На Донетчине затапливает шахту: ее обесточили из-за долгов за электричество

На Донетчине затапливает шахту: ее обесточили из-за долгов за электричество


13 февраля в 15.30 представители поставщика электрической энергии полностью обесточили шахту «Южнодонбасская № 1». Это предприятие расположено в городе Угледар Донецкой области за несколько десятков километров от зоны боевых действий. С самого утра шахтеры протестовали против отключения: блокировали трассу, что расположена возле шахты, а также трансформаторную подстанцию на территории предприятия.

Как сообщил Радио Свобода шахтер Александр Дырда, обесточивания предприятия повлекло затопление шахты. По состоянию на 18.00 вода могла достигнуть уровня 600 метров, на котором расположено различное оборудование, в частности насосы.

В этот же день руководитель Донецкой областной администрации Павел Кириленко на своей странице в Фейсбук сообщил, что в начале текущей недели шахте перечислили 17 миллионов гривен для частичного погашения долга за электричество.

«Черная территория». Что происходит с шахтами в ОРДЛО? (рус.)

«Но шахтеры распорядились деньгами по-другому: направили на оплату электроэнергии только 6 миллионов гривен, остальные пустили на зарплату. Конечно, вопрос зарплаты крайне важное, но! На это поступают целевые средства: в феврале поступило 21 миллион гривен, в марте тоже запланировано выделить из госбюджета необходимую сумму. А недоплаченная сумма долга за электричество ставит шахту на грань уничтожения», – утверждает Кириленко.

Руководитель Донетчины отметил, что завтра состоятся очередные переговоры по урегулированию кризиса на шахте «Южнодонбасская № 1».

Со своей стороны Александр Дырда сообщил Радио Свобода, что направление части денег на заработную плату было общим решением, ведь горнякам, фактически, негде взять денег на самое необходимое.

До этого, 11 февраля, несколько десятков шахтеров протестовали под стенами Донецкой ОГА в Краматорске и просили чиновников предотвратить отключение. Горняки из Угледара сообщили Радио Свобода, что не получают деньги на протяжении трех месяцев и вынуждены одалживать вещи и еду на местном рынке.