«Ящик Пандоры» Путина и советы Запада: почему Украина не отбила Крым в 2014 году?

 «Ящик Пандоры» Путина и советы Запада: почему Украина не отбила Крым в 2014 году?


Мы продолжаем исследовать тему российской аннексии Крыма. В поисках ответов, могли ли украинские силы отстоять полуостров в 2014 году и почему этого не было сделано, журналисты телепроєкту Крым.Реалии адресуют вопрос людям, которые непосредственно влияли на ситуацию в тот период. Также мы даем возможность высказаться всем, кто компетентен и готов говорить о том, что мешало и, наоборот, способствовало развитию событий в 2014 году по российскому сценарию и был верным план, избранный властями Украины.

В этом материале мы собрали заявления о основные события того времени, озвученные в интервью телепроєктові Крым.Реалии Александром Турчиновым, исполняющим обязанности президента Украины и верховного главнокомандующего страны с февраля до мая 2014 года, Игорем Смешко, ексголовою комитета по вопросам разведки при президенте Украины в 2014-2015 годах, и Анатолием Могилевым, который на момент начала российской аннексии полуострова был премьером АРК. Они рассказывают свои версии того, почему полуостров не отбили у российских сил. Их ответы на вопрос о тех событиях иногда противоречат друг другу, но дают возможность проследить развитие событий с разных ракурсов и точек зрения.

Александр Турчинов в интервью Крым.Реалии рассказывал, что поручал «выбить российский спецназ из админзданий в Симферополе» в 2014 году. Но его приказ, как он утверждает, не был выполнен силовиками. А военное положение в стране в связи с российским вторжением в Крым он не стал объявлять, потому что его не поддержал никто из участников заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) 28 февраля 2014 года.

Игорь Смешко критикует его за такую позицию и «крайне негативно» оценивает итоги заседания СНБО 28 февраля 2014 года. Он утверждает, что Александр Турчинов в той ситуации имел право действовать самостоятельно, без согласований с СНБО.

Ему, по мнению Игоря Смешко, необходимо было «применить нормы Конституции и закона об обороне, чтобы провести мобилизацию, объявить военное положение и защищаться». Если бы мы защищались в Крыму, у нас не было бы войны ни в Донецке, ни в Луганске Игорь Смешко

«Был ряд непрофессиональных, очень робких действий. И политическая элита, те политические силы, которые на крови Майдана пришли к власти, очевидно, хотели править, хотели власти. Но не хотели брать ответственность, не хотели воевать, очень боялись руководства России. Очевидно, им было чего бояться. И поэтому они просто не выполнили закон и Конституцию. А СНБО было прикрытием. Это снятие с себя ответственности и перекладывание ее на коллективный орган. А то, как оно было проведено, это вообще больше похоже на шоу. Если бы мы защищались в Крыму, у нас не было бы войны ни в Донецке, ни в Луганске. Но те, кто обязан по закону отвечать за это, не взяли на себя ответственность. Они не дали приказ», ‒ считает Смешко.

Александр Турчинов утверждает, что приказ о военном положении в Украине в связи с российским вторжением в Крым в феврале 2014 года был готов, но он его не подписал по нескольким причинам.

«За этот приказ проголосовал только я один. И я не могу винить моих коллег, что они меня не поддержали. Во-первых, давайте говорить откровенно, военное положение не решило бы проблему Крыма. Многие путают это с объявлением войны. Объявить войну ядерной России мы и сейчас не можем. Что такое состояние? Это временное ограничение прав и свобод граждан. Это возможность введения комендантского часа, конфискаций, арестов без суда на определенное время, запрет политической деятельности и тому подобное. Во время военного положения ни парламентские, ни президентские, ни местные выборы проводить нельзя. А стране нужны были легитимные выборы. Этого и Запад требовал ‒ легитимного президента», ‒ напоминает Турчинов.

«Сценарий русских был такой: к 1 марта 2014 года они должны были закончить «крымскую операцию», полностью сломить сопротивление Украины в Крыму и закончить оккупацию полуострова. И уже с 1 марта планировалось начало полномасштабной военной операции на континентальной Украине. В том числе и захват Киева без особого сопротивления. Все это должно было выглядеть как возвращение легитимного, с их точки зрения, президента Виктора Януковича, который уже и написал обращение (президенту России Владимиру Путину ‒ ред.): «Прошу ввести войска». Чтобы сломать этот сценарий, необходимо было избрать легитимного президента, которого признает весь мир. Это тоже была одна из форм защиты и безопасности», ‒ говорит Турчинов.

Экс-премьер Крыма Анатолий Могилев утверждает, что в феврале 2014 года, когда админздания полуострова были захвачены российскими военными, он звонил в администрацию президента Украины с предложением провести на полуострове антитеррористическую операцию. Но, как он говорит, его не услышали. Я предлагал Киеву ввести военное положение или проводить антитеррористическую операцию, исходя из той ситуации, которая была Анатолий Могилев

«Я предлагал Киеву ввести военное положение или проводить антитеррористическую операцию, исходя из той ситуации, которая была. Я собрал всех силовиков в здании крымского главка (МВД ‒ ред.), хотя это не моя компетенция. При мне по телефону военного связи каждый доложил по своей линии вверх о той ситуации, которая была. Мы посмотрели видеозапись с камер видеонаблюдения людей, которые заходили в здание Совмина, изучили эту картинку и при мне все доложили в Генпрокуратуру, Минобороны, Министерство внутренних дел, СБУ и командование Внутренних войск. Я по своей линии доложил в администрацию президента», ‒ вспоминает Могилев.



«Потом еще говорил с Наливайченко. Тогда он (Валентин Наливайченко ‒ ред.) был уже. а. председателя СБУ. Ему изложил ситуацию. Наливайченко был главой СБУ, понимал алгоритм действий, Турчинов ‒ тоже. Я им предложил одно и второе. «Ждите, мы думаем», ‒ сказали», ‒ добавляет Могилев.

Но Александр Турчинов это отрицает. Он утверждает, что ничего не знает об инициативе Анатолия Могилева.

«Вы шутите? Могилев, да?! Этот ставленник Януковича? Я вас прошу, я никогда не разговаривал с Могилевым! Это раз. Второй момент: после того, как спецназ захватил помещение и уже перешли российские военные до открытой фазы захвата Крыма, Могилев вообще исчез в неизвестном направлении. А правительство Крыма фактически поддержал агрессора. Фактически полностью перешел на их сторону. Поэтому, когда говорят, что не давали команд... Кому давать команды?! Могилеву?» ‒ говорит Турчинов.

О трусости и предательстве

По мнению Игоря Смешко, на момент российского вторжения в Крым украинские силовые структуры имели возможность защитить полуостров. Но не сумели этого сделать из-за некомпетентную политику тогдашней власти Украины, утверждает он. У наших сил специального назначения были возможности кардинально изменить ситуацию ‒ просто арестовать мятежников, которые выступили инициаторами сепаратистских действий Игорь Смешко

«Если бы мы в первые три-четыре дня (с момента захвата российским спецназом админзданий в Симферополе ‒ ред.), в соответствии с Конституцией и нашим законодательством, просто применили силу... В военном деле всегда фактор времени имеет огромное значение. Поверьте, в наших сил специального назначения были возможности кардинально изменить ситуацию ‒ просто арестовать мятежников, которые выступили инициаторами сепаратистских действий. В этих вопросах нужно отдать приказ. Но было трусость и профессиональное невежество. И самое главное ‒ они (власти Украины ‒ ред.) не хотели брать на себя ответственность. Они пришли к власти, им нужно было удержать власть в своих руках. Война ‒ это достаточно серьезная штука, чтобы доверять ее профессиональным политиканам. Это дело военных. А кто военных тогда пригласил? Военные стучали в дверь. Их никто не впустил», ‒ говорит Смешко. Алхимия оккупации: свидетельство очевидца

Ответственным за «сдачу Крыма» в 2014 году считает Александра Турчинова и Анатолий Могилев. В связи с этим он в 2019 году обратился к Государственному бюро расследований Украины (ГБР) с требованием «наказать политиков и чиновников, виновных в сдаче Крыма». Он считает, что руководители страны тогда «совершили госизмену, не отреагировав на появление вооруженных людей без опознавательных знаков на полуострове». Свою позицию экс-премьер Крыма объясняет так.

«Была чья-то личная заинтересованность не вводить [военное] состояние. Киевские политики потом говорили, что им кто-то не советовал так делать. Другой вариант ‒ возможно, кто-то был сам заинтересован, подозреваю, за материальное вознаграждение, проводить такие мероприятия. И третий ‒ нежелание заниматься жителями Крыма, которые на следующих выборах потенциально не были бы избирателями тех политических лидеров, которые пришли к власти в 2014 году. С моей точки зрения, люди, которые не приняли это решение, совершили государственную измену. Предали всех тех людей, которые жили в Крыму, особенно военных. Вот поэтому ГБР должен поднять все приказы. Меня спрашивают, чувствую ли я какую-то вину. Я скажу так: может, только в том, что я стучал кулаком в киевские двери, а надо было стучать кувалдой», ‒ заявляет Могилев.

Александр Турчинов, со своей стороны, утверждает, что выполнять приказы о применении оружия в Крыму в 2014 году было никому. И это, по его мнению, стало основной причиной того, что полуостров оказался под контролем России. Мы получили более чем 70% украинских военнослужащих Вооруженных сил Украины, которые перешли на сторону агрессора Александр Турчинов

«Мы получили больше чем 70% украинских военнослужащих Вооруженных сил Украины (в Крыму ‒ ред.), которые перешли на сторону агрессора. В основном это офицерский состав и солдаты, большинство из которых имели крымскую прописку. Вдумайтесь: меньше чем 30% остались верными украинской присяге. СБУ ‒ 90%! (перешли на службу России ‒ ред.). Знаете, сколько людей из 11 тысяч милиционеров вышли из Крыма? Меньше чем 1%. Все остальные перешли на сторону агрессора. И вы говорите: чего же вы этим людям не давали команды? Им уже команды давала Россия!» ‒ подчеркивает Турчинов.

Александр Турчинов говорил Крым.Реалии, что в марте 2014 года представители стран-западных партнеров отказали ему в предоставлении вооружения для защиты Украины от российского военного вторжения и рекомендовали отказаться от мобилизации, чтобы «не провоцировать Россию». Мне сказали: «Будапештский меморандум ‒ это политическая декларация. Наши солдаты не будут воевать на вашей стороне» Александр Турчинов

«Начинается агрессия, я даю поручение связаться со всеми нашими стратегическими партнерами и гарантами нашей безопасности и требовать выполнения Будапештского меморандума. До меня сразу прибыли послы ведущих государств. Обама (тогдашний президент США Барак Обама ‒ ред.) направил меня Джо Байдена (тогда вице-президент США ‒ ред.) и Джона Керри (тогда госсекретарь США ‒ ред.). Я общался и с Ангелой Меркель (канцлер Германии ‒ ред.), и со многими политическими лидерами или их представителями. Мне сказали: «Будапештский меморандум ‒ это политическая декларация. Наши солдаты не будут воевать на вашей стороне». То есть ядерное оружие было реальным, а договор ‒ политическая декларация! Я просил хотя бы помочь нам с вооружением. Ведь тогда нам катастрофически не хватало оружия и военной техники. А мне сказали: «Извините, мы вам будем помогать только на дипломатическом уровнеи, только международная дипломатическая помощь. Потому что военное снабжение будет провоцировать Россию на усиление агрессии». Когда мне звонили и просили отменить мобилизацию, потому что мы «провоцируем Россию», я отвечал, что у нас нет других возможностей защищать страну. Главный вывод, который я сделал во время тех страшных событий, ‒ это то, что каждая страна должна рассчитывать только сама на себя. Наши европейские партнеры боятся войны», ‒ считает Турчинов.

Но Игорь Смешко не верит этим заявлениям. Он утверждает, что сам в 2014 году посещал штабквартиру НАТО, и его уверяли в поддержке Украины в борьбе за ее территориальную целостность.

«В марте 2014 года я был с группой высокого уровня в сфере безопасности в штабквартирі НАТО. Мы тогда делали все возможное, чтобы получить поддержку от НАТО более решительную, чем она была. Мы выступали там. И во время ланча, где были почти все послы ведущих стран, я спросил посла Вершбоу (Александра Вершбоу ‒ ред.), который был первым заместителем генсекретаря НАТО, или действительно кто-то давал такие советы Турчинову относительно того, чтобы мы вели себя таким образом в Крыму. Мы знали друг друга еще со времен моей работы в Вашингтоне. Он довольно откровенно ответил, что сложно представить, чтобы кто-то давал такие советы. Не провоцировать и не защищаться ‒ это разные вещи. А кто же будет вам помогать, если вы не защищаетесь сами? То есть этот тезис еще раз говорит очевидно: не было политической воли и желания (в украинской власти защищать Крым ‒ ред.)», ‒ утверждает Смешко.

Что на самом деле обсуждала в частных разговорах украинская власть с европейскими и западными партнерами Украины в 2014 году в связи с началом российской агрессии, доподлинно не известно. Заявления в СМИ по этому поводу, содержащие инсайдерскую информацию, противоречат друг другу. Как и заявления Игоря Смешко и Александра Турчинова. Официально власти Европы и Запада призвала Россию к деэскалации конфликта на территории Украины. Как готовился сценарий захвата Крыма

Бывший исполняющий обязанности президента Украины считает, что сценарий военного захвата Крыма российская армия отрабатывала на учениях осенью 2013 года и использовала для этого военные ресурсы Беларуси.

«Осенью 2013 года проходили совместные российско-белорусские учения, которые назывались «Запад-2013» (совместные российско-белорусские стратегические военные учения, проводившиеся в сентябре 2013 года на нескольких полигонах в России и Беларуси с участием 10 тысяч военнослужащих ‒ ред.). Фабула этих учений была такова: в одной сопредельной дружественной стране незаконные вооруженные формирования захватили власть и свергли конституционно избранное правительство, руководство страны обращается к дружественной России и Беларуси за помощью для восстановления конституционного строя, и российско-белорусские войска обеспечивают восстановление законной власти. Это сентябрь 2013 года! Еще нет Майдана, кризиса. В этих масштабных учений привлечены сотни тысяч людей. Отработаны логистические схемы. Когда кто-то рассказывает, что в 2014 году у Путина было плохое настроение или воспользовались тем, что в Киеве еще не сформировали власть, ‒ это ложь! Уже с сентября 2013 года российские военные логистически это все отрабатывали. Даже больше, Крым готовился к захвату в течение долгого времени. В первую очередь они использовали режим Януковича, его представителя в Крыму, премьера Могилева. Отравленные российской пропагандой люди начинали агрессивно воспринимать собственную страну, и все, что было связано с Революцией достоинства. Это все технология войны», ‒ говорит Турчинов.

Игорь Смешко считает, что план российского военного вторжения в Украину готовился десятилетиями. По его мнению, принятие конституции Крыма 1992 года и приход к власти на полуострове ныне покойного Юрия Мешкова были составляющими этого плана. Но он уверяет: если бы украинская армия в 2014 году дала отпор российским военным в Крыму, дальнейших последствий удалось бы избежать.

«Независимость Украины я встретил полковником Советской армии. Военная машина специальной службы России ‒ это мощная машина, которая веками формировалась, независимо от смены политиков. Она всегда готовит операции, действия, исходя из стратегических интересов России. Как сказал Путин, самая большая трагедия 20-го века ‒ это распад Советского Союза. Стратегически, начиная с Ельцина (первого после распада СССР президента России Бориса Ельцина ‒ ред.), была мечта, как это интегрировать обратно в пределы бывшего СССР ‒ ред.). Сценарий был, еще когда Юрий Мешков (первый и единственный президент Крыма, умер в сентябре 2019 года ‒ ред.) был. И Тузла была проверкой. Но в России понимали, что реализовать этот сценарий невозможно. До 2005 года Украина имела возможность во всех направлениях ответить: и в военном плане, и в экономическом, и в дипломатическом и информационном. Но еще римляне говорили: сила предостерегает, слабость провоцирует», ‒ говорит он.

Смешко добавляет: «В 2014 году Путин «открыл ящик Пандоры». Но что его подтолкнуло к этому? Слабость Украины и то, что он имел информацию, что никто защищаться не будет. Наполеон говорил, что армия из львов во главе с бараном всегда будет проигрывать армии баранов во главе со львом. Он знал, о чем говорил».