Мы в соцсетях. Подпишись!

Михаил Радуцкий: Супрун сделала много полезного

 Михаил Радуцкий: Супрун сделала много полезного


Готова ли Украина встретить коронавирус и как оценить наследство Ульяны Супрун в МИНЗДРАВЕ? Что делать с теми клиниками-«пирамидами», где все заточено под интересы главврачей? Откуда вообще взять деньги на достойные – «белые» зарплаты медикам? Можно ли сейчас поднимать зарплаты депутатам? Почему он продолжает переписку с пранкером «Джокером»? Может ли врач хвалить «медицинские» таланты Анатолия Кашпировского? Об этом председатель парламентского комитета по вопросам здравоохранения Михаил Радуцкий рассказал в интервью Радио Свобода.



Александр Лащенко: Господин Радуцкий, я, конечно сразу эту тему подниму. Каждое интервью, которое вы даете (вы не так часто это делаете, поэтому я благодарен вам, что пришли на Радио Свобода), министр здравоохранения Михаил Радуцкий, почему нет? То вы каждый раз говорите: «нет-нет, меня это не интересует, комитет возглавить в Верховной Раде для меня важно». Правильно я вас цитирую?

– Правильно.

– Не меняете свою точку зрения?

– Нет. Мне было интересно стать министром здравоохранения в 2014 году, в 2012 году. А на сегодня я имел ту предложение от президента, кстати, даже еще за день до голосования в Верховной Раде это предложение было еще в действии. Но я считаю, что в законодательном органе я могу принести больше пользы на сегодня, чем в исполнительной власти.

– Как оцениваете деятельность министра Скалецкого? Что можете сказать?

– И ваше радио когда-то говорило, что это полностью мой человек. Это не совсем соответствует действительности.

– Так-так.

– Но могу сказать, что с каждым месяцем его пребывания на посту я все больше и больше убеждаюсь в том, что премьер Гончарук и президент не ошиблись в своем выборе.

– Предшественница госпожи Скалецкого был человек очень известна. Очень резкие оценки Ульяны Супрун. Можно сказать, что то наследство, которое оставила Ульяна Супрун на посту министра, госпожа Скалецкая продолжает? Или уже свой путь прокладывает госпожа Скалецкая в реформировании этой очень тяжелой во всех смыслах отрасли?

– Реформирование такой отрасли, как здравоохранение – это вообще очень трудно. Я не знаю ни в одной стране, где произошло реформирование системы здравоохранения (я не говорю о постсоветских странах), даже в таких странах, как Германия, Израиль, помните, что началось происходить в США, когда Обама решил...? Вы помните, что творилось в американском обществе. Я был свидетелем тому, потому что у меня было очень много друзей в США. Я очень люблю эту страну. Это моя мечта, чтобы у нас была такая же система здравоохранения, как у них. К сожалению, мы это не можем себе позволить. То я вам скажу, что здесь не может быть легкого пути.

Что касается госпожи Ульяны, то я это всегда говорил. Когда есть за что говорить «Спасибо!», я никогда не скажу, что она что-то не так делала. Есть вещи, с которыми я не соглашался, и когда она была в.а. министра, и сегодня некоторые ее заявления у меня вызывают...

– Ну, в частности? Может, эти вещи остались до сих пор, уже после отставки госпожи Ульяны?

– Нет. Когда госпожу Ульяну вызвали в суд по гражданству, я пошел на все каналы ее защищать. А когда госпожа Ульяна делала некоторые вещи, которые (это мое личное мнение) я считал, что это не совсем верный путь, я это висказував госпоже Ульяне так же.

Мне очень не нравится система Великобритании в здравоохранении. И у нас были споры, не скандалы, а собеседования. Мы вместе летели в самолете в Майами. Она по своим делам, а я по своим делам. Но мы были в одном самолете. И было время с ней пообщаться. Второй раз – это был официальный визит премьера Гройсмана в Израиль. Мы были на совместном ужине с правительством Израиля. Там мы немножко общались. И с ее командой мы общались. Это действительно. Я не думаю, что должна быть только одна правильная мысль. И здесь мы общались. У нас были публичные перепалки, если вспомнить о расизме, о все это. Я это не отношу к какой-то идеологической перепалки или пререканий. Я думаю, что это больше были эмоции у госпожи Ульяны и эмоции у меня. Это вообще не имеет отношения к тому, о чем вы спросили. Супрун сделала очень много полезного

Но в целом я считаю, что она (Супрун – ред.) сделала очень много полезного и нужного, находясь на этой должности. Я вам скажу, что это первая.а. министра Украины в охране здоровья, которая с ошибками, может, не все правильно, но смогла хоть какие-то законы в медицине протянуть в стране, где последний закон такой, имеется в виду глобальное законодательство принималось еще в 1992 году. То я могу сказать, что этот человек не сделал ничего хорошего?

– Господин Радуцкий, буквально на вашем месте сидела госпожа Ульяна, будучи еще в.а. министра. Она сразу сказала, что средняя зарплата семейных врачей, то есть в 2019 году, от 15 до 25 тысяч гривен. Потом много интернет-ресурсов процитировали госпожу Ульяну, то, что она сказала на Радио Свобода. Это соответствует действительности сейчас, через год? На первичке зарплата врачей выше, чем на вторичке или в спецдопомозі. Это результат преобразований Супрун

– Где-то соответствует. Где-то не соответствует. Где-то есть зарплата 12 тысяч. Единогласно, что на первичке поднята зарплата врачам гораздо больше, чем на вторичке или в специализированной помощи. И это как раз результат этих преобразований, которые начала (Супрун – ред.).

Кстати, я сейчас не хотел бы обидеть еще одного человека из министров здравоохранения Украины. Это господина Квиташвили.

– Так, предшественника г-жа Супрун.

– То первый, кто это начал, это был господин Квиташвили. Так же, как сегодня Скалецкая, как был и Квиташвили, это не один человек. Ну, не может ничего один человек сделать в стране.

Я вам больше скажу, у Черчилля тоже была команда. Да, это личность, это Черчилль, но у него была команда. Один человек всего не сделает и всего не знает. Поэтому здесь давайте... Я все же отошел...

– Хорошо. Команда Супрун. Что было не так, на ваш взгляд?

– Например, то, что мы сегодня видим, там были не до конца сделаны некоторые реестры. Это мешает вести какие-то...

– Пациентов? Мы выделили миллиард и 200 миллионов гривен на лечение больных за рубежом

– Так-так. Например, по трансплантологии государство потратило средства на этот реестр. Реестр еще не запущен. И мы срочно принимали дополнения в законодательство о трансплантологии, чтобы ее разблокировать. А что такое разблокировать трансплантологию в стране? Во-первых, это спасение жизней. Во-вторых, мы сегодня выделили миллиард и 200 миллионов гривен на лечение наших больных заграницей. И там львиную долю составляет как раз трансплантология.

– Это на этот год выделено, так?

– Да, это на этот год выделено. На прошлый год тоже не маленькая сумма была.

А мы понимаем, что наши врачи и наше оборудование позволяют это делать здесь, и эти деньги оставлять в стране. И все равно в Украине будет дешевле, чем даже в Беларуси.

– И что можно сказать, разблокирован на сегодня или нет? Городская больница в Ковеле сделала уже две трансплантации сердца с начала года

– Да. Вы же видите, например, что (и это же не Киев сейчас идет речь) больница в Ковеле. Это же не Институт Шалимова, это не Институт сердца, где Тодуров работает руководителем. Мы говорим, что сегодня городская больница в Ковеле сделала уже две трансплантации сердца с начала года. Это показатель уже. У нас иногда столько вся страна за год не делала. Оно пошло. Но реестра нет. Мы закончим. Но нам осталось без реестра.

Мы обещали, не мы, а команда, которую мы приняли, все это, что с 1 апреля будет, например, реимбурсация инсулина. Но опять же реестр инсулинозависимых больных еще не готов до конца.

– А когда будет готов? Можете назвать дату? Вернули старую систему обеспечения инсулином, а с октября перейдем на реімбурсацію

– Мы передвинули на октябрь. Но до этого времени, чтобы это сейчас не восприняли люди, что государство не обеспечит инсулином. Просто мы вернули старую систему обеспечения инсулином до октября. А с октября перейдем на реімбурсацію.

Реимбурсация – это шаг вперед. Это когда государство покрывает среднюю стоимость инсулина. Но если человек может себе позволить, хочет такой же инсулин, который стоит немного дороже, потому что он другого производителя, например, или помпа, а это дороже, то государство покрывает то, что всем, а за дополнительное человек хочет оплатить. Мы же не можем ей сказать, что (мы же демократическая страна) хочешь, то можешь взять. Но ведь мы не говорим, что мы проплачиваем какой-то некачественный инсулин.

– Господин Радуцкий, завершая тему Супрун. Все равно очень резкие оценки. Я уже не привожу этот... К вещи, которую можно оценку – это риторический вопрос. В некоторых СМИ «доктор Смерть» позволяли в адрес госпожи Супрун. Это вообще!

– У Бисмарка камни бросали, когда вводил в Германии систему страхования. Ничего.

– Кстати!

– Но сегодня ему памятники ставят.

– Но эти пропагандисты на службе олигархов (не будем лишний раз называть эти телеканалы и фамилии)...?

– Госпожа Ульяна сегодня тоже в интернете... Сегодня день средств защиты, презервативов, в мире отмечают.

– Напомню, что мы пишем интервью в четверг, 13 февраля. Но не в этом суть.

– Но госпожа Супрун тоже позволила себе назвать, какие это люди не были бы, но это есть политики, за которых проголосовало некоторое количество населения Украины, она их так назвала в своем посте. Я тоже считаю, что это плохо.

– Но вот такие люди, которых не назовешь пропагандистами, провокаторами и так далее, я имею в виду оппонентов, если их так называть, Супрун. Например, Семен Глузман очень резкие в адрес госпожи Супрун...

– Знаете, что самое смешное в комментах господина Глузмана?

– Он сидел в нашей студии и говорил, что даже Богатырева была, на его взгляд, лучше, чем госпожа Супрун на посту!

– Можно я сейчас не буду сравнивать Супрун и Богатыреву, потому что это действительно несравнимые вещи. Но на сегодня у меня очень интересная ситуация. Те, кто не любят Супрун, оппозиция Супрун, то я для них являюсь врагом, ибо они говорят, что Радуцкий продолжает дело, которое начала Супрун. Ладно. Те, кто за Супрун, говорят, что Радуцкий хочет вернуть Богатыреву. Я одним и вторым, и господину Глузману задаю один вопрос: уважаемые, вы мне скажите, я белый или черный? К кому мне прийти? Потому для тех враг и враг.

– Вы – Михаил Радуцкий. Сегодня медийное пространство в Украине очень не «клин»

– Да. Поэтому давайте эти медийные вещи... У нас, к сожалению, сегодня медийное пространство в Украине очень не «клин». Мне это английское слово нравится. Я не хочу обвинять журналистов. Я не хочу обвинять медиа. Но вот так ментально в стране сейчас не очень «клин» медийное пространство. Без некоей личности, ни о какой сайт не скажу. В целом.

– Не чистый, можно так сказать?

– Да. Он является не «клин».

– Та же госпожа Супрун была в студии Радио Свобода.



Одна из главных проблем, о которых она говорила, с которыми она пыталась как в.а. министра бороться, эта самая «пирамида». Вот эти клиники большие. Помним оппонентов госпожа Супрун. Не будем лишний раз перечислять.

– Помню. И я их защищал, кстати. Тодурова я лично ездил защищать.

– Да. Вы сами сказали – Борис Тодуров. И не только он. Госпожа Амосова и так далее.

– У госпожи Амосовой нет клиники, которой она руководила. Университет.

– Да. Университет, крупные клиники, кстати, государственные (важная деталь!), они, с точки зрения госпожи Супрун, были так построены, что фактически рядовой врач... главное ему, извините, от пациента получать выгоду и затем вверх оно идет до самого главного врача. Эта система построена в Украине десятилетие назад. И? Сталин ответил: учителям піднімемо, а врачи сами себе заработают

– Эту систему построила человек, которого я даже не хочу назвать «господином». Сталин построил эту систему. Давайте, не десятилетие и двадцатилетие назад. И не в Украине. К сожалению, Украина еще не избавилась от того. Но когда до Сталина (я не помню в каком году) в 1951 или в 1952-тогда пришел в кабмин, а это тогда Совет Министров... Я не очень люблю те времена. Не принципиально. Я не очень люблю те времена. К счастью, я в те времена не жил, но жил в СССР. Так вот, когда к нему пришли и сказали, что надо поднимать зарплату учителям и врачам, Сталин тогда ответил (это исторический факт): учителям поднимем, а врачи сами себе заработают. Украина до сих пор «королевство кривых зеркал»: врачи говорят, что живут на зарплату в 4 тысячи, но это неправда

То есть мы – «королевство кривых зеркал». И, к сожалению, Украина сегодня является «королевством кривых зеркал». С одной стороны, врачи, которые говорят, что они живут на зарплату в 4 тысячи гривен, но это не очень правдой. И, с другой стороны, мы, пациенты, говорим, что требуем бесплатную медицину, бесплатную, но каждый идет и что-то врачу дает. Когда мне говорят, что это ты про Киев, а вот в деревне не так! В селе не несут деньги, но картошку отнесут, кусок сала отнесут. Мы будем «королевством кривых зеркал», пока не будем говорить правду, что врач после 6 лет обучения получает 5 тысяч

И вот пока мы будем вот этим «королевством кривых зеркал», пока в глаза друг другу не начнем говорить правду, что мы как общество позволили, чтобы человек, который шесть лет училась, человек, который отвечает собственной свободой, кстати, за качество оказания помощи, потому что у врача в отличие от учителя есть уголовная статья, и мы как общество воспринимаем то, что врач получает зарплату в пять тысяч или шесть тысяч гривен, а я не хочу обидеть сантехника, но у него сегодня официальная зарплата большая, то я считаю, что мы, общество, позволили это, а теперь мы говорим, что врачи плохие.

Что касается этих «пирамид»? Это другая проблема. Господин Тодуров – это один из лучших кардиохирургов и не только Украины. Мы как общество завели господина Тодурова, завели других врачей (давайте без фамилий, это не принципиально, потому что эта ситуация одинакова вообще) в ту ситуацию, что у нас не такая... В отличие от СССР у нас нет нафтокарбованців, потому что там все вокруг колхозного (мы это с вами все вспоминали), все вокруг «мое». Мы имеем очень ограниченный бюджет как страна. И на сегодня мы еще и является страной, против которой ведутся военные действия. И мы тратим очень большие деньги на войну. Не по своей воле, но это так и есть.

– Господин Радуцкий, замкнутый круг? Врач в операционной не должна думать, где взять лекарства. Сделать свое дело и получить достойные деньги

– Нет, не замкнутый круг. И тут я говорю только об одном. Когда мы создавали клинику «Борис», была только одна идеология, что наш врач должен заходить в операционную, вот так подняв две руки, у него в голове, кроме того, как помочь больному, нет ничего – ни как накормить семью, ни где взять деньги на школьную форму для ребенка, у него должно быть все обеспечено. Он не должен думать, где взять инструмент, где взять лекарства. Он должен зайти, сделать свое дело и за это дело получить достойные деньги.

– Господин Радуцкий, это частная клиника. А в государстве? В самом бедном государстве Европы.

– А вы знаете, что в самом бедном государстве Европы... Украина на сегодня, а это не по нашим данным, это по данным мировых экспертов. И тут меня сейчас еще и «соросеням» назовут.

– Не сомневайтесь! Не я, но назовут. Вне всякого сомнения!

– Тем более, что в вашей студии – точно уже назовут. Кстати, не хотел бы, чтобы меня так называли.

– Уже будут вспоминать. Как и в самолете с госпожой Супрун летели. Обязательно все обсмокчуть!

– Так-так-так. Чтобы не коммунистом называли. Я так скажу. Под украинской медициной – 40 миллионов квадратных метров недвижимости, в 2,5 раза больше потребности

И эти эксперты говорят... Я вам сейчас скажу две цифры, чтобы вы поняли, о чем я. Вы знаете, сколько недвижимости под украинской медициной? 40 миллионов квадратных метров! В стране с 37-мільйоним, даже с 50-миллионным населением.

– Да, господин Дубилет уже подсчитал. 37-м.

– Ладно, 40, 50. Это в 2,5 раза минимум больше потребности.

– Достаточно зайти на вашу страницу в фейсбуке, вы ежедневно тщательно сводки о распространении...

– Я не хочу паники. Поэтому я хочу, чтобы люди черпали официальную информацию.

– Конечно.

– Поэтому я так. Если вы думаете, что мне интересно на собственной странице о коронавирус? Нет. Но я вижу, что началось в стране происходить. Вы помните 2007 год? Когда правительство ночью разгружал самолеты с «Тамифлю», помните?

– «Свиной грипп»? Конечно. И Юлия Владимировна тогда была премьером.

– Давайте... Мы же не политическое шоу с вами.

– В том числе.

– Мне хватает политических шоу на различных телеканалах.

– Ладно.

Если (не дай Бог!) коронавирус поступит, то снова будет такой, как тогда был... ? Это, кстати, был 2009 год.

– Ладно. И «Тамифлю». Мы с вами это хорошо помним. Я хочу только сказать, что статистика эпидемии гриппа обычно: днем болеет больше людей, чем сегодня в 13-миллионном городе...

– В Ухане, откуда все началось. Китай. Я не делал бы из коронавирус чуму XXI века

– Да. Это есть опасность. Никто не говорит, что на то не надо обращать внимание. Но я не делал бы из этого чуму ХХІ века. Это первое. Второе. Первое за многие времена, когда есть такая угроза мировая, потому что ВОЗ объявила чрезвычайное положение, но потом они объяснили, для чего они объявили чрезвычайное положение.

– Хотя пандемии нет на сегодня. Украина ничего не выдумывает от себя. Все идет по заветам ВОЗ

– Да. Во-первых, Украина сегодня ничего не делает, не придумывает от себя. Сегодня все, что придумывает штаб при Кабмине, МЗ, СНБО – все оно идет стопроцентно по заветам ВОЗ.

– Господин Радуцкий, кстати, мы поинтересовались комментарием эксперта, врача-инфекциониста Юрия Жигарева по поводу угроз, которые несет коронавирус именно для Украины. Вот что господин Жигарев сообщил в комментарии Радио Свобода:

Юрий Жигарев: То, что было изначально в «Борисполе», когда первый самолет прилетел, я считаю, что это наша очень большая недоработка. Потому что так не должно быть, конечно. Мы знаем прекрасно, что инкубационный период большой. Мы знаем прекрасно, что человек абсолютно без никаких признаков заболевания может приехать и уже иметь этот вирус и разносить его дальше.



– Что, уже коронавирус в Украине? 14 дней – инкубационный период. И не видно?

– Кстати, сейчас уже есть информация, что может быть и 24 дня. Мы отслеживаем.

Еще раз повторяю, что впервые, когда есть такая большая угроза в мире, Украина на 100% (никогда такого не было) сотрудничает с ВОЗ. И я хотел бы поблагодарить вашу студию. Потому Киевское бюро ВОЗ такую помощь, как они сегодня оказывают именно техническую Украине – это уже исторически. Мы имеем реакцию ВОЗ иногда даже за одну минуту, ответ на вопрос. В Украине нет сегодня ни одного лабораторно подтвержденного. Это официальные данные. Кстати, эти данные проверены ВОЗ. У нас нет подтвержденных случаев.

Сказать, что кто-то в инкубационном периоде заехал в Украину? Я на себя не возьму ответственность сказать, что кто-то (не дай Бог!)...

– Господин Радуцкий, не дай Бог! Никаких страшилок. Но нужно смотреть трезво на ситуацию. Китай – авторитарное государство. Другое дело, что в начале они скрывали, когда только появился...

– А мне кажется, что они (Китай – ред.) сейчас больше скрывают, чем в начале.

– Возможно. Но в любом случае вот эти методы авторитарного государства, там карантин...

– В таких случаях оно, может, и не плохо.

– Да. Но Украина не является авторитарным государством. Украина – не Китай. И здесь уровень медицины, согласитесь, ниже, чем в Китае.

– Я вам больше скажу, уровень медицины в финансовом обеспечении действительно ниже. В профессионализме наших врачей – я бы спорил. Поэтому здесь это такая противоречивая история.



Украина полностью разработала план мероприятий на случай, если вирус придет

Украина полностью разработала план мероприятий на случай, если (не дай Бог!) до нас этот вирус придет. И есть кровати зарезервированы первого резерва, второго резерва. Там 5 700. Я сейчас точную цифру не хочу называть, потому что потом говорят, что Радуцкий там неправильно сказал. Более 5 тысяч коек зарезервировано первого резерва...

– Это в Киеве? Имеем запас необходимых материалов, четкий план: что должны делать пограничники, таможенники, экипажи, наземные службы аэропортов

– Это Украина. Я не хочу сейчас называть, где именно. Потому что там завтра местная община скажет: а что это вы нам всех этих зараженных везете сюда? У нас есть второй резерв, третий. Мы имеем проверенный запас необходимых материалов, если (не дай Бог!) у нас эпидемия, что мы имеем в госрезерве и так далее. У нас есть четкие инструкции и четкий план, что должны делать пограничники, что должны делать таможенники, что должны делать экипажи, которые летят в Украину или из Украины, что должны делать наземные службы аэропортов, где есть международные рейсы.

Потому что нас там обвиняли, что я вот летел через Мюнхен из Китая и меня никто не проверял. Уважаемые, Германия же проверяет самолет из Китая. То вы уже зашли на территорию Германии. Если бы не дай Бог, то уже Германия сделала бы это.

А дальше начинается фэйковая медійність. А вот там людей на остров вывозят на 14 дней, там их держат. И назывались такие страны, я считаю, стопроцентной демократии, как США. Я говорю: на Гуантанамо хоть увезли или куда отвезли? Есть фейки, а есть вещи.

Сказать, что Украина на 100% защищена, никто вам этого не скажет. Потому что если уж США на 100% или Великобритания – сегодня в Лондоне свежий случай.

– Да. Кстати.

– Но мы имеем Таиланд, который уже вылечил людей своей собственной комбинацией лекарств.

– И там на сегодня коронавирус...?

– Нет новых. Я не видел от ВОЗ.

– То есть, господин Радуцкий, вы уверяете, если вдруг, сначала будут единичные случаи, конечно (не дай Бог!), не будет, как в геометрической прогрессии коронавирус по Украине? Если Украина за 4 года сделает хотя бы СDС – инфекционный контроль, считаю, не просто так просидел в Верховной Раде

– Вы только что сказали, что Китай – богатая страна и еще и авторитарная. Но есть. Мы видим США с их СDС. Это не просто мое. Я считаю, что если Украина за 4 года, например, сделает хотя бы в Украине СDС, это инфекционный контроль... И мы ведем переговоры. Если мы хотя бы это создадим, то я считаю, что я не просто так просидел, столько потратил времени в Верховной Раде. США имея СDС, имея FDA, имея бюджет, имеющие эти случаи, что мы? Поэтому очень трудно сказать, что от вируса мы закрыли. Мы даже если закроем все границы, мы не исключим возможность.

– Но в принципе то, что госпожа Скалецкая говорит о готовности, вы подтверждаете?

– Мы считаем, что все, что нам советует и все руководство ВОЗ, а она на сегодня в мире признана, будем так говорить, управляющей организацией, которая должна контролировать эти процессы по странам, мы все сделали.

– Господин Радуцкий, принятие закона о медицинском страховании. Какие здесь перспективы?

– Не о медицинском страховании, а о страховую модель системы здравоохранения.

– Когда это может быть?

– Президент это сказал в программе. Сегодня ведется очень кропотливая работа по выбору модели. Мы не говорим, что мы отменим финансовые гарантии. Это «юниверсал каверідж». И он должен быть. Все страны за него борются. Страховка будет покрывать то, что не вошло в гарантии. Во-первых, мы имеем не помыли��ися. Мы должны выбрать ту модель, которую мы финансово и качественно можем позволить в Украине. Я еще раз говорю, что я являюсь фанатом американской системы. Не можем мы ее себе позволить. Мы не являемся богатой страной. Мне не нравится английская система. Это мне лично. Мне нравится система Королевства Нидерландов.

– И к чему придет Украина тогда?

– Мы сейчас работаем с экспертами. Нам опять же помогают Всемирный банк, ВОЗ. Мы выбираем сейчас. Это одно.

Второе, что есть сегодня. Смотрите. Страховая модель не берется же из воздуха. Это финансирование. Финансирование – это деньги. Где государство берет деньги? С налогов. Я не говорю, что надо увеличить налоги. Я говорю о другом. Если мы сегодня, а это мы официально знаем, что у нас 60% зарплаты в «тени», является неофициальной, то мы сейчас сделаем, говорим, что у нас теперь страховая модель, а там денег не будет, и мы убьем то, что имеем.

– Когда же заработает? Рассматриваем возможность написания закона и выбора модели страхования этого года. Выйдем на то, чтобы закон заработал 2023 года

– Но сегодня президент Украины, Верховная Рада, фракция «Слуги народа» говорят о том, что мы сделаем все для того, чтобы тот процент «черной» зарплаты был с каждым днем все меньше и меньше. И мы рассматриваем возможность написания того закона и выбора модели в этом году. Но мы полагаем, что экономически по официальности зарплаты мы выйдем на возможность, чтобы этот закон заработал где-то год-два – где-то 2023 год. Это не обещание.

– Это планы?

– Это планы. И мы стратегически к тому идем. Президент не откажется от своей предвыборной программы. Я так говорил, фракция «Слуги народа». И смотрите, так весь мир живет со страховой моделью. То чем Украина хуже?

– Господин Радуцкий, вы сидите, вот смартфон сейчас перед вами. Вы общаетесь с неким пользователем, тем самым пранкером «Джокером» до сих пор?

– До сих пор? Что имеется в виду?

– Вы тогда, и наша коллега Власта Лазур в ноябре прошлого года, сказали, признали сам факт переписки. Конечно, после того попытки этого пранкера или других пранкеров с вами...?



– Во-первых, я тогда, если ваша коллега помнит, а у вас есть запись?

– Есть.

– Я говорил, что он был у меня в памяти телефона.

– Конечно, не «Джокером» обозначен. Нет.

– Да. Во-первых. Во-вторых...

– Значит, он был «ХЗ», если я не ошибаюсь. Так?

– Так-так. Я вам скажу, что не часто, но иногда, когда, например, на меня какую-то грязь появляется где-то в прессе, он мне пересылает...

– До сих пор?

– Да. Эту фотку. И говорит: а как это так? Я ему говорю. Если это действительно стопроцентный фейк, я ему улыбаюсь. Или я пишу: спасибо, что вы мне указали на это, потому что я того не видел.

– Вы не знаете, кто за этим стоит?

– Я уже объяснял, кстати, и вашей коллеге. Я за 28 лет в системе здравоохранения, а именно в оказании медицинской помощи. У меня в памяти телефона столько людей, что я, кстати, могу на улице идти, этого человека не узнать, а ее телефон у меня может быть в памяти. Это особенности моего бизнеса. Я не могу вспомнить...

– А почему вы его не забаните? Вы же продолжаете контакт и до сих пор. Зачем мне банить человека, который лично мне нигде не сфейкувала?

– А зачем? Зачем мне банить человека, который лично мне, во-первых, она нигде не сфейкувала? Человек откровенно. Я с человеком общался. Она откровенно общалась. Кстати, там в моей переписке я вообще не вижу ничего такого, что могло бы вызвать...

– Настаиваете, что вы не признали в этой переписке, что депутаты, в частности «Слуги народа» получают «в конверте»?

– Нет, я не признал. И у меня эта переписка сохранена. Мы можем его сейчас с вами почитать. И я ответил: я такое тоже слышал, я слышал, что ходят по залу, что предлагают. Если бы я хотел отойти от того, я сказал бы, что это фейк, у меня не было той переписки. И не потому, что человек мне сказала: если вы будете опровергать, то я еще что-то опубликую. Лучшая защита – это правда. Вот для меня. Вот меня так учили. Даже если это не очень удобная правда. Но когда она – правда, то она является наилучшей защитой.

– Господин Радуцкий, 4 тысячи долларов, вы считаете, должна быть зарплата депутата, чтобы он не заглядывал там...? Нельзя дать 4 тысячи долларов зарплаты депутату, когда пенсионер получает 1700 гривен

– Не откажусь от своих слов. Я понимаю, что сегодня нельзя дать 4 тысячи долларов депутату зарплаты, когда пенсионер получит 1700 гривен. Я это тоже понимаю. Поэтому мы должны решить. И у меня есть свое видение, как мы можем это решить. Мы имеем то, что говорит президент... И это одна из тех вещей, почему я с президентом. Не только потому, что мы очень давно знакомы. Мне нравится, что он говорит, что Украина должна стать производителем, а не поставщиком сырья. Мы это можем сделать, только когда здесь будут строить заводы.

– То есть настаиваете, что сначала чтобы пенсионеров...

– Всех.

– ... и только тогда депутаты могут претендовать?

– Всех. Я не очередность сейчас сказал. А сказал: всех.