Путин хорошо понимает, что такое «армия, язык, вера» Украины – Павел Казарин

Путин хорошо понимает, что такое «армия, язык, вера» Украины – Павел Казарин
(Рубрика «Точка зрения», специально для Крым.Реалии) Порохобот Владимир Путин

Владимир Путин решил быть всегда. После того, как Госдума «обнулила» ему президентские сроки ‒ он получил право еще на две каденции. Отныне его горизонт ‒ это 2036 год.

Он переживет еще трех президентов США. На 12 лет пересидит Зеленского. Те, кто родился в год его первой инаугурации, успеют отпраздновать 35-летие. Те, кому было 16 на момент его избрания, до конца правления разменяют шестой десяток.

Украинская оптика не приспособлена к таким горизонтов. С 2000 года в нашей стране сменилось пять президентов. Мы гордимся переменностью своей власти и привыкли к изменениям. И если в нашей стране и есть какой-то островок стабильности ‒ так это наши угрозы.

Еще шесть лет назад мы могли думать, что их перечень исчерпывается внутренними проблемами. Архаичной системой госуправления и олигархической экономикой. Коррупцией и правовым нигилизмом. Отсутствием системы правосудия и правоохранительной системы.

Но в 2014 году к этому списку добавилась угроза внешняя. Владимир Путин начал эту войну ‒ и теперь он планирует пробыть во главе России еще 16 лет. А это означает лишь то, что подходы Кремля до Киева останутся неизменными. И контуры этих подходов российский президент не устает очерчивать в своих последних интервью.

Они достаточно простые. Украинцы жили на границах Российской империи, а украинцев придумали австрийские спецслужбы. УПЦ (МП) ‒ независимая украинская церковь, а Крым, Причерноморье и Донбасс не имеют отношения к Украине. Украинский язык ‒ результат «ополячивания» русского, а за «охлаждением отношений» между Москвой и Киевом стоит Запад. Путину мешают «армия, язык, вера»

И человек, которая начала войну против Украины, аннексировала один регион и оккупировала другой ‒ почему-то не чурается разговоров о идентичность. Его позиция проста и стабильна. Украинцев не существует, потому что они русские. Вся их отличие от русских ‒ это язык и вера. И еще армия, которая позволяет держать контур безопасности. Если убрать «искусственные различия», то всем станет понятно, что мы ‒ «один народ». Но когда российский президент считает «армию, язык, веру» препятствием на пути объединения ‒ в Украине готовы эти позиции объявить второстепенными и списать в утиль.

В нашей стране многие привыкли воспринимать томос как предвыборный прием Порошенко. Язык ‒ как повестка консерваторов. Армию ‒ как нужное, но не первостепенный вопрос. Но российский президент над всеми этими вещами почему-то смеяться не готов. Даже больше ‒ именно их он считает помехой и преградой.

Возможно, дело лишь в том, что Владимир Путин позволяет себе говорить то, что думает?

В конце концов, главу Кремля ничего не сдерживает. Оппозиции в России не существует, парламент тоже, а потому российский президент может позволить себе играть долго. Его взгляды останутся прежними, его описание реальности ‒ неизменным. Украинцы могут устать от одной реальности и начать на выборах искать другую ‒ но человек, который шесть лет назад решила устроить вторжение, меняться не намерен. Если вас с Путиным раздражают в Украине одни и те же вещи, то проблема явно не во Владимире Путине

К тому же, Украина сама облегчает ему задачу. Каждая передача власти в нашей стране становится «кризисной». Каждые президентские выборы идут под лозунгами перестройки страны. Каждый новый претендент обещает перевести государственное «лего». Эдакий необольшевизм, что предлагает сносить зачатки отстроенного только потому, что избирателю хочется составить из букв ОПЖА слово «вечность». На языковом фронте очередное наступление: Россия приняла закон о носителях русского языка в Украине и Беларуси

Мы привыкли отождествлять идеи и спикеров. Спорим не о сказанном, а о оратора. Авторство стало первиннішим за смыслы, и мы радостно упрощаем окружающую жизнь верой или неверием. Как у Стругацких ‒ если уж верим, то до потери сознания и самого верного щенячьего визга. Если нет, то со сладострастием харкать желчью на все идеалы ‒ ложные и настоящие. Но в том-то и дело, что некоторые стены оказываются несущими. И если нам не по душе архитектор ‒ это вовсе не дает нам права их сносить.

И если вас с Владимиром Путиным раздражают в Украине одни и те же вещи, то проблема явно не во Владимире Путине. «Путин задействовал группировки «ДНР» в войне с украинским языком»