Казахстан: схватки 8 февраля показали, что официальная модель «межэтнического согласия» не работает

 Казахстан: схватки 8 февраля показали, что официальная модель «межэтнического согласия» не работает
Радио Азаттык (Казахская служба Радио Свобода)

Десять погибших, свыше сорока раненых, сожженные дома, магазины и машины – такой исход событий, вспыхнувших в ночь на 8 февраля на юге Казахстана и попали в заголовки мировых средств информации, которые написали о межэтнические столкновения. Власти же Казахстана, которая привыкла называть страну образцом межнационального согласия и межконфессионального мира, заявила, что это был «бытовой конфликт».

Много жителей села Масанчі, что в Кордайському районе Жамбылской области, возмущены тем, что власть не помешала ночным погромам. В этом селе живут в основном дунгане – представители этнического меньшинства родом из Китая, что говорят диалектом китайского языка и исповедуют ислам; их самоназвание – хуейцзу. Они – потомки беглецов из Китая в тогдашнюю Российскую империю после подавления их неудачных восстаний во второй половине 19-го века. В современных Кыргызстане и Казахстане их сейчас живет более 100 тысяч, еще несколько тысяч в других странах, что существуют на месте бывшего СССР; свыше 10 с половиной миллионов их дальше живут в Китае.

Жители Масанчі рассказывают: вечером 7 февраля в село вошли толпы неместных мужчин, они бросали камни, поджигали дома. Много местных бежали в соседний Кыргызстан. В то время областной департамент полиции заявлял, что конфликт, который начался с драки между жителями, «локализованный». Но крестьяне говорят, что это была неправда: в Масанчі и соседних деревнях, где тоже живут дунгане, горело всю ночь.

8 февраля власти Казахстана признали наличие погибших и раненых и заявила, что ситуация уже под контролем. Позже в МВД сообщили, что начали расследование по уголовным статьям об убийстве и организации массовых беспорядков и задержали десятки людей.

Часть задержанных – жители села Каракемер, где живут преимущественно казахи. Между этим селом и Масанчі – несколько сотен метров. Но в последнее время, говорят люди с Каракемеру, это расстояние превратилось в бездну непонимания. По словам местных жителей, люди с Масанчі, мол, говорят, что «земля ваша, а власть наша, мы все купим, достаточно дать денег».

Более сотни каракемерців собралась в субботу на границе между селами, где выставили полицейский спецотряд. Жители требовали освободить задержанных. К вечеру того же дня власти сообщили, что задержанные уже на свободе. Люди разошлись.

А пока жители в течение нескольких часов стояли у въезда в Масанчі, они рассказывали, что ссоры между казахами и дунганами в этой местности происходили и раньше. Чиновники тогда приезжали и просили не устраивать шумихи, привлекали к примирению старшин.

Нынешним кровавым событиям предшествовал инцидент 5 февраля, в котором были избиты и попали в больницу казахи с Каракемеру, а нападающими были, как сообщали, дунгане из соседнего села Сортобе.

7 февраля в том же Сортобе полицейский патруль остановил авто, но его водитель отказался выполнить требование проехать в отделение полиции, а его родственники просто избили полицейских, которые бежали искать защиты к Каракемеру.

И вечером 7 февраля трагические события охватили Масанчі, Аухатти и Булар-Батыр – приграничные с Кыргызстаном села, в которых живут дунгане. По информации полиции, сначала на окраине Масанчі произошла драка с участием около 70 человек. По версии МВД, «провокаторы» снимали происходящее на видео и распространяли через мессенджеры и соцсети. Через некоторое время из других сел прибыли несколько сотен человек. Конфликт перерос в погромы.

Дома, магазины и рестораны-кафе, что были сожжены той ночью, принадлежат дунганам по национальности. И, судя по спискам жертв, которые публиковали местные СМИ, погибшие – тоже представители этого народа.

По данным пограничной службы соседнего Кыргызстана, до этой страны в минувшие выходные прибыли около 4 с половиной тысяч граждан Казахстана. Это были в основном дунгане по национальности. На той стороне границы их встречали местные дунгане, которые живут и на севере Кыргызстана.

Чиновники из столицы Казахстана Нур-Султану, которые прибыли в Кордайського района, – члены специально созданной комиссии, – призвали тех, кто уехал, вернуться. Власть пообещала возместить потери. Кое-кто прислушался к этим призывам. Около тысячи людей вернулись в Казахстан.

События в ночь на 8 февраля – самые кровавые столкновения на межэтнической почве в новейшей истории Казахстана. Инциденты между казахами и представителями этнических меньшинств (таджиками, уйгурами, турками, чеченцами и другими) происходили и раньше, и как раз в юго-восточных частях страны, но они не приводили к такому количеству погибших и пострадавших.

Например, в марте 2007 года произошли столкновения между казахами и чеченцами в селе Маловодному (ныне Байдібек-Бой) и соседнем Казаткомі Алматинской области – они километров за сто на восток от Кордайського района. Инцидент вспыхнул из-за пьяную драку в бильярдной между казахом и чеченцем – потомком принудительно переселенных во время сталинской депортации чеченского народа во времена Второй мировой войны. В результате погибли пять человек с обеих сторон конфликта, многие были ранены.

Или в феврале 2015 года вспыхнули столкновения между казахами и местными таджиками в селе Бостандик, где живут в основном таджики, в Туркестанській (ранее Південноказахстанській) области Казахстана – она граничит с Жамбильською на западе. Таджиков туда переселяли в советское время в 1950-х годах из-за нехватки рабочей силы. Там, по сообщениям, ссора таджика с казахом закончилась тем, что первый зарезал второго. После похорон погибшего казахи двинулись громить, жечь и разрушать таджикское за населением село. Модель, что не працює

Казахстанский политолог Андрей Чеботарев обращает внимание, что эти инциденты объединяет то, что им предшествовали определенные правонарушения – или только слухи о таких правонарушениях – со стороны представителей некоренных народов. Жители не доверяют полиции и государственным органам и готовы идти на самосуд, а следовательно агрессивные действия совершают в отношении людей, не причастных к правонарушениям, но одной этнической принадлежности с подозреваемыми, отмечает эксперт.

Как написал Чеботарев в фейсбуке, это свидетельствует о неспособности местных властей урегулировать такие инциденты и о серьезный конфликтный потенциал в сфере межэтнических отношений.

Политолог Толганай Умбеталиева, директор центрально-азиатского фонда развития демократии, говорит, что власти «удобно» списывать такие события, как сейчас, на «бытовой конфликт».

«Я думаю, что власть не имеет готового решения. Она довольствуется «межэтнической согласием», хвалит свою модель. Модель, которая не работает. И в данном случае она не имеет ответов, как решать такую ситуацию, как вообще ее интерпретировать. Ей легче сделать конфликт бытовым, как всегда, обвинить в этом местные органы власти и повесить ответственность на них. Ну, в данном случае политическую ответственность повесить на казахов, что «казахи во всем виноваты». Власть не знает, как реагировать, как строить отношения с этническими группами, соблюдая интересы казахов, соблюдая интересы других этнических групп», – говорит она.

Парламент Казахстана в первый рабочий день после кровавых выходных на юге страны, 10 февраля, обошел эту тему. Никто из депутатов не стал поднимать этого вопроса. В стенах законодательного органа даже не почтили погибших минутой молчания.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 10 февраля поручил уволить заместителя акима (руководителя администрации) Жамбылской области и председателя департамента полиции региона, а также акима Кордайського района и начальника отдела полиции этого района с формулировками «за серьезные недостатки в работе». Позже в тот же день он уволил и акима области – «согласно поданного заявления».

Совет безопасности Казахстана, которую возглавляет Нурсултан Назарбаев – бывший президент, который ушел в отставку в марте прошлого года, но сохраняет широкие полномочия, – по состоянию на 10 февраля молчала. Срочного заседания этого органа, к функциям которого относится и «содействия поддержанию социально-экономической стабильности», не было. На сайте «лидера нации» (этот титул «елбасы», пожизненно закреплен за Назарбаевым и дает ему иммунитет от любого преследования) не было обнародовано никаких заявлений в связи с событиями на юге страны. Заседание Совета безопасности Казахстана под председательством Назарбаева, посвященное событиям в Кордайському районе, а также ситуации с новым коронавирусом, без никакого срочного статуса конце состоялось уже 11 февраля.