Законопроект о дезинформации. Власть Зеленского имеет единственный выход из проблемы, которую создал Минкульт – эксперты

Законопроект о дезинформации. Власть Зеленского имеет единственный выход из проблемы, которую создал Минкульт – эксперты


Газета «Украина молодая» комментирует проект закона Министерства культуры о дезинформации. Прежде всего газетчиков беспокоит возможность «посадки» за решетку журналистов и целых редакций. Так же, как и штрафы от 5 тысяч до 10 тысяч необлагаемых минимумов или исправительные работы от 1 до 2 лет за минимальные нарушения.

За систематическое, то есть два и более нарушений (особенно сделанных с помощью автоматического массового распространения информации) уже предлагается наказание от 2 до 5 лет, финансирование – от 3 до 5 лет. А если эти действия осуществлены организованной группой лиц – до 7 лет заключения.

Газета отмечает, что организованной группой в таком случае может считаться, например, редакция, которая занимается антикоррупционными расследованиями.

Кроме того, и украинских, и иностранных экспертов беспокоит вопрос назначения уполномоченного Кабмином, который во многих случаях, за этим законопроєктом, будет подменять собой решение суда. Он сможет самостоятельно определять, что является достоверным, а что – недостоверной информацией, решать вопрос, кого штрафовать, а кого – нет, и какие СМИ могут быть заблокированы.

«Законопроект о дезинформации не сходит с уст экспертов всех уровней и серьезно обеспокоил медиарынок и западных партнеров Украины: Freedom House (дом свободы), ООН, Совет Европы, Европейскую федерацию журналистов, посольства ведущих стран. Они считают, что инициаторы законопроекта вышли за «красную линию», – отмечает издание.

Эксперты газеты считают, что для правящей партии единственный выход из проблемы, которую создало Министерство культуры, чтобы сохранить лицо, – это регистрация альтернативного законопроекта по противодействию дезинформации, который мог бы быть, например, аналогом подобного закона во Франции, что уже действует там около года. Статья называется «Геноцид украинских СМИ: почему законопроект о дезинформации обеспокоил Запад».





«Коэффициент жадности: зарплаты чиновников несоизмеримо выше заработки их же подчиненных» – в публикации под таким названием газета «Украина молодая» пишет, что подавляющее количество украинцев находится далеко не обилия, поэтому их раздражение заоблачными зарплатами новоиспеченных топ-чиновников вполне прогнозируемое. Ярким примером явно переоцененного функционера с прогрессирующим аппетитом стал руководитель «Укрпочты» Игорь Смелянский.

В 2018 году его среднемесячная зарплата составляла «всего» около 572 тысяч гривен, в 2019-м – 1,4 миллиона, а в этом году его ежемесячное содержание будет стоить налогоплательщикам почти 1,87 миллиона гривен. Между прочим, это в тысячу раз больше, чем в среднем получают почтальоны, отмечает газета.

При том что самих почтальонов, как и почтовых отделений, становится на Украине все меньше. Особенно – в сельской местности через тотальное увольнение людей и закрытие отделений почты ради... «экономии». На фоне небывалого роста расходов на персональное содержание главы «Укрпочты» почтовые отделения, которые работают по селам, в плачевном состоянии.

А больше всего журналистов возмущает демонстративное нежелание правительства даже признавать абсурдность таких диспропорций. Представители даже не пытаются придерживаться предвыборных обещаний по зарплатам. Получается, что избранным из государственной казны платить есть чем, а все остальные пусть сводят концы с концами, отмечает газета.





Газета «День» анализирует результаты социологических исследований, которые показали уменьшение доверия украинцев к лидеру партии «Голос» Святослава Вакарчука. Проценты доверия к нему хуже, чем у одного из лидеров партии «Оппозиционная платформа – По жизни» Юрия Бойко со всеми его вышками и прочим политическим «сокровищем» такого же сорта.

Картина эта печальна, по ряду причин, констатирует автор статьи Сергей Грабовский.

Во-первых, в связи с резким падением рейтинга партии, которую кое-кто считал новой силой в украинской политике – ведь среди ее депутатов отсутствуют как бывшие парламентарии (кроме самого Вакарчука), так и разнообразные «люди с улицы» без реального образования и «истории успеха», которых хватает среди «Слуг народа».

Во-вторых, за то, что внятно и украинская проевропейская политическая команда не зарекомендовала себя как что-то положительное в глазах собственных же избирателей (со времени выборов потеряно половину электоральной поддержки).

В-третьих, в результате низкой активности «Голоса» как в Верховной Раде, так и в общественном пространстве – на улицах и площадях; там «Голоса» практически не слышно и не видно. Наконец, потому, что сам певец Вакарчук, на харизме которого «Голос» и прошел в Раду, несмотря на свои продолжительные обучение и стажировку в США (и паче чаяния избирателей лично на него), так и не стал влиятельным политиком.

Впрочем, проблема падения популярности «Голоса» и его способности удержаться в «высшей лиге» украинской политики куда более серьезная, чем может показаться на первый взгляд, подчеркивает автор. Речь идет о том, насколько вообще имеет шанс на успех – включительно с вхождением в пусть и в значительной степени «декоративный», но все же парламент – не популистская и не построена как шоу-программа, а «серьезная» партия, за которой стоит мощный олигарх или группа олигархов.