Миротворцы, полицейские патрули, выборы: хорватский опыт реинтеграции для оккупированной части Донбасса

 Миротворцы, полицейские патрули, выборы: хорватский опыт реинтеграции для оккупированной части Донбасса


Ради выборов Украина согласна на совместное патрулирование Донбасса с представителями оккупированных территорий и при участии ОБСЕ. Об этом заявил президент Украины Владимир Зеленский. А в МИД и МВД рассказали, что будут учитывать опыт Хорватии. Как было на Балканах? Какие риски в похожем сценарии для Украины? Об этом – в материале журналистов специального проекта Радио Свобода «Донбасс Реалии».



Следы боевых действий – на улицах мирного хорватского Вуковара. Разрушенные дома стоят как напоминание о войне, которая уничтожала регион 25 лет назад.

Вуковар и хорватское Подунавья, где и сейчас проживает немало этнических сербов в 1995 году были частью непризнанной «Республики Сербская Краина». Большинство территорий Загреб вернул под свой контроль в результате военных операций «Молния» и «Буря». И только территории на границе с Сербией реінтегрували мирным путем.

«Это была ужасная, ужасная работа, очень сложно было вернуть доверие и примирить хорватов и сербов», – вспоминает советник президента Хорватии в 1995-1997 годах Весна Шкаре-Ожболт.

Процесс реинтеграции состоял из многих деталей. Одна из них – совместные полицейские патрули из сербов, хорватов и представителей ООН. Они в том числе гарантировали безопасность на выборах в регионе. Таким же путем готова двигаться Украина – создать патрули с участием международного посредника, представителей Украины и оккупированных территорий.

«Речь идет о представителях общин, проживающих на той территории. Это не военные, это не вооруженные люди-это представители тех территориальных громад, которые находятся на той территории», – заявил секретарь СНБО Алексей Данилов.

С Украины желательно посылать полицейских, которые оттуда родом, которые знают, что такое Горловка, Снежное Александр Левченко

«С Украины желательно посылать полицейских, которые оттуда родом, которые уже знают примерно, что такое Горловка, что такое Снежное и так далее. Второе требование, именно хорватский, и я рекомендовал бы нашим ее, что это обязательная запрет –участникам АТО, потому что это психологически давит на человека и возможные провокации при исполнении служебных обязанностей. Аналогичное требование к местным», – отмечает посол Украины в Хорватии в 2010-2017 годах Александр Левченко.

Здесь как раз вопрос вызывает способность Украины не пропустить в ряды патрулей бывших боевиков. И не станет ли этот процесс легализацией уже действующей под контролем группировок «ЛНР» и «ДНР» так называемой «народной милиции»? Хорватия проводила выборы на непідконтрольній ей еще территории, но по законам Хорватии. Она очень подготовилась Елена Снигирь

«Хорватия проводила выборы на непідконтрольній ей еще территории, но по законам Хорватии. Но Хорватия до этого очень хорошо подготовилась. Например, у них был полный реестр перемещенных лиц, которые переехали с тех территорий, все эти люди могли голосовать», – говорит эксперт по вопросам международной политики Елена Снигирь.

Важно уточнить, что перед созданием совместных патрулей в Хорватию ввели вооруженных миротворцев – это был уже третий контингент. Сам проблемный регион от сепаратистов перешел под управление переходной администрации. Мы в несколько этапов выкупали вооружения у населения, но мы это делали уже после того, как вернули контроль над границей Весна Шкаре-Ожболт

«Когда мы говорим о шагах, которые мы осуществляли в рамках мирной реинтеграции, то мандат третьей миссии длился два года. Первый год – это демилитаризация, тогда мы вывезли все тяжелое вооружение. Затем мы в несколько этапов выкупали вооружения у населения, но мы это делали уже после того, как вернули контроль над границей. Чтобы в одних и тех же людей по десять раз не выкупать оружие», – рассказывает Весна Шкаре-Ожболт.

Киев, как и прежде Загреб, настаивает на контроле границы с Россией и выводе незаконных вооруженных формирований. Выборы на оккупированной части Донбасса хотели бы провести осенью. Но в такие сжатые сроки ввести миротворческую миссию практически нереально. Украина рассчитывает, что в совместных патрулях ООН может заменить ОБСЕ.

«ОБСЕ – это только наблюдатели. А полицейская миссия ОБСЕ – это не миссия охраны правопорядка, это учебная миссия, которая помогает местным полицейским овладеть навыками охраны правопорядка в условиях постконфликтного урегулирования. У нас нет постконфликтного урегулирования, у нас горячий конфликт», – отмечает Елена Снигирь.

Елена Снигирь уверена: запустить патрулирование этого года нереально. Тем более, саму идею, как и другие инициативы, Кремль уже привычно призывает обсуждать с группировками «ЛНР» и «ДНР». Известно, как обеспечить мир на Донбассе – россиянам нужно пойти домой Мелинда Харинг

«Русские собираются расставить для украинцев все ловушки, какие только смогут. Украина действительно хочет мира. Но для его достижения важно, чтобы украинцы не перестарались. Все сидят за столом переговоров и бесконечно обсуждают, как принести мир на Донбасс. Но и так известно, как обеспечить мир на Донбассе – россиянам нужно пойти домой. Им нужно забрать своих сепаратистов, забрать свое оружие и вернуть контроль над границей Украины. Все же так просто», – отмечает заместитель директора Центра Евразии Atlantic Council Мелинда Герінґ.

Конфликт между хорватами и сербами унес тысячи жизней. Это была кровопролитная война, с военными преступлениями на этнической и религиозной почве. Боевые действия оставили отпечаток не только на фасадах поврежденных домов Вуковара, но и на отношении людей друг к другу.

«Право на трудоустройство имеют и национальные меньшинства, но лично я не знаю ни се��ба, который получил работу благодаря этому закону. В Хорватии с 1990 годов и до сегодня не популярно быть сербом», – отмечает председатель совместного совета общин сербского национального меньшинства Срджан Еремич.

«Я – хорват. Здесь – очень много сербов. Мы не очень любим друг друга, потому что нас учили в школе братству и единству – один народ, но это ложь. Мы просто должны уважать друг друга и у нас относительно хорошие отношения. Только политики их и наши рассказывают свои басни», – говорит хорватский ветеран Алан Дошен.

Полностью под контроль Хорватии регион перешел в 1998 году – меньше чем через год после выборов. Через 15 лет в Вуковаре на административных зданиях рядом с табличками на латинице попытались разместить продублированы названия кириллицей. Это стало поводом для столкновений. Очевидно, раны войны так быстро не заживают.

СМОТРИТЕ ПОЛНЫЙ ВЫПУСК ПРОГРАММЫ «ДОНБАСС.РЕАЛИИ»: