О чем рассказывают кости забытых предков – рассказывает палеопатолог

 О чем рассказывают кости забытых предков – рассказывает палеопатолог


Чем глубже в историю, тем менее историки могут найти материалов в архивах, тем больше им приходится находить материалы в полях. И уже добытые археологами артефакты должны рассказывать там, где не хватает письменных источников. Но благодаря развитию науки кости наших предков тоже стали историческим материалом, который позволяет делать историкам все больше выводов и обобщений.

О том, что рассказывают кости наших предков, Радио Свобода поговорило с палеопатологинею Александрой Козак.

– Палеопатолог – это ближе к археологии или к патологоанатомії?

– Это посередине.

– Вы исследуете материал со времен эпохи бронзы (приблизительно три тысячи лет до н. е., – ред.) и к ранньомодерного времени (XVIII века). Трипольцы почти заходят в эпоху бронзы. Это очень популярная тема украинской истории, из которой нет письменных источников. Если взять их кости, то что это были за люди?

– Если вы найдете трипольские захоронения, вам очень повезет, потому что они практически не сохранились.

– Кувшины сохранились, а остатки людей – нет?

– Практически так. Почему не сохранились – никто не знает. Есть отдельные пізньотрипільські захоронения, согласно которых делалась реконструкция внешности. Это южноевропейский народ довольно небольшого роста. Мы практически не відрізнимо их от нас, потому что мы очень разнообразны сейчас. Трипольская культура остается сплошной загадкой – археолог Михаил Видейко

– А, скажем, две тысячи лет назад, в начале нашей эры, какими были наши предки? Их бы отличили от современников?

– Тоже нет. Их внешний вид зависит от того региона, в котором они жили. На территории Украины не было такой большой разницы между нынешним морфологическим типом и две тысячи лет назад.

– Я так знаю, что люди тогда были ниже ростом.

– Это зависит от региона, от времени. Есть так называемые тысячелетние или вековые колебания в росте. Мы будем видеть две тысячи лет высокий средний рост, через сто лет средний рост населения снижается, потом снова повышается.

– С чем это связано?

– Есть разные идеи. Возможно, с геологическими процессами, возможно, с питанием, которое тоже изменялось в зависимости от геологических процессов. Говорят, с солнечной активностью многое связано. Европейцы ищут свои корни в Украине

– Мы, как растения, тоже реагируем на солнечные лучи?

– Безусловно.

– А о чем вам говорят кости? На человека еще до момента рождения уже влияет внешняя среда, влияет на формирование скелета

– О все. На человека еще до момента рождения уже влияет внешняя среда, влияет на формирование скелета. Затем кости формируются на протяжении всей жизни, они постоянно изменяются, меняется костная ткань. Любое внешнее или внутреннее влияние каким-то образом деформирует кость. У нас нет абсолютно идеальных костей.

– Тысячу лет назад Киев был большим городом. Сохранилось много захоронений с тех времен?

– Очень много захоронений, сохранилось много некрополей, на которых стоит город. За историю Киева здесь постоянно что-то происходило. Город постоянно горел, постоянно были какие-то эпидемии, происходили военные действия на этой территории.

– А какие эпидемии были? Сейчас эта тема, в связи с коронавирусом, популярная. Кости говорят, от чего страдали киевляне? От чумы Киев страдал несколько раз, но это не тысячу лет назад.

– Так, кости говорят. От чумы Киев страдал несколько раз, но это не тысячу лет назад. Была эпидемия «черной смерти». Были эпидемии болезней, которые мы не можем идентифицировать, но о них написано в летописях, и мы иногда находим массовые захоронения, где, возможно, хоронили жертв этих эпидемий. Также в Киеве была эпидемия туберкулеза, как и сейчас – туберкулез никуда не делся.

– Костяк киевлянина тысячелетней давности говорит, чем этот человек занимался, как жил? О чем рассказывают кости забытых предков? Травма на черепе – это признак воинственности людей

– Да, конечно. Кости рассказывают, например, о травме. Если люди были военными или принимали участие в военных столкновениях, мы будем видеть травмы, особенно на черепе. Травма на черепе – это признак воинственности людей. Сейчас идет выставка в Музее археологии, там есть кости киевлянина с Х века, который получил очень много травм, где-то девять, одна из них на черепе.

Также с построением скелета можем реконструировать, чем человек конкретно занимался. То есть, она ходила за плугом, была кузнецом. У нас есть реконструкция лучников. Правда, это уже не из древней Руси, а уже в другое время.

– А как стрельба из лука деформирует скелет?

– Чаще всего это левый локоть, перестраиваются мышцы в плечах при натяжінні правой рукой и при удерживании левой рукой. Бывают травмы на фалангах пальцев. Осанка меняет мышечный рельеф на спине, на лопатках, на ключицах. Чаще всего мы это видим у скифов, до нашей эры. Позже люди не настолько жестко держатся одной военной специализации – они и булаву имели, и лук. А скифы больше стреляли из лука, бросали дротики. 40 лет ученые разгадывают загадку скифской пекторали

– Вернемся к киевлянам, чем они больше занимались?

– У нас есть две группы людей. На Подоле были портовые рабочие. Видно, что эти люди переносили очень тяжелые грузы. Изменение скелета при удерживании равновесия, то есть стояли на кораблях. Есть также ремесленники. Например, у женщин выщербленные зубы, резцы, когда они надкушували нитку при шитье или вышивании. Достаточно много воспалений в глазных впадинах, когда в темноте при лучині глаз постоянно роздратовувалося дымом.

В верхнем Киеве мы находили в могильниках дружинников. Это ви��ськові люди и люди с высоким социальным статусом.

– Много кто посещал Киево-Печерскую лавру, где лежат мощи печерских святых. И обращают внимание, что очень миниатюрные люди. А насколько человек вырос с тех времен? Рядовой рост киевлянина был 165-170 сантиметров. 170-175 сантиметров – это уже была знать

– Опять же, изменение тела может произойти при мумификации. Тогда рядовой рост киевлянина был 165-170 сантиметров. 170-175 сантиметров – это уже были люди высокого роста и это была знать. Это были либо дружинники, либо из княжеской семьи. А обычные киевляне были низенькие.

– Это зависело от наследственности, питания или образа жизни?

– Наследственность оговаривала питание и образ жизни.

– Как изменялось население Киева? Какие основные периоды можем выделить? В начале Х века люди были достаточно длинноголовые и высокие. Знать остается высокой, очевидно, это связано со скандинавскими влияниями

– Немного менялся внешний вид. Есть две теории, что с питанием связано расширение черепа и увеличением ширины тела. Или с какими-то воздействиями – приходило остальное население в Киев и меняло старое. Например, в начале Х века люди были достаточно длинноголовые и высокие. Позже председатель расширилась, люди стали немного ниже. Но это рядовые граждане, а знать остается высокой, очевидно, это связано со скандинавскими влияниями. Далее это все менялось и менялось.

– Как так понимаю, что кости косвенно подтверждают нормандскую теорию?

– Скандинавы здесь были. Но насколько они повлияли на население, мы сейчас пытаемся это определить. Мы проводим исследования со Стокгольмом. Определяем сейчас процент их северного компонента в населении Киева Х века. Украина-Русь. Династия князей Рюриковичей до сих пор сохранила свои знаки – историк

– А когда исчезают эти скандинавские следы и им на смену появляются другие?

– Где-то в середине ХІІ века и далее.

– Насколько долго люди тогда жили?

– Мы выясняем биологический возраст: насколько человек сработанная, хорошо питалась. Этот возраст может отличаться от паспортного. Этот биологический возраст показывает, что тысячу лет назад в Киеве средний возраст женщин был 36-37 лет, мужчины доживали до 40 лет в среднем. Это зависит от района. В пещерах среди монахов есть мужчины и в 70-80 лет.

– А от каких болезней страдали? Бактерия или вирус не успевает никоим образом отразиться на скелете человека

– Мы не всегда можем их определить, поскольку человек умирает очень быстро в эпидемических заболеваниях. Бактерия или вирус не успевает никоим образом отразиться на скелете человека. А если человек это пережил, тогда можем увидеть следы, но опосредованные. Потому что меняется, например, поглощения витамина С при определенных болезнях, и мы будем иметь цингой. Хотя цинга в Киеве это очень странная вещь, поскольку здесь все время была зелень.

– А цинга в то время была характерна для какой возрастной группы?

– Преимущественно дети: где-то от года и до семи-восьми. Дети умирали, возможно, не от цинги, но когда умирали, то имели цингой. На Подоле было много рахита. Там где занимались ремеслами и в монастырях. Видим в монастырях много детей с этими заболеваниями. Возможно, при монастырях были больницы, где эти дети доживали.

– Давайте перейдем с Х до XVII века. Как изменились киевляне за это время?

– Стали более больными. Болезни в основном те же, было много инфекций. Стало меньше травм, потому что они, вероятно, вели не такой активный образ жизни. Стали более хлипкими.

– А как кости говорят о активный образ жизни? Как определить немощь?

– Заболевания суставов, изменение структуры кости.

– У нас распространены представления о XVII века, что это сплошные войны по всем фронтам, в основном – казацкие. А вы говорите, что в Киеве люди менее травмированы.

– Это зависит от района. На Подоле были районы, где жили казаки так сказать на пенсии – там больше травм. Или московская застава – были расположены киевские полки на территории Киева. Но мы говорим о рядовом населения, которые не формировали отдельной социальной группы, а просто обычные жители Киева.

– А все же, какая главная разница за эти века? Более больные стали за семь веков на какие болезни? Мы нашли в ХІ веке под Киевом случай венерического сифилиса. Это довольно странно, поскольку считается, что сифилис появился в Европе после путешествия Колумба

– Те же, только их стало больше и они стали агрессивнее. Были распространены в Киеве и не только венерические заболевания. Мы нашли в ХІ веке под Киевом случай венерического сифилиса. Это довольно странно, поскольку считается, что сифилис появился в Европе после путешествия Колумба. Однако, и в Киеве в XI веке на Подоле есть случай сифилиса у женщины. Еще один случай – на Щекавице. Там интересное захоронения: мужчина с вышитым серебром воротником, это был какой-то купец. Для нас это был шок, мы не ожидали в это время найти такое заболевание.

В Киеве была достаточно распространена проказа. Есть прокаженные на обычных кладбищах и кладбище, где их достаточно много. Очевидно, это была больница или приют при Ирининском монастыре. Это тоже довольно неожиданно, потому что в Европе прокаженные появляются в Средневековье в то время, когда крестоносцы возвращаются с Ближнего Востока. Очевидно, здесь также в то же время какие-то контакты были.

– А как насчет проказы и венерических болезней меняется ситуация в XVII веке?

– Проказы становится меньше. Считается, что проказа исчезла во время эпидемии «черной смерти». Люди, которые имели эти изменения в организме, которые способствовали проказе, вымерли во время «черной смерти». Далее проказы становится гораздо меньше или она исчезает в определенных регионах. А насчет си��илису, то он катастрофически увеличивается. В XVII веке он по всей Европе. В Англии писали, что из десяти человек, обратившихся к врачам, семеро были больны сифилисом. У нас та же ситуация. По полкам, среди военных каждый третий был болен.

– Возможно, это последствия солдатского холостяцкой жизни. А как среди мещан?

– Не так много. Но где-то каждый шестой имел это заболевание.

– Кстати, относительно ХІ века: версия, что Колумб, кроме табака, привез из Америки еще и сифилис, не находит подтверждения? Есть интересное понятие остеологический парадокс – здоровый скелет значит хуже здоровье

– Там состоялся обмен бактериями. У нас был свой штамм, у них – свой. Обменялись – появилась более агрессивная форма. Есть интересное понятие остеологический парадокс – здоровый скелет значит хуже здоровье. Если человек заболел и сразу умирает, на костях ничего не остается, мы видим здоровый скелет. Если человек заболел, проболел некоторое время и выздоровела – кости выглядят гораздо хуже, но у человека лучше иммунитет, она более здоровая. Человек может дожить до 60 лет с ужасным скелетом и следами невероятных болезней. А ребенок не имеет никаких следов болезней, но умирает в десять лет.

– Вы упомянули цингу. Она остается у детей в XVII веке?

– Да. Но там стремительно увеличивается количество бактериальных менингитов у детей – воспаление оболочек мозга. Мы видим следы, как дети некоторое время болели, возможно, их пытались лечить, но организм не справлялся, и к этому еще добавлялась цинга.

– Вы не консультировались с медиками по этому поводу? Ведь цинга – это следствие нехватки витаминов. Странно: здесь и овощи, и фрукты – всего вдоволь – а дети почему-то болели цингой.

– Меня это очень удивляет, и никто не может этого объяснить. Единственное объяснение, что организм для выздоровления использует все запасы витамина С.

– А как изменилась средняя продолжительность жизни за семь веков?

– Примерно та же, но стало больше пожилых людей. Это более характерно для монахов.