Мы в соцсетях. Подпишись!

Костя Почтар: «В украинских реалиях, чтобы попасть в телевизор, надо идти на компромиссы с совестью»

 Костя Почтар: «В украинских реалиях, чтобы попасть в телевизор, надо идти на компромиссы с совестью»


[Эта беседа записана в рамках совместного проекта The Ukrainians и Urban Space Radio]

Еженедельно в эфире Urban Space Radio выходит программа «Осторожно, Мох!». Ее ведущий — музыкант и продюсер группы Familia Perkalaba Олег «Мох» Гнатив — приглашает на откровенные разговоры людей литературы, искусства и музыки.

На этот раз в его студии лидер группы 5Vymir Костя Почтарь рассказал о собственное восприятие музыкального взлета, переезд в Польшу и ротацию на российском телевидении. Текстовый вариант беседы читайте далее.

Мох: Во-первых, привет, Костю.

Костя Почтар: Добрый вечер!

Во-вторых, у вас не закружилась голова от вашего фантастического старта? В 2014 году у группы вышел первый альбом, а в этом году вы уже прокатились по всех крупных фестивалях.

Мне приятно, что кто-то считает этот прыжок слишком стремительным.

Да, это прыжок.

Считаю, что мы могли сделать больше. Хотя я доволен нашей работой. С участниками группы мы общаемся уже 20 лет, а лет 13-14 существуем как группа. Мы настолько закаленный организм, что звездная болезнь не может нас испортить.

Вы одноклассники?

Да, мы одноклассники. Из одного спального района — все живем на Академгородке друг от друга в десяти минутах.

И в то же время выходит новость (печальная для фанатов), что ты переезжаешь в Краков.

Нет, это несколько неправильная трактовка. Я написал, что на некоторое время меняю место своей дислокации. Я никуда не перебираюся, а еду в Краков лишь на несколько месяцев. Планирую заниматься своим сольным проектом, ближайшие концерты запланированы в Польше и Словакии. В конце концов, у меня есть возможность пожить там, поэтому я выбрал себе на несколько месяцев штаб в другой стране.

А группа?

Мы шесть месяцев после выхода второго альбома «Новые имена» провели в бешеном ритме. Это время был изнурительным для нас — мы много гастролировали, сняли два видеоклипа. Один из них — на песню «Ломай» — вышел несколько дней назад.

Хороший клип.

Спасибо. Мы также очень счастливы. Наконец удалось сделать так, как мы ожидали.

Чей это ход? Кто придумал?

Это наш друг, коллега и режиссер — Андрей Бояр. Снимал клипы для Кристины Соловий, Ріапобой, O. Torvald. И, кроме того, что он действительно профи, человек с неординарным мышлением, он еще и наш близкий друг.

Он близким другом был к клипу?

Так. Мы уже несколько лет дружим. Я счастлив называть такого человека своим другом.

Продакшн этого клипа обошелся вам дорого?

Нет, не дорого. Я бы не хотел называть суммы.

Чтобы не сбивать цену вашему другу. Я понимаю. Откуда вы берете эти деньги? Заработок с концертов? У вас есть продюсер или человек, который вкладывает в вас деньги?

Это уникальная история — весь второй альбом «Новые имена» и все материалы, которые выходили, были созданы нами четырьмя. Но мы больше не хотим работать в таком ключе и находимся в поисках менеджера. Правда, для того, чтобы иметь хорошего менеджера, необходимо понимать, что ты от него требуешь. Школу, которую мы прошли за эти полгода, занимаясь продакшном и менеджментом — от рассылок в СМИ, заканчивая организацией концертов.

Все сами?

Да, все сами. Это, конечно же, отвлекало нас от музыки. Музыкант перед концертом должен медитировать, а не заниматься организацией. Порой читаю, что 5Vymir — «сталічні умникы». Люди на самом деле не знают, как оно было и откуда мы пришли. Наш вид — это бунт против обстоятельств, в которых мы жили

Я в курсе. Потому что я занимаюсь менеджментом группы. И знаю, как оно должно выглядеть.

Но я этому очень рад. Потому сейчас мы четко осознаем, чего хотим от человека, с которым будем работать дальше. Это хорошая жизненная школа.

Вы объявили тендер?

Эти последние месяцы были периодом, когда мы подтвердили реноме инди-группы. Но в дальнейшем мы бы хотели большинство нашего времени уделять музыке. И поэтому пауза вынужденная.

У нас есть несколько вариантов: люди, за которыми мы давно следим и кому мы могли бы доверить будущее группы. Поэтому сейчас мы в процессе переговоров.

Инди-группа — группа независимая. Вы пытаетесь удержаться на этом принципе? Это ваш принцип? Вот, например, будет контракт на семь лет. Скажем, семь лет — пять альбомов. У меня когда было такое предложение. Музыканты, с которыми я работаю, сказали бы: «Делай что хочешь, только не контракты». Я лично с ними согласен. А как вы к этому относитесь?

Я не могу сказать, что это наш принцип. Конечно, лучше работать самому, чем с людьми, которых ты должен постоянно контролировать и проверять. У нас был разнообразный опыт. Сейчас мы решили, что будем делать все вчетвером. Ибо степень доверия и заинтересованности в проекте 5Vymir... Хотя это не проект, это я так ляпнул. Это важная вещь для нас. Нам, конечно, хотелось бы расширять нашу аудиторию и быть доступными, при том не изменяя себе.

Не надо бояться этого слова — проект. Оно более скомпрометированное, чем по себе.

Есть много хороших музыкантов, хороших групп. Но я всегда ценил людей, с которыми делаю музыку в 5Vymir, потому что это немного больше, чем владение своими инструментами.

Ты говорил, что было много работы в последнее время. Были нервные срывы?

Мы настолько хорошо знаем друг друга, что любые факапы воспринимаются спокойно. Каждый знает, когда нужно уйти. И нас спасает то, что мы живем в разных гостиничных номерах. На самом деле я не являюсь лидером группы. В 5Vymir я просто вокалист.

Фронтмен.

Равноценный участник, как и все остальные. Именно в этом есть большая ценность. Мне нравится с этими людьми, не просто, как с друзьями. И если не заладилось с кем-то одним, то обязательно заладится с кем-то другим. Это спасает. Так, например, если взять группу, где есть фронтмен и акомпонуючий состав, там всегда кто-то против кого-то. У нас такая система: двое дружат против одного, а четвертый нейтральный. Это спасает. Если бы нас было пятеро, было бы уже не так. (Смеется)

Такого, что игрупа приезжает на автобусе, а фронтмен на вип-машине, еще нет? Ты гарантируешь, что такого не будет?

Я уверен, что никто из нас не хотел бы ехать отдельной машиной. (Смеется)

Ты украиноязычный?

Так.

Но не в семье?

Нет.

Ты стал русскоязычным киевлянином. Какова причина?

Мне было стыдно, когда за границей меня воспринимали как россиянина. Это была основная причина. Реплики в детстве, агитации от учителей украинского языка работали абсолютно противоположно.

Вся твоя семья — киевляне?

Не совсем. Я киевлянин в третьем поколении по отцовской линии. Моя бабушка приехала после войны в Киев из Житомирской области. Ей было 16-ть. А дедушка из Борисполя. По маминой линии — бабушка из Луганской области, дедушка из Винницкой области. После войны он поехал работать в шахту на Донбассе, и там родилась моя мама. У меня корни разбросаны по всей Украине.

Кто-то остался на Луганщине?

Так. Это даже не Луганская область, а Ростовская область. Город Донецк. Именно там судили Надежду Савченко. Я и не мог подумать, что об этом городе будут говорить. На самом деле это город — глушь, где выживали благодаря контрабанде. И эта контрабанда кормила целый приграничный российский регион. Все продукты там были украинскими. И те потоки остановились с появлением «ЛНР». Дороги разбиты танками, а люди бегут из города.

Вы поддерживаете связь с родными?

Да, мы созваниваемся.

У вас нет на этой почве конфликтов?

У нас есть недопонимание. Но поскольку они этнические украинцы, то мой дядя говорит: «Я не знаю, зачем вы все это делаете, но в душе я чувствую, что это правильно».

Бритпоп, музыка 60-х — на этой основе ты делал программу A-Side. Откуда все это? Ты же достаточно молодой человек, чтобы на этом вырасти. Чем эта эпоха тебе близка?

Я рос в довольно неблагоприятный исторический период. Мы жили в «спальнике» на окраине Киева. Родители потеряли работу и не могли найти другой в течение всего моего детства. Вокруг такого мраку важно было найти зацепку — что-то светлое, что дает надежду. А эта музыка мне нравилась — когда я ее слушал, всегда улыбался. Она была хорошей. Даже агрессивные треки The Rolling Stones, The Who несли в себе очень естественную, органичную для человека эмоцию. Это сейчас я так анализирую и думаю, что в этом причина. На контрасте, который существовал в то время, надо было как-то выживать.

Порой читаю о группа 5Vymir, что мы — «сталічні умникы», то мне смешно. Потому что люди в действительности не знают, как оно было и откуда мы пришли. Возможно, тот имидж, который у нас есть сейчас, наши костюмы — это частичка нашего желания убежать от всего этого дерьма, которое преследовало нас в детстве. Наш вид — это бунт против обстоятельств, в которых мы жили. Не все люди способны это понять.

Ты говоришь о доброте. И напротив доброты стоит агрессивность. Очень много людей выступают за то, что агрессия — инвазионная. Это завоевание определенного своего места. Поэтому доброта — это не очень хорошо. Почему ты выбираешь сторону добра?

Я бы очень хотел быть плохим полицейским. Мне часто нужно усмирять свои эмоции. Но вокруг столько мудаков, что надо быть добрым. Когда таких, как мы, будет большинство, то я, возможно, изменю реноме. А пока что нужно давать себе и людям надежду.

Интересная позиция. Вернемся к стилю, в котором играет группа, — American Dream. Украинская мечта для музыканта? Зачем вы занимаетесь этим ради денег, чтобы девушки вас любили, потому что другим не умеете, единственная неспинима слава или комплекс всех этих вещей?

Сейчас я могу позволить себе быть откровенным. Понимаю, что стал музыкантом, потому что хотел быть известным. Хотел, чтобы меня показывали по телевизору. Когда я ходил в школу — а эта дорога занимала 15 минут, — каждое утро мысленно брал сам у себя интервью. Думал, состояния или музыкантом, или актером. Но если бы я знал, что музыканту в Украине так несладко живется, выбрал бы другую профессию. Сейчас моя мотивация совершенно изменилась — музыка стала не способом, а целью этого образа жизни.

Ты сказал фразу: «Наконец я могу позволить себе быть откровенным». Когда этот момент наступил? Странно, что российский канал был первым, кто взял клип украинской группы в ротацию

Я могу назвать конкретный период. Это была полоса неудач, когда все, во что я верил, в один момент рухнуло. То был момент понимания, что можно жить в иллюзиях и проживать чужие жизни вместо того, чтобы жить собственной. В погоне за образом того, кем ты хочешь быть, теряешь самого себя. А в этом самая большая ценность: мы живем не для того, чтобы быть клоном, а чтобы рождать что-то новое.

Какие признаки, по твоему мнению, настоящего мужчину? Что для тебя твой собственный понт?

Это умение брать ответственность за свои поступки. Никогда не обвинять других людей в своих неудачах. И уметь находить выход из различных ситуаций.

Опять же, говорим о инди-независимость.

Независимость — это условная вещь. На самом деле печально, что по украинским правилам, чтобы тебя показывали по телевизору, тебе нужно быть клоуном. Тебе нужно....

...торговать лицом.

Так, идти на компромиссы со своей совестью. И после таких компромиссов мне бы было стыдно смотреть на себя в зеркало. Я верю, что есть другой вариант попасть в прайм-тайм. И мой путь — это найти этот вариант. Не то, чтобы я пытался кому-то что-то доказать. Но хочется, будучи старшим, смотреть на зморщене лицо и знать, что я себе не спи*дев в жизни.

Я узнал, что ваш клип взял в ротацию русский канал «Дождь».

Так.

Если будет приглашение, поедете в Россию?

Сейчас это невозможно. Лично для меня приятный факт, что Михаил Козырев написал про наш клип. Странно, что российский канал был первым, кто взял клип украинской группы в ротацию. С одной стороны — приятно, с другой — я зол на украинские медиа. Но для 5Vymir я не вижу возможности в той ситуации, которая сложилась, ездить в Россию с концертами.

При каком условии вы туда поедете?

Когда завершится война. Пока страны находятся в состоянии войны, это будет неправильно.



Фотографии предоставлены платформой Теплый город. Юлия Кушнир

The post Костя Почтар: «В украинских реалиях, чтобы попасть в телевизор, надо идти на компромиссы с совестью» appeared first on The Ukrainians. ©theukrainians.org