«Революционные аутсайдеры» Брюса Акермана. Опыт для Украины во время войны

 «Революционные аутсайдеры» Брюса Акермана. Опыт для Украины во время войны
(Рубрика «Точка зрения»)

Часто нам трудно осмыслить то, что происходит вокруг, за неимением терминологического аппарата. Отсутствие адекватной терминологической системы координат. И наоборот, часто традиционная терминология берет нас в заложники и заставляет мыслить в заранее заданных рамках. Приведу лишь один пример.

У нас очень любят писать и говорить о парламентско-президентскую республику в Украине. Это вроде бы подразумевает, что главный орган в государстве (по крайней мере теоретически) парламент, а не глава государства. Интересно, что в англоязычной научной литературе такую форму правления, как в Украине называют премьерско-президентской республикой (premier-presidential regime), подчеркивая роль премьера, а не парламента в такой архитектуре распределения властных полномочий. Но дело даже не в этом.

Когда ученые подсчитали количество полномочий президента Украины и США, оказалось, что украинский «гарант» гораздо мощнее своего американского визави: он может распускать парламент, вносить в легислатуры законопроекты (и даже определять их неотложными), самостоятельно (без согласования с Верховной Радой) назначать целый ряд высокопоставленных чиновников и послов, инициировать внесение изменений в Конституцию – американскому президенту такие полномочия даже не снились. Хотя США является архетипичной президентской республикой... Акерман точно описывает наши вызовы, проблемы и неудачи

А теперь перейдем к сути вопроса. Говоря и писал не раз о проклятии «незавершенной революции», о нехватке в Украине контрэлиты, критикуя действующий политический бомонд, который так и не стал национальной элитой, потому что оказался неспособным вывести нацию из перманентной экономической, социальной и геополитической турбулентности, я все искал и искал слов и концептов на обозначения того, что последние 30 лет происходит в Украине. Большинство западных теорий подходила к украинским реалиям как шотландский килт подходит украинскому крестьянину. Иногда применение модных западных концептов в Украине давало прямо противоположный результат. Возможно, самый яркий пример – Конституционный суд. На Западе, в частности в Европе, он считается наиболее эффективным предохранителем от «тирании большинства». В Украине он стал инструментом узурпации власти Януковичем...

И вот, похоже, я нашел автора, который многое объясняет в наших реалиях. Хотя он никогда не писал про Украину. Но именно он предлагает понятийный аппарат, который достаточно точно описывает наши вызовы, проблемы и неудачи. Это – Брюс Акерман (Bruce Arnold Ackerman), американский конституционалист и историк, профессор правовых и политических наук в Йельском университете.

В своей трилогии «We the People» он вводит понятие «революционных аутсайдеров», которые и осуществляют «революции реформ» или «революции человеческого масштаба» (revolution on a human scale). Последние отличаются от более знакомых нам «великих революций», которые стремятся начать историю сначала, повернуть реки назуспіт и создать рай на земле, тем, что их лидеры трезво оценивают пределы человеческих возможностей.

Примерами «революций человеческого масштаба» является американская война за независимость, победа Индийского национального конгресса, которая завершила колониальную эпоху в истории Индии, бархатные революции в Европе, завершение апартеида в ЮАР или даже исламская революция в Иране. Все эти события объединяет то, что их лидерам удалось мобилизовать массы на сопротивление действующему режиму, отбросить искушение кооптации в правящую элиту, прийти к власти и конституціоналізувати свою «революционную харизму». Другими словами, конвертировать революционную энергию масс в легитимность новых основополагающих правил и принципов, которыми нация будет руководствоваться в будущем. Запрос на Зеленского в своей основе был запросом именно на «революционных аутсайдеров»

Мы, ветераны майданов и войны за независимость, и являются потенциальными «революционными аутсайдерами». К счастью, нам удалось мобилизовать украинская общественность на сопротивление узурпации власти и российской агрессии. К сожалению, многие из нас: от уже забытого Каськива до моего друга Владимира Вятровича были кооптовані в свои ряды действующим истеблишментом. И в этом не было бы ничего плохого (в Британии веками успешно работает именно такая модель кооптации свежей крови в традиционных элит), если бы у нас при власти были именно национальные элиты, а не компрадорская буржуазия.

Относительно «конституционализации революционной харизмы», то здесь нам, конечно, еще надо учиться и учиться. Потому что до сих пор «революционная харизма» украинцев в основном конвертувалась в высокие должности и большие состояния отдельных «революционеров». Поэтому и отношение к Конституции такое. Потому что в отличие от независимости, которая обильно полита кровью многих поколений, до рождения Основного Закона абсолютное большинство украинцев не была причастна ни фактически, ни даже символично. Вместо знаменитого «We, the people», с которого начинается Конституция США и десятков других государств, наш Основной закон открывают слова «Верховная Рада Украины...» – орган, который украинский народ традиционно не любил и которому традиционно не доверял.

Одно слово, читайте Брюса Акермана «We the People» – надеюсь, в недалеком будущем может пригодится. Потому что запрос на Зеленского в своей основе был запросом именно на «революционных аутсайдеров». Просто Зеленский, в отличие от Голобородька, оказался аутсайдером не революционным, а угодовським. И поэтому в тюрьме сидит Андрей Антоненко и Юлия Кузьменко, на допросы ходят Яна Дугарь и Дмитрий Марченко, а Кононенко, Грановский и Гладковский-Свинарчук и дальше насол��джуються жизнью. Но запрос на «революционных аутсайдеров» никуда не исчез. Поэтому дальше будет...

Геннадий Друзенко – волонтер, эксперт-международник Политические элиты Украины. Кто придет к власти, если вдруг ее потеряет действующая команда?