Присоединения Китая к санкциям помогло бы России «определиться» относительно мира с Украиной – Веселовский

 Присоединения Китая к санкциям помогло бы России «определиться» относительно мира с Украиной – Веселовский


Несмотря на изменения, которые произошли в течение последнего года в Европейском союзе, приход новых первых лиц и изменения в риторике некоторых из лидеров, Европейский союз продолжает последовательную и долгосрочную политику «европеизации окружающего пространства» и это то, что работает на интересы Украины, считает бывший представитель Украины при ЕС, один из самых уважаемых украинских дипломатов Андрей Веселовский. Он консультировал команду Владимира Зеленского с внешнеполитических вопросов перед выборами, а сейчас поддерживает контакты с новой командой, не занимая формальных должностей. Недавно Андрей Веселовский побывал в Праге, где он принимал участие в работе первого Чешско-украинского форума. Воспользовавшись случаем, Радио Свобода пригласило его к студии, чтобы обсудить последние события последние события на дипломатическом фронте.

– Имеет ли Украина пересмотреть свои приоритеты, касающиеся главных европейских партнеров в связи со сменой команды как в Украине, так и в ЕС?

– У нас есть солидная, рамочное соглашение с ЕС, в рамках которой мы имеем свои задачи, которые мы должны последовательно выполнять относительно создания нового законодательства и внедрения этого законодательства в жизнь.

– Насколько опасна для Украины позиция президента Франции Емманюеля Макрона, который заблокировал начало переговоров о вступлении Македонии и Албании в ЕС и предлагает реформировать процесс расширения Евросоюза? Это временная инициатива, которая не влияет на Украину напрямую, потому что Украина не является сейчас кандидатом на вступление

– Франция не то, чтобы тормозит расширение, но пытается сделать условия вступления более жесткими для всех кандидатов на каждом этапе. Это может быть знак времени, который объясняется миграционной кризисом, которая началась пять лет назад и может возобновиться, потому что проблемы Африки и Ближнего Востока никуда не делись. Но и Франция и остальные страны ЕС требуют новых граждан через их внутренние демографические проблемы. Думаю, что это временная инициатива, которая не влияет на Украину напрямую, потому что Украина не является сейчас кандидатом на вступление. Наше исполнение Соглашения об ассоциации через три-четыре года поставит нас в положение ближе к кандидатскому статусу и тогда будем об этом говорить. Потому что сейчас это еще не наша проблема. Франция: «Восточное партнерство» не означает членство в ЕС

– Недавно гостем нашей киевской студии бывший министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что Украина превратилась в «негативный фактор в США» в связи с делом об импичменте президента ША Дональда Трампа. Насколько большой ущерб был нанесен этим отношениям?

– Нам помешало то, что Украина стала не истинной причиной импичмента, а поводом к нему. Случай с остановкой предоставления военной помощи попал на глаза общественности и был использован для импичмента. Но причина импичмента была в том, что президента обвинили в нарушении базовых правил, попрании законов и Сената. Конечно, это помешало каким-то конкретным проєктам, связанным с Украиной и на какое-то конкретное время. Климкин о своем российские корни и «вежливость» Путина и Лаврова

Но и до этого Украина не могла надеяться на какие-то прорывы за этого президентства, потому что Трамп пришел с убеждением, что в Украине использовались какие-то тайные силы, которые были против его избрания. Только ежедневным тяжелым трудом, ежедневным напоминанием о нашей роли, о наше сопротивление Российской Федерации, о наше желание избавиться от советского прошлого, наши усилия по борьбе с коррупцией мы можем компенсировать наши тяжелые имиджевые потери, которые мы понесли. Этим должен заниматься и наш посол в США и наш министр иностранных дел. И они этим занимаются и это им неплохо удается.

– Обстоятельства, которые открылись во время слушания свидетелей и публикаций журналистских расследований, показали, что в Украине есть два центра зарубежной политики – один в министерстве иностранных дел, а второй в офисе президента – Андрей Ермак. Министерство при этом подтверждает, что никаких тайных переговоров они не ведут. Это ли не создает проблем для согласования внешней политики затем и для ее понятной коммуникации обществу и партнерам Украины? Дипломатические связи могут осуществляться не только министром и высшими дипломатами, а и теми, кого назначит президент

– Мы должны отделять внешнюю политику и дипломатические связи. Внешняя политика – это то, что формулируется на уровне государства, президент в этом играет главную роль, министерство иностранных дел предоставляет необходимый базис для окончательных формулировок. А дипломатические связи могут осуществляться не только министром и высшими дипломатами, а и теми, кого назначит президент в данный конкретный момент. И это происходит не только в Украине, но и во всех государствах. Это может быть даже лицо, не имеющее какой-нибудь должности в администрации президента.

В истории было немало случаев, когда, например, американские президенты уполномочивают которого сенатора заниматься связями с каким-то регионом или страной. Если мы это поддерживаем, если у нас это получается, то пусть продолжается. Я бы не делал из этого никакой драмы. Мир слишком большой, чтобы все в нем успевал решать министр иностранных дел.

– Это все равно предполагает коммуникацию с министром иностранных дел, не так ли?

– И помощник президента Андрей Ермак и министр иностранных дел Вадим Пристайко подтвердили, что они общаются, что они встречаются, советуются у президента, или просто между собой. Не имею оснований их словам не верить. «Теневой мин��стр МИД»: как помощник Зеленского Андрей Ермак управляет внешним курсом Украины

– Самым главным вопросом внешней политики для Украины остается война с Россией. Новая правительственная команда неоднократно говорила, что ищет компромиссов с Россией, очевидно, основываясь на своем предыдущем деловом опыте в этой стране. Но как искать компромисс со страной, которую не удовлетворяет сам факт существования независимой Украины и ее руководство этого не скрывает? Хотелось бы, чтобы к этой группе присоединился и Китай. Это помогло бы России определиться

– О компромиссе высказывались разные лица и, судя по всему, он украинской стороной уже четко очерчен. Он заключается в следующем: создается международная администрация, которая берет контроль над территорией и границей на Донбассе, которая подготовит все к выборам, под ее контролем выводятся вооруженные силы и вооружения с этой временно оккупированной территории. А после выборов украинская власть берет эти территории под контроль. Такой компромисс на столе лежит. Или Россия согласится на него? Хотелось бы верить, что жизнь заставит согласиться. Под жизнью я имею в виду позицию мирового сообщества, прежде всего наших союзников, США и Европейского союза. Но хотелось бы, чтобы к этой группе присоединился и Китай. Это помогло бы России определиться.

– Вы упомянули Китай очень вовремя, потому что именно эта страна, судя по последней статистике, неожиданно стала главным экономическим партнером Украины прошлого года, опередив Польшу и Россию. Настало время присмотреться к ней пристальнее, ведь известно, что туда, куда приходят китайские экономические интересы, очень быстро приходит и политическое влияние Пекина. Еще рано говорить о политическом влиянии Китая в связи с Украиной

– На сегодня, пожалуй, еще рано говорить о политическом влиянии Китая в связи с Украиной. Но в Европе его уже почувствовали, и в Европейском союзе в целом, так и в Центральной и Восточной Европе. Мы знаем, что существует отдельный формат 17+1, это страны Центральной и Восточной Европы, к которым присоединилась также и Греция, которые ведут переговоры с Китаем о определенные проекты. Это – не политические, а экономические проекты. И было бы хорошо, чтобы к этой группе подключилась и Украина. Тогда, во-первых, мы не останемся один на один с Китаем, который является большой, во-вторых, мы сможем брать лучшие образцы в отношениях с Китаем этих 17 стран. А в-третьих, поскольку этот формат поддерживается Европейским союзом в целом, это приблизило бы нас и до общеевропейского понятия о том, какие именно связи нам нужно с Китаем поддерживать.

А относительно нашего товарооборота с Китаем, то пока что разница с другими нашими партнерами не имеет такого драматического характера и дисбаланса пока нет.