Кремль хочет защищать в Украине не только русскоязычных – Анатолий Марциновский

 Кремль хочет защищать в Украине не только русскоязычных – Анатолий Марциновский


Кроме очевидного сценария возобновления контроля над Украиной через «возвращение» оккупированных ныне территорий, Кремль имеет и другой. Возможно, еще опаснее – это массовое обращение украинцев в российское гражданство, предупреждает корреспондент «Газеты по-украински» Анатолий Марциновский.

Он отмечает, что процесс длится почти три года. Москва постепенно опускает планку для получения российского паспорта гражданами бывших советских республик. В первую очередь это нацелено на Украину. С июля 2017 года не нужно предоставлять подтверждения выхода из украинского гражданства. Для российских органов достаточно нотариальной копии заявления об отказе.

Автор отмечает, что «защита» новых российских граждан в Украине может стать инструментом для давления, вплоть до развязывания Кремлем масштабной агрессии или попыток захватить новые территории. Об этом напоминает пример Абхазии и Южной Осетии. Перед тем, как отрезать их в Грузии в 2008 году, почти все население там «паспортами оказались». Конечно, грузинские республики не сопоставимые по размерам с Украиной, но вполне могут быть аналогами Харьковской или Одесской областей.

Опасность реальная, предупреждает автор. Киеву следует уже сейчас реагировать. Однако не так, как в августе 2019 года – когда в ответ на указ Путина Владимир Зеленский упростил получение украинского гражданства российским оппозиционерам. Так можно разве что помочь Кремлю увеличить количество обладателей паспортов России в Украине, отмечает автор.

Нужны радикальные шаги. Например, лишение украинского гражданства в случае получения человеком российского. Соответствующие законодательные изменения отвечали бы сегодняшним реалиям.

Тактическая цель Кремля сейчас – достижение критической массы граждан России в Украине. Украинцам же стоит понимать, что российские бомбы во имя защиты российских граждан упадут на всех – независимо от цвета паспорта, принадлежности к конфессии, языка общения, политических симпатий.

Поэтому речь должна идти о элементарный инстинкт самосохранения. Потенциальная опасность намного большая, чем от традиционного для Кремля «защиты русскоязычного населения». Хотя и об этом тоже не следует забывать. На этом отмечается в статье «После российских паспортов украинцы получат бомбы».





Информационная и пропагандистская политика Кремля начала ХХІ века ничем не отличается от политики Кремля середины ХХ века, считает историк-международник Руслан Гарбар, публикацию которого печатает газета «День».

Историк напоминает, что 80 лет назад был подписан договор о прекращении войны Советского Союза против Финляндии. О ней написано достаточно много, и прямого отношения к Украине она якобы не имеет. Однако автор анализирует прошлые события войны, чтобы показать преемственность, родство методов информационных войн Кремля тогда, при Сталине, и теперь, при Путине; показать, что с тех времен мало что изменилось в риторике Кремля; разве что с поправками на конкретные обстоятельства ХХІ века.

На отдельных примерах автор проводит параллели между информационной войной тех времен и как она ведется Россией теперь, во время войны против Украины. Идеологической подоплекой агрессии был тезис о том, что Советский Союз якобы совершает освободительный поход в Финляндию, чтобы помочь финским рабочим и крестьянам свергнуть гнет капиталистов. Речь идет о русский язык. В России ее решили использовали как инструмент агрессии, как таран для проникновения в другие общества Историк Руслан Грабар

Времена изменились. Марксизм-ленинизм ушел в прошлое. Нужно изыскивать новые аргументы для народа, новые штампы для обоснования своих агрессивных действий в отношении Украины. Нашли. «Вытащили, выпестовали новую парадигму, бессмертную речь. А поскольку речь идет про Российскую империю в новом обличье, СССР, то речь идет о русский язык. В России ее решили использовали как инструмент агрессии, как таран для проникновения в другие общества. Вместо классовой борьбы – борьба за русский язык», – отмечает историк.

Эта риторика использовалась во время оккупации Крыма, как проявление мечты большинства населения Крыма о возвращении в лоно России. Украинцы должны осознавать, что сегодня имеют дело с информационной политикой, за которой стоят традиции не только 80-летней давности, но и многовековые. Поэтому воевать на этом фронте с надеждой на положительный результат должны профессионалы соответствующего уровня, а не любители и волонтеры. На этом отмечается в статье «Уроки «финской».





Подозреваемые в расстрелах на майдане ексберкутівці Александр Маринченко и Сергей Тамтура, которых передали в ОРДіЛО во время обмена пленными 29 декабря, вернулись в Киев. Написали открытое письмо президенту, председателю Верховной Рады и генпрокурору. Призывают «отменить закон об амнистии майдановцев и объективно оценить события 2014 года». Называют их государственным переворотом, а часть протестующих – вооруженными преступниками. Представители семей героев Небесной сотни усматривают в этом признаки реванша диктатуры в Украине, отмечает корреспондент еженедельника «Страна» журналист Айдер Муждабаев.

Он убежден, что возвращение беркутовцев и их обращение – очередная спецоперация ФСБ. Пять лет не было никаких заявлений, и вдруг – письмо к президенту. Москва направила сюда ссыльных, чтобы расшатать ситуацию, зацепить активную часть общества. Кремль рассчитывает, что наберется критическая масса обстоятельств, которая приведет к хаосу.

Понимает: Украина уже не та, что за Януковича, так просто не сдастся. Поэтому хочет рассорить усix со всеми, вывести людей на улицу, подтолкнуть к бунту. И, пользуясь этим, захватить шесть-восемь областей. Или и всю страну. Поэтому, по мнению журналиста, Киеву надо расставить точки над «и». Иначе украинское общество будет дезориентировано – и это будет использовать враг. Власть вряд ли пойдет на то, чтобы назвать майдан переворотом. В нынешней команде есть дураки, но не все. Поэтому больше усилий Москва бросит на обработку сознании рядовых украинцев. Путин хочет, чтобы внутри Украины было постоянное ощущение предательства.





Тенденция, которая наблюдается в угледобывающей отрасли, тревожит: имея постоянную задолженность по заработной плате, шахтеры получают ее лишь после проведения масштабных акций. Ни одно из правительств пока не решился на полную реструктуризацию в сфере добычи угля, несмотря на то, что ситуация здесь ухудшается с каждым годом. Постоянные дотации за счет госбюджета – это, по сути, деньги на ветер. Поэтому нужны конкретные действия, которые помогут отрасли не быть убыточной. На уровне министерства необходимо наконец разобраться и принять решение: или закрыть отдельные шахты, или наоборот инвестировать в их производство, определить программу по реконверсии угольной отрасли по всей Украине. Подробнее о шахтерских проблемах рассказывает газета «Голос Украины».