Важные вещи. История крымскотатарского бойца, который погиб в АТО и похоронен в Крыму

 Важные вещи. История крымскотатарского бойца, который погиб в АТО и похоронен в Крыму


Двадцатипятилетний крымский татарин воевал в зоне АТО в тактической группе «Сапсан». Был убит, предположительно, пулей снайпера 26 января 2018 года. У него осталась дочь, она родилась после смерти отца. Она никогда не видела папу. Этот текст написан из рассказов родителей бойца, которые живут в Крыму. Из соображений безопасности редакция не называет имен своих героев и не раскрывает их место проживания. Позывной раскрывается с разрешения героев материала. Позывной «Шах»

С момента смерти двадцатипятилетнего крымского татарина с позывным «Шах» прошло больше чем два года. Его родители не знали, что их сын воюет в зоне АТО на Донбассе.

«Незадолго до смерти сына у меня был юбилей. Сын позвонил и обмолвился, что ему дали телефон. Я тогда отметил про себя, что, мол, странно, кто это ему телефон выдает, но спрашивать ничего не стал», ‒ рассказывает отец бойца. Мы ничего не знали о том его жизни. Жизнь на войне

Товарищи по службе называли крымского татарина «Шахом». Рассуждая о том, почему сын имел такой позывной, родители пожимают плечами: «Понимаете, мы ничего не знали о том его жизни. Жизнь на войне. Мы предполагаем, что это отсылка к фильму «Грозовые ворота», там был такой воин-одиночка с позывным «Шах», мусульманин, воин ислама, у него на лице были татуировки арабской вязью. Наверное, оттуда».

Родители «Шаха» сидят за столом, на стенах по всему периметру комнаты развешаны его фотографии под стеклом ‒ молодой русоволосый парень, практически на всех фотографиях с улыбкой. На стене напротив двери ‒ крымскотатарский флаг. Поверх нее ‒ клетчатая мужская рубашка.

«Мы покупали ее сыну на первое собеседование», ‒ объясняет мать.

«Шах» родился и вырос в Крыму, по образованию он ‒ учитель истории Украины. После аннексии полуострова уволился из школы. Когда он ездил с ребятами отдыхать в Судак, то ходил по пляжу и пел: «Ще не вмерла в Украине...»

«Он не смог преподавать больше. Сказал, что историю государства, которую он не учил, выкладывать не будет. И ушел. Позже мне рассказывали, что в 2015 году, когда он ездил с ребятами отдыхать в Судак, то ходил по пляжу и пел: «Ще не вмерла в Украине...». Он был проукраинским. Сейчас, когда я общаюсь с его друзьями, которые хорошо его знали, ‒ мне все говорят, что я не смогла бы его остановить», ‒ говорит мать военного.

Она плачет на протяжении всего разговора. После смерти сына она постоянно ходит в платке.

«Шах» уехал из Крыма в 2016 году, позже вместе с другом открыл кафе на территории материковой Украины, а 5 января 2018 года поехал добровольцем на Донбасс.

«Нам позвонили из Геническа и сказали срочно приезжать. Уже тогда мы поняли, что что-то случилось с ребенком. Все-таки пограничная зона, или могла быть какая-то пьяная драка в кафе», ‒ говорит его мать. Ветеран Сергей Викарчук про Крым, войну и художественный проект Project W «Ничего не понял об этой войне»

«Шах» пробыл на Донбассе 21 день. По словам товарищей по службе, «Шаха» убили в 7:30 утра под Авдіївкою, через три часа он должен был выезжать с передовой в Киев. Он пошел попрощаться с ребятами и не вернулся

«Он пошел попрощаться с ребятами и не вернулся. Один парень, с которым он воевал, тоже из Крыма, рассказывал: «Шах» говорил ему перед уходом, что ничего не понял об этой войне, ‒ рассказывают родители слова товарища со службы, ‒ потому что это снайперская война, война непрямого действия, скажем так. Когда мы начали расспрашивать, как это произошло, сказали, что это сделал снайпер, которая якобы мстила за смерть убитого мужа. Ребята говорят, что после смерти Шаха они зачистили всю территорию и уничтожили ее. Насколько это правда, мы не знаем». Судьба батальона «Крым»: от боя до расформирования

Семья «Шаха» ‒ отец, мать и младшая сестра ‒ недавно переехали в новый дом. До своего отъезда в зону боевых действий парень начал ремонт в своей комнате, но закончить его не успел. Ремонт за проектом сына заканчивали родители. Это ‒ важные вещи для нас. Вещи нашего сына

Теперь комната пустует. Рядом с книжной полкой ‒ портрет погибшего. Родители разрешают сфотографировать его, аргументируя тем, что на нем он не очень похож на себя.

«Здесь везде его вещи. Мы все сделали так, как он хотел. Наверное, ему бы понравилось. Это ‒ важные вещи для нас. Вещи нашего сына. Мы бы хотели, чтобы у его дочери осталась память о папе. Хотя бы в вещах, чтобы она знала, что ее папа ‒ герой», ‒ объясняет мать бойца. Груз 200

Родителям удалось похоронить погибшего крымского татарина в Крыму. Отец «Шаха» вспоминает, что российские пограничники «были в шоке», увидев, что к посту приближается «груз 200» (обозначение, которое применяется при перевозке тела погибшего (умершего) военнослужащего к месту захоронения ‒ ред.).

«Конечно, нас загнали в зону контроля. Сразу подняли шум: почему везете в незапаяній гробу. Я говорю: там мой сын лежит. Мне что, болгаркой его резать? Они (сотрудники российской пограничной службы ‒ ред.) сказали, что гроб надо раскрыть», ‒ вспоминает он. Пока мы проходили проверку, я смотрел на них и думал: ну должен же быть у вас воинская честь

Отец відтулив крышку гроба, но ее попросили снять полностью, сказав, что в гробу могут перевозить оружие: «Там, кроме моего сына ничего нет». После трехчасовой проверки родители добрались домой.

«Пока мы проходили проверку, я смотрел на них и думал: ну должен же быть у вас военная честь. Мой сын ‒ военный, вы ‒ военные. Так, с разных сторон, но честь же, она ‒ одна, единое для всех чувство», ‒ рассуждает мужчина.

Фильм «Дом» («Evge» на крымскотатарском ‒ ред.) ��украинского режиссера Наримана Алиева, который вышел на экраны в 2019 году, имеет схожие черты с историей семьи «Шаха». По сюжету главный герой Мустафа (его играет актер Ахтем Сеітаблаєв) потерял старшего сына во время военных действий на востоке Украины и решает похоронить его на родине, в анексованому Россией Крыма. В интервью Крым.Реалии режиссер рассказывал, что у его фильма не было реальных прототипов героев. Родители «Шаха» говорят, что знают про этот фильм, но не видели его.

«Я бы, конечно, хотел посмотреть. В интернете находил какие-то кусочки, но целого фильма так и не видел», ‒ говорит отец.

Режиссер Нариман Алиев и семья погибшего «Шаха» не знакомы друг с другом.

Иметь «Шаха» приносит военную форму и раскладывает на диване. Объясняет: это ‒ второй комплект формы ее сына, который передали семье товарищи со службы из зоны боевых действий.

Мать рассказывает, что после гибели сына она нашла его переписку с разными людьми в интернете. Она говорит, что ей очень запомнился один диалог.

«Он переписывался с какой-то девушкой. Она писала, что, мол, я раньше жила в Англии, а сейчас переехала в Россию. А мальчик мой ей отвечает: я раньше жил в Украине, а сейчас Россия переехала ко мне», ‒ вспоминает мать. Для меня война началась 26 февраля 2014 года – «киборг» «Крым»

Отец «Шаха» говорит, что ему известно о двадцать четыре крымчанина, которые погибли в зоне АТО.

«Но дома похоронены только двое из них: наш ребенок и еще один крымский татарин из другого района полуострова», ‒ говорит он.