в частности периодически претерпевает значительных трансформаций.

Для нашего поколения эта трансформация связана с развитием новых информационных технологий. Мир уверенно движется в сторону «интернета вещей», искусственного интеллекта, новых возможностей социальных сетей, машинного обучения (machine learning), автономных автомобилей и других роботов и тому подобное. Украина рано или поздно также ощутит на себе все преимущества и вызовы такой эволюции. Но любой прогресс всегда включает в себя безопасную составляющую.

Как когда массовое появление пулеметов или танков повлияла на мировые войны, так информационные технологии и кибероружие уже определяют характер современного противоборства. Речь идет не только о противоборстве «кібервоїнів» в кібердомені. Современный снайпер или командир минометного расчета обычно используют военную версию привычного планшета для подготовки стрельбы, разнообразные беспроводные средства коммуникации (речь не идет о «привычный» в районе АТО мобильный телефон), навигационные устройства и тому подобное. То есть они также становятся уязвимыми от кібервпливу.

Трудно отрицать, что текущие события в районе АТО и другие ежедневные проблемы в сфере безопасности и обороны государства значительно закрывают нам видение будущего вооруженного противоборства. Но уязвимость или непобедимости вооруженных сил сегодня в значительной степени определяется тем, как наши руководители понимают современные тенденции информационного противоборства, в частности борьбы в киберпространстве и через киберпространство, особенности кібердомену и адекватно (желательно на опережение) трансформируют вооруженные силы и другие силовые структуры) к предстоящим вызовам. Это движение может иметь как поступательное прогрессивное направление, так и обратный. Главное, не дать противнику себя опередить. Учитывая, кто на сегодня для нас является главным врагом, трудно найти лучший мотивационный фактор для создания и реализации потенциала киберобороны государства.

Мы часто забываем, что информационные технологии или кіберпростор – это не только проблемы, вызовы и угрозы. Для военных – в первую очередь это новые возможности. Современные информационные технологии позволяют «видеть» территорию военных действий (в том числе район киберопераций) полностью и в «он-лайн» режиме. Понимание поля боя позволяет избирательно применять средства поражения. Там, где раньше был нужен артиллерийский дивизион – сегодня достаточно 1-2 огневых средств с высокоточными боеприпасами, адекватными средствами разведки и управления. На всякий случай – это реальный путь эффективного воздействия на врага, экономии собственных сил, сохранение жизни личного состава, уменьшения негативного влияния военных действий на население и окружающую среду.

Кадры превыше всего

В начале выступления генерал Милли попросил присутствующих поднять руки тех, кто имеет воинское звание не выше капитана и возраст не старше 27 лет. Собственно, вокруг будущей роли молодого поколения и была построена доклад генерала. Фундаментальные изменения в вооруженном противоборстве и действиям в киберпространстве возможны с участием молодых, амбициозных, умных военных специалистов новой генерации.

Раньше через скорость технического прогресса кардинальные изменения в вооруженном противоборстве происходили с интервалом в несколько десятков лет. То есть охватывали военную службу от одного до нескольких поколений. Но современные информационные технологии качественно «перезагружаются» каждые 5-10 лет (в многих случаях даже чаще). Это означает, что сегодняшнее поколение военных за период своей службы должен быть готовым к 2-3-4 личных «перезагрузок» в контексте изменения характера вооруженного конфликта: ментально, профессионально, в аспекте технического оснащения и тому подобное.

Другим тезисом была мысль об уникальности каждого отдельно взятого специалиста по кибербезопасности. Это не солдаты массовой армии. Специалиста, который действует в киберпространстве, можно сравнить со снайпером или бойцом-оператором элитных спецподразделений, каждый из которых имеет уникальные умения и навыки и вносит свой персональный вклад в решение чрезвычайно важных задач, иногда стратегического уровня.

Армия США вовремя поняла, что люди на военной службе должны быть мотивированы и видеть свое карьерное будущее. Ранее фахівци с кіберсфери были распылены между другими родами войск и службами (например, войск связи и военной разведки), что ограничивало их профессиональный рост и продвижение по службе. Выводы сделаны и сегодня реальностью является отдельный род войск в статусе командования и выделении военные специальности специалистов с киберопераций. Соответственно, для людей открылись новые возможности. Срабатывает классическое правило стратегического менеджмента в бизнесе: если хочешь роста и успеха своей организации – открой пространство для роста и успешности ее членов. Кстати, а как в наших силовых структурах «выращивают» и мотивируют уникальных и эксклюзивных специалистов по кибербезопасности? Надеюсь, что не только 20% надбавкой к должностному окладу за нашу бедность (в первую очередь ума).

Более того, сегодня на повестке дня стоит вопрос нового качественного уровня: как обеспечить последовательную трансформацию технических специалистов с киберобороны, тактических и оперативных «игроков» на поле боя или в районе операции и, в дальнейшем, лидеров стратегического уровня в «кібердомені» и других доменах вооруженного противоборства.

Другим направлением является трансформация мышления и действий специалистов (прежде всего руководителей), которым «привычно» воевать в традиционных сферах (на суше, море и воздухе), в эффективных «игроков/воинов» в киберпространстве, и через киберпространство. Давайте тоже над этим задумаемся. Наши прекрасные командиры батальонов и бригад, которые приняли на себя удар российского агрессора на востоке Украины (как и все другие офицеры) должны быстро и эффективно трансформироваться в специалистов, которые могут воздействовать на противника через киберпространство и не позволять аналогичные действия врагу. Это очень серьезный вызов для нынешнего менталитета военного среды. В бизнесе внутренний «культурный корпоративный сопротивление» рассматривается как самый страшный враг любым изменениям и будущего организации. И мы также должны его преодолеть.

В отношении Украины видение со стороны военно-политического руководства характера противоборства в информационном пространстве должно быть отражено в нормативных актах по развитию сектора безопасности и обороны и других документах оборонного планирования. В положениях «Военной доктрины Украины, Стратегического оборонного бюллетеня» (это открытые документы для общего доступа) и др определенные общие ориентиры нашего «кібермайбутнього» определены. Логично ожидать детализации их в документах реформирования и развития Вооруженных сил Украины. Поскольку «Государственная программа развития Вооруженных сил Украины на период до 2020 года» является закрытым документом, остается надеяться на ее адекватность реалиям и вызовам будущего. Вряд ли наши военачальники хотят получить и носить «ярлыки» «генералов, которые готовятся к войнам прошлого».

Татьяна Попова – эксперт по стратегическим коммуникациям ОО «Информационная безопасность», бывший заместитель министра информационной политики Украины

Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода ©www.radiosvoboda.org