Бунты курортников и паника. Эпидемия холеры в Одессе в 1970 году в архивных документах КГБ

 Бунты курортников и паника. Эпидемия холеры в Одессе в 1970 году в архивных документах КГБ


Пока ученые ищут вакцину и способы остановить распространение коронавирус из Китая, вспышка заболевания обрастает мифами и слухами. Паника и непроверенная информация – неизбежные спутники любой эпидемии или массового заболевания.

В 1970 году в Одессе произошла вспышка холеры – это была одна из самых известных эпидемий в истории бывшего СССР. В ее распространении обвиняли египтян и советских офицеров, верующие просили будущего главу Украинской православной церкви провести спасительную крестную ходу, а 16-летний школьник от скуки напечатал листовки, в которых от имени Брежнева призвал граждан не поддаваться панике и спокойно умирать.

«Настоящее время» – телеканал Радио Свобода – рассказывает, как на распространение смертельно опасной инфекции реагировали жители, медики и КГБ. Смерть сторожа Лютикова

Вспышка холеры в Советском Союзе был частью пандемии, которая началась в 1961 году и давала знать о себе в разных странах мира, прежде всего азиатских. Пик пандемии пришелся как раз на 1970-й. Есть две основные версии того, как возбудитель опасной болезни, вибрион Эль-Тор, попал на советскую территорию из Ирана через Каспий или из Индии или Пакистана на торговых кораблях. В июле вспышки холеры имели место в Батуми и Астрахани, а в августе – в Одессе и Керчи.

В основу этой публикации легли ежедневные сообщения об эпидемии и борьбе с ней на территории Украины, которые КГБ УССР отправлял руководству республиканской Компартии. Мы выбрали самое интересное из каждого сообщения и составили хронику тех дней.

Нужно понимать, что сообщение КГБ не истина в последней инстанции и какие-то данные (например, о количестве жертв) могут быть неточными. Некоторые детали, отсутствующие в документах спецслужбы, взятые из других источников. 4 августа

Первый тревожный «звоночек» поступил из Одессы. 3 августа в городскую больницу доставили 56-летнего Федора Лютикова. Он работал сторожем в совхозе имени Кирова, расположенном на полях орошения рядом с областным центром. У мужа подозревали острый энтероколит. Сам больной считал, что отравился копченой рыбой. Поздно вечером он умер. Анализы показали, что у Лютикова была холера.

Внимание КГБ привлек тот факт, что недавно до сторожа приезжали родственники из Узбекистана. Семью умершего изолировали.

Вот как одесский историк Павел Урсу обрисовывает то, что происходило в городе:

«Можно без всякого преувеличения сказать, что ночь на 4 августа 1970 года многим одесским начальникам запомнилась на всю жизнь. Уже в полпервого ночи заработал противоэпидемический штаб очаге болезни, вскоре в его распоряжение прибыла рота солдат внутренних войск для окружения инфекционной больницы, штаба и других учреждений. В это же время неприятная новость была передана первым лицам – секретарю обкома П. Козырю, председателю облисполкома А. Дуднику, главному санитарному врачу республики М. Мельнику, который срочно прибыл в Одессу, а также начальникам милиции и службы безопасности. Ночью и в первой половине дня 4 августа были развернуты госпитали для больных и отдельно – для подозреваемых (провізорський), изолятор для контактных. На Пересыпь и в район Хаджибейского дороги направилась бригада врачей-инфекционистов для подворных обходов». 5 августа

В больнице изолировали не только родных сторожа Лютикова, а и тех, кто общался с ним в течение последних дней. Дом умершего охраняет милиция.

За сутки в больницу с подозрением на холеру попали еще шесть человек. Относительно четырех уже готовы результаты анализов – у всех негативные.

О холере доложили главе республики – первому секретарю ЦК КПУ Петру Шелесту. Закрыть на карантин

Становится понятно, что преодолеть проблему в зародыше вряд ли получится. Создана в Одессе Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия (ЧПК) решает закрыть город. Возникает второй большой очаг заболевания – Керчь. 6 августа

У одного из шести больных, госпитализированных днем ранее, все-таки находят холеру. Это И. Дашук, который недавно прилетел в Одессу из Горького.

В больницу с признаками опасной болезни попадают еще трое одесситов.

Именно 6 августа местные власти официально ввели в городе карантин, рассказывает в своей книге историк Урсу. Уехать из Одессы теперь можно только после обсервации: нескольких дней под наблюдением врачей в специально отведенном помещении – под это выделяли пионерские лагеря, школы, теплоходы в порту и тому подобное. Как отмечает Дмитрий Урсу, меры карантина были половинчатыми: город не окружили, вокзалы и порт продолжали работать. Нужного эффекта это не дало, зато в городе началась паника. 7 августа

В больницу с подозрениями на холеру уже 12 человек. Пять случаев заражения подтверждены. Еще 353 человека, которые контактировали с больными, – в изоляции.

Кроме Лютикова умерли двое пациентов – Кожушко и Чолак. Три человека в тяжелом состоянии.

Случаи заражения зарегистрированы во всех районах Одессы. Болезнь перекинулась и на соседний регион: 28-летний инженер-строитель В. Рихтер, житель Первомайска Николаевской области, вернулся из одесского командировки и сразу попал в больницу в тяжелом состоянии с холерой. Вероятно, заразиться успели его мать и жена. 8 августа

Признаки холеры обнаружили у больных в четырех областях – добавились Херсонская и Крымская.

В Керчи диагноз подтвердился у двоих госпитализированных. 73-летний П. Шаров, вероятно, заразился холерой от батумских рыбаков, которые прибыли на траулере в керченский порт. Он умер на больничной койке.

Из Одессы 6 и 7 августа на поездах, автобусах и самолетах вывезли 50 тысяч человек. А на следующий день городская власть ввела уже полноценный карантин: Одессу и окрестности оцепили войсками и милицией, обсервація стала обязательным для тех, кто выезжает. При этом официально это решение нигде не публиковалось.

Одновременно руководство госбезопасности УССР готовится пресекать слухи и поручает выяснить, не заразили время одесситов враги:

«В КГБ при СМ УССР и УКГБ созданы специальные оперативные группы. Принимаются меры к предотвращению возможных нежелательных процессов и проявлений, распространение провокационных и панических слухов. <...> Органы КГБ республики изучают версию о возможном занесении инфекции во враждебных целях». 10 августа

В больницах страны сотни пациентов с подозрением на холеру. Подтвержденные случаи в двух новых областях – Запорожской и Черниговской, неподтвержденные – еще в шести. Большинство больных – уже не в Одессе, а в Керчи.

Задержаны 17 поездов с Одессы, холерой проверили полторы тысячи пассажиров. Пятерых сняли с поезда и отправили в больницы.

КГБ пересказывает сообщения о холере, которые транслируют на украинском языке Радио Свобода и «Голос Америки». Для советских граждан «вражеские голоса» до самого конца эпидемии будут единственным источником информации о холере. Местные же газеты, радио и телевидение вскользь, обтекаемо и без подробностей вспоминают о «острые кишечные инфекции». «Москали», египтяне и западные «голоса» – кого обвиняли в эпидемии

Слухи, в том числе далекие от реальности и просто абсурдны, – характерная черта любой эпидемии. При отсутствии официальной информации о холере эти слухи рождались и разлетались по городам СССР с первых дней – и все еще появлялись даже после того, как распространение инфекции удалось остановить. 11 августа

Еще одна смерть: скончался 33-летний житель Черкасс А. Николаев, который накануне приехал из Одессы. Утром 10 августа на карантин закрыли Керчь.

Горожане «негативно высказываются» о проблемах с водой и продуктами, ужасное состояние канализационной системы – и попадают в сводки чекистов.

В Одессе популярной становится версия о том, что холерный вибрион попал в город морем из Египта. Одно из предположений – это советский армейский инструктор вернулся из египетского командировки. Бытует мнение, что, наоборот, виноваты египетские военные, прибывшие в СССР учиться. На этом фоне, сообщает КГБ, в городе усиливаются антиарабські настроения.

«В этом вопросе меня возмущает одно, что наши медицинские газеты и вообще литература дописались до того, что, мол, у нас, в социалистическом обществе, таких заболеваний, как чума и холера, быть не может. В связи с этим никакой профилактики от кишечных заболеваний не проводили, не было и никакого надзора. Сейчас же, как оказалось и как стали уже писать, кишечных заболеваний у нас очень и очень много. Так где же логика? И когда эта трескотня у нас закончится?» – жалуется на дезинформацию сотрудник киевского авиазавода М.

Есть и те, кто склонен подозревать во всем иностранные спецслужбы. «Возможно, до этого еще кто-то из иностранцев приложил руку», – считает один из сотрудников издательства «Днепр». 12 августа

Еще две смерти, обе в Керчи. За сутки выделено рекордное количество людей, которые контактировали с больными, – 1520.

В Одессе находят напечатанную на машинке хулиганскую открытку, подписанную именем Брежнева. Она призывает горожан не поддаваться панике: «Товарищи, будьте мужественными и свободолюбивыми, не собирайтесь быстро умирать. Вы лучше немножко помучтеся, как мучались ваши предки». А если появились признаки болезни, автор рекомендует ложиться на кровать и «спокойно умирать», «потому что холера неизлечима».

По киеву курсируют слухи: холеру занесли иностранцы; эпидемия – «акт агрессии со стороны империалистических государств»; в Одессе от холеры умирает около 300 человек в сутки; от болезни умирают и в Киеве.

В «подогреве нездоровых настроений» КГБ обвиняет западные радиостанции: «Фиксируются попытки из-за границы влиять на распространение панических слухов». 13 августа

Страданий одесситам добавляет ливень: дождь частично затопил 97 домов и заливает канализационную систему, а это может способствовать распространению холеры.

В Тернополе на привокзальной площади задержан 50-летний Владимир Палка. Будучи навеселе, он выкрикивал, что холеру в Одессу завезли «москали». Против него возбудили уголовное дело. Листья и побеги

Из сотен тысяч курортников, которых эпидемия застала в Одессе и Керчи (только в Одессе их было около 300 тысяч), поехала домой лишь небольшая часть: на всех элементарно не хватало транспорта. Остальные застряла на неопределенное время – пока не отменят карантин. Были и те, кто на свой страх и риск пытался прорваться через оцепление. 14 августа

Еще один человек умирает в Одессе, и общее число жертв холеры в республике достигает 10.

КГБ находит и изымает письма, в которых «содержатся панические настроения». «Толик. Холерне кольцо замкнулось вокруг Крыма. Кругом паника и хаос. Карантин 75 дней. Не могу ни о чем думать, не могу и писать. Молись за нас...» – говорится в одном из перехваченных посланий, направленном из Севастополя в Киев.

Из письма иностранки с Киева до Франции: «Поездка эта ужасная. После Москвы мы выехали в Одессу. Это ужасный город, но через 48 часов нам сказали срочно собирать чемодан, поскольку в городе эпидемия холеры и, если мы не уедем в этот же вечер, город будет закрыт. Нас отправили в Киев. Забыла тебе сказать, что отъезд был ужасным. Люди дрались, чтобы сесть в поезд, была паника, все боялись, что не смогут выехать. Ехали или стоя, или сидя на полу, не смотря на то, что у нас были плацкартные места. За всю ночь не сомкнула глаз».

К корреспонденции иностранцев – особое внимание. В одном из сообщений КГБ есть намек, что спецслужбы выясняют, не является ли эпидемия результатом вражеской диверсии: «Изучаються контакты советских граждан с иностранцами, которые посещали ранее районы очагов заболеваний, маршруты передвижения иностранцев, их подозрительное поведение, возможно проявлялся интерес к источникам водоснабжения, канализационных систем и очистных сооружений». 15 августа

Сообщают о двух новых жертв холеры в Керчи (через день позже выяснилось, что один человек все же умерла по другой причине) и одной в Одессе.

В поле зрения сотрудников КГБ попадает токарь завода «Электроконденсатор» в Белой Церкви Киевской области П. Полищук – за то, что критикует руководство страны и подозревает иностранцев в причастности к эпидемии. Советский Союз, по словам мужа, в ущерб себе помогает зарубежным «друзьям» (речь явно идет о просоветские режимы в Азии и Африке), а те взамен «завозят нам колорадского жука и холерой».

На почте перехватили письмо, автор которого рассказывает, как уехал из Одессы до Ивано-Франковска: «Слава гнал машину без отдыха, кругом на дорогах стояли заслоны, но Слава их обошел всякими правдами и неправдами. Уже даже в Черновцах есть случаи заболевания. Все портовые города уже закрыты».

Автора письма стали искать, информацию о нарушениях карантина передали милиции.

Неожиданное сообщение поступило из Чернигова. Там «оперативным путем» (скорее всего – от агента) чекисты узнали, что группа верующих женщин преклонного возраста предложила местному епископу Владимиру организовать крестный ход вокруг города для защиты от холеры.

Упомянутый епископ – мало кому известный в те годы Владимир (Виктор Сабодан). 20 лет спустя он стал одним из претендентов на должность нового патриарха Московского (но в течении голосования на Поместном соборе он уступил с небольшим отрывом Алексею Рідігеру). С 1992 года и до своей смерти в 2014-м Владимир возглавлял Украинскую православную церковь Московского патриархата. 17 августа

Три смерти от холеры в Одессе, Керчи Сваляве и Закарпатской области.

В селе Башківці в Тернопольской области 80-летняя Анна Яремчук рассказала односельчанам, что у нее дома обновилась икона. 14 августа домой к женщине пришли около 70 верующих из соседних сел. «... Некоторые из присутствующих истолковали «обновление» иконы и вспышка желудочно-кишечных заболеваний как признак изменения политического строя в стране. При этом отмечали, что подобные события имели место накануне Второй мировой войны (лето 1939 года), в результате чего наступили большие политические изменения, «так будет и сейчас», – рапортовали сотрудники госбезопасности.

Работники райсовета приехали в село и изъяли икону.

В Одесской области жители зарабатывают, помогая желающим нарушить карантинный режим. Житель села Кошары Михайлов за деньги перевозит желающих на лодке через Тилигульский лиман до соседней Николаевской области. Местные жители, у которых есть машины, вывозят людей неконтролируемыми проселкам.

Двое военных с кишиневской части ПВО не могли вернуться из Одессы на службу. Какой-то проводник – тоже не бесплатно – вывел пешком их в обход постов. КГБ обращает внимание на нехватку военных для патрулирования местности, транспорта для госпитализации и коек для больных: «14 августа поступило 449 заявок на госпитализацию, удовлетворенно 268, 15 августа с 345 заявок удовлетворено 245».

Кое-кто из желающих выехать самовольно покидают область на открытых площадках товарных поездов. «Не надо войны, вот вам война». Протесты и жалобы

Обвинения в адрес иностранцев, которые якобы принесли холеру, меняются критикой власти, неспособной эффективно бороться с эпидемией. Особенно возмущены те приезжие, которые остались в карантинных зонах и за две недели даже не дождались очереди на обсервацию. Сотни недовольных идут до зданий партийных органов. 18 августа

В Одессе – четыре новые жертвы холеры.

Сотрудники КГБ переводят в отчетах разговоры о том, что эпидемия возникла из-за антисанитарии в Одессе и слабость системы здравоохранения. Они идут, в частности, среди медиков.

«Заболевания показало, что санитарно-эпидемиологические службы до эпидемий не готовы, действенно бороться с ними не могут. Это объясняется слабым правовым положением этих служб», – считает хирург второй городской больнице Ивано-Франковска Ю. Пилипенко.

«Подумать только, что могло бы произойти, если бы враг применил в войне бактерии типа холеры. Ведь народ, медицина совсем не подготовлены, не знаем, что такое холера, как с ней бороться», – рассуждает работник Днепропетровского завода релейных приборов М. Яновский. 19 августа

Еще две смерти в Одессе. Эпидемия унесла уже 20 жизней.

Курортники, которые застряли в Одессе через карантин, предлагают выйти к обкому партии и требовать отправить их домой. «18 августа имела место попытка двинуться к зданию горкома партии до 160 таких лиц, преимущественно женщин». 20 августа

В аэропорту Борисполь с самолета, который прибыл 18 августа из Москвы, снимают киевлянку Л. Шашкун, у которой заподозрили холеру (впоследствии подозрения не подтвердились). Всех пассажиров – в основном это иностранцы – и экипаж отправляют на обсервацию в отель аэропорта.

Народные слухи преувеличивают масштаб эпидемии. «В Керчи холера. Не надо войны, вот вам война. Как человек заболел, через три часа умирает, зарывают его где-то в степи. Плавскладові сделали прививку, а для населения нет вакцины. Достали где-то в Америке немного. Здесь творится ужасное», – пишет неизвестный житель Керчи своей знакомой Ф. Кислой.

Из письма от неизвестного отправителя с Керчи жителю Майкопа Г. Кузину: «У нас карантин, от холеры умирает каждый день по 20 человек, а может, и больше. Врачи говорят, из десяти больных умирает в пять».

В Керчі против местного жителя Ивана Колтунова, который вывозил людей из карантинной зоны, возбудили уголовное дело. 21 августа

Опять «бунтуют» приезжие, которые не могут вернуться домой из-за карантина. На этот раз в Керчи. 20 августа три сотни людей собрались в здании Орджоникидзевского райисполкома с требованием поместить их в обсерваторы или отправить для обсервации по месту жительства.

Четверо неизвестных людей похитили из пансионата на берегу Керченского пролива двухместная лодка. Им удалось сбежать из карантинной зоны через пролив – лодку нашли в Краснодарском крае.

Власти Керчи просит выделить больше военных и техники, чтобы предотвратить побег.

«Стою в очереди на карантин, но можем оказаться в сентябре, поскольку в первую очередь забирают матерей с маленькими детьми и инвалидов, да еще по блату. Должен тебе сказать, что в городе организованности нет. Местное руководство только и беспокоится, как бы удержаться на должности, и поэтому делает глупости, за что людям покоя нет. Приеду, все подробно напишу в ЦК. Пусть принимают меры к этим горе-организаторов, так называемых хозяев города», – возмущается в письме из Одессы некий Виктор; его адресат – житель Днепропетровска по фамилии Кутаков. Эпидемия проходит, слухи остаются

Карантин, наведение чистоты на улицах Одессы и Керчи, а также массовая профилактика с помощью антибиотика тетрациклина до конца августа 1970-го дали результат: эпидемия начала отступать. 24 августа

Последнее сообщение КГБ статистике эпидемии: всего с 3 августа диагноз «холера» на территории Украины подтверждено в 221 человека. 20 из них умерли. При этом историк Дмитрий Урсу, ссылаясь на документы СЭС и врача, который работал в инфекционной больнице Одессы того лета, утверждает, что 20 человек умерли в одной только Одесской области.

Изолированно 3403 контактных лиц и 62 віброносія. В Одессе на обсервации находится 87 тысяч человек, в Керчи – 9200. Прошедшие обсервацию в Одессе 43 700 человек, в Керчи – 5400.

В Керчи 36-летняя учительница из Москвы Людмила Аверьянова написала жалобу в МИНЗДРАВ СССР по поводу задержки прохождения обсервации и собирал под ним подписи. «Беседу» о том, что так поступать не стоит, с ней провел председатель Орджоникидзевского райисполкома Керчи: «Аверьянова рассказала, что это она делала с целью скорейшего выезда из города и собрала под жалобой 75 подписей. Она осудила свой поступок и заверила, что впредь не допустит подобных действий. Аверьянова предупреждена». 25 августа

В здании Орджоникидзевского райисполкома Керчи снова собрались жители других городов – уже более чем тысяча человек. Людей возмутило то, что член эвакуационной комиссии, московский инженер Юрий Эйхенвальд, «якобы злоупотребляет выдачей направлений на обсервацию». Ейхенвальдові стали угрожать, и милиция убрала его подальше от недовольных.

В керченской школе-интернате 780 человек, которые находились на обсервации, отказались от еды, когда узнали, что у кого-то из обслуживающего персонала обнаружили холерный вибрион. Успокаивать протестующих пришлось местному партийному начальству. 26 августа

Уже неделю обходится без новых жертв. Однако слухи о небывалый размах эпидемии все еще циркулируют. Жительница села Заречье Ивано-Франковской области на имя Бахмат рассказывает знакомой, что в Одессе только за три дня умерло 600 человек.

КГБ разыскал автора провокационной листовки в Одессе, подписанного Брежневым, о которой сообщали 12 августа. Им оказался 16-летний школьник Юрий Руднев. Он подрабатывал на кожгалантерейной фабрике и, увидев печатную машинку в кабинете главного механика предприятия, решил таким образом развлечься. Чекисты провели с подростком и его родителями профилактические беседы.

«В Ленинграде, Риге говорили, что Одесса окружена колючей проволокой и штабелями лежат трупы на улицах, а здоровые люди ходят в комбинезонах с масками... вся Одесса оцеплена военными и милицией, – писал жительнице Ивано-Франковска А. Клименко одессит А. Малыхин. – ... Ехал какой-то председатель колхоза на машине в Одессу в облисполком, военные ему сказали, что нельзя, а он своему шоферу приказал ехать, а у военных приказ стрелять, солдат хотел выстрелить по колесам машины, попал в голову и убил его».

Среди работников киевского издательства «Радуга» существует конспирологическая версия: в стране не хватает еды, поэтому власти придумали эпидемию, чтобы уменьшить доставку продовольствия в город. 5 сентября

На начало сентября холера почти исчезает из актуального порядке: КГБ в своих отчетах приводит лишь отдельные выдержки из писем и разговоров.

4 сентября в одесской газете впервые выходит материал, в котором болезнь названа своим именем. Для привыкших читать между строк советских граждан это был верный сигнал: самое страшное позади.

Но тут из Крыма пришла весть о новой, 21-в жертву. 63-летний москвич Евгений Яцевич приехал на отдых в Планерское (ныне Коктебель). 2 сентября мужчине стало плохо, ночью его отвезли в Феодосийскую больницу, а на утро он умер. Врачи сначала диагностировали инфаркт, но результаты анализов показали: это холера.

Карантин пока не снят, и госбезопасность отчитывается о несколько августовских побегов из Крыма. Так, рабочие Керченского судоремонтного завода Зеленецкий, Черепахин и Цариков переоделись в форму матросов торгового флота, проникли на паромную переправу и попытались уплыть на пароме в порт Кавказ Краснодарского края. Не получилось – их задержали, прокуратура возбудила уголовное дело. 8 сентября

Холерный вибрион находят в пробах сливок и кефира с Керченского молокозавода. Завод закрыт на дезинфекцию, его продукцию вылуляют из магазинов.

После этого холера в сообщениях КГБ не упоминается. 16 сентября карантин в Одессе был официально отменен. Вскоре к обычному ритму жизни вернулась и Керчь.