Керченский пролив и угрозы России: к чему готовиться Украине

 Керченский пролив и угрозы России: к чему готовиться Украине


Мониторинговая группа редакции BlackSeaNews и «Института Черноморских стратегических исследований» провела анализ количества судов, которые Россия искусственно задерживала во время прохождения в украинские порты на Азовском море или на пути из Мариуполя и Бердянска за период с мая 2018 года до декабря 2019 года. На основании этих сведений исследовали прогнозируемые новые российские угрозы в этом регионе. Чего ожидать от России в 2020 году, почему Украина действует как государство с «сухопутным мышлением» и к чему здесь «коэффициент Меркель-Макрона», читайте в материале Крым.Реалии.

По результатам мониторинга, с мая до октября 2018 года катера береговой охраны Пограничной службы ФСБ России задерживали во время движения в Азовском море 110 судов. Участок, где происходили эти задержания, отмечена на карте как Region 2. Исследователи отмечают, что задержание судов в Азовском море прекратились после введения сопровождения судов, которое начали осуществлять артиллерийские катера Военно-морских сил Украины перебазированы в этот регион в сентябре 2018 года.

Согласно мониторингу, с июля 2018 года до декабря 2019 года включительно Россия искусственно удерживала на якорной стоянке в Керченском проливе на пути до Мариуполя и Бердянска 1079 судов (Region 1). Со стороны Азовского моря за этот период 1060 судов, которые направлялись из Мариуполя и Бердянска, были вынуждены дольше обычного ожидать разрешения на прохождение по Керченскому проливу на якорной стоянке (Region 3).

Исследователи утверждают, что с июля 2018 года до декабря 2019 включительно Россия создала препятствия свободному судоходству в украинские порты Азовского моря и при следовании с этих портов 2249 судам.

По словам руководителя мониторинговой группы редакции BlackSeaNews и «Института Черноморских стратегических исследований» Андрея Клименко, через искусственное задерживание российскими структурами каждое судно потеряло в среднем приблизительно четыре суток за один рейс. Этот простой стоил каждому судну примерно 40 тысяч долларов ‒ в зависимости от его размеров, потребление топлива в сутки, зарплаты экипажа и других расходов.

«Общий объем потерь судовладельцев через искусственное задерживание можно оценить примерно в 45 миллионов долларов. Это минимум, потому что есть судна, сутки (простоя, ‒ ред.) которых стоит 20-25 тысяч долларов», ‒ поясняет Андрей Клименко.

На вопрос, проводят подобный анализ в Украине официальные учреждения, Андрей Клименко говорит, что о таких фактах мониторинговой группе неизвестно. По его словам, исследователи неоднократно сообщали, что такой мониторинг должны проводить украинские государственные учреждения, которые имеют соответствующие полномочия, что позволило бы использовать полученные сведения в международных судах против России, предлагали поделиться опытом и провести тренинг по методики мониторинга. «Коэффициент Меркель-Макрона»

Исследователи отмечают: анализ задержаний и содержания судов за указанный период свидетельствует о том, что Россия каждый раз снижала количество незаконных действий, когда появлялась реальная угроза или отпор. Один из примеров ‒ прекращение задержек судов в Азовском море после переброски туда украинских военных катеров.

Россия также снижала свою активность у берегов Крыма при угрозах введения «азовского пакета» международных санкций, перед встречей в «нормандском формате» в Париже в декабре 2019 года, а также перед принятием в Евросоюзе решений относительно строительства газопровода «Северный поток-2», говорит Андрей Клименко. Мы назвали это «коэффициентом Меркель-Макрона»

«Мы назвали это «коэффициентом Меркель-Макрона». После получения последних разрешений на строительство балтийского газопровода этот «коэффициент» прекратил действовать, и сразу увеличилась продолжительность задержки судов. А перед началом заседаний Морского трибунала ООН мы вновь зафиксировали уменьшение времени ожидания возле Керченского пролива судов, направляющихся мариупольским и бердянским направлениям», ‒ рассказал эксперт.

Отмечая международную реакцию на действия России относительно препятствования свободе судоходства, Клименко напомнил о резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, принятую в декабре 2019 года, в котором призвали Россию прекратить действия, препятствующие законному осуществлению навигационных прав и свобод в Черном и Азовском морях и Керченском проливе в связи с милитаризацией Крыма, Черного и Азовского морей, а также притеснения коммерческих судов и ограничения международного судоходства.

По словам Клименко, после принятия подобных резолюций исследователи каждый раз фиксировали «период перепугу», когда Россия снижала свою активность у берегов Крыма. «Ключ от Керченского пролива»

По мнению группы исследователей, в 2020 году Россия продолжит попытки усилить свое влияние в регионе Черного и Азовского морей, что станет испытанием для Украины и мира в их готовности реагировать на новые угрозы.

Андрей Клименко выразил мнение, что в этом году Россия продолжит препятствовать свободному судоходству через Керченский пролив в украинские порты Бердянска и Мариуполя. После захвата Крыма в руках у России находится «ключ от Керченского пролива», и нет никакой причины для того, чтобы она прекратила им манипулировать

«После захвата Крыма в руках у России находится «ключ от Керченского пролива», и нет никакой причины для того, чтобы она прекратила им манипулировать», ‒ говорит он.

Клименко напомнил, что одним из последних примеров того, как Россия использовала этот «ключ» в своих интересах, было заявление российского Министерства транспорта о прекращении с 21 до 24 декабря 2019 года движения через Керченскую пролив «в связи с проведением технологических работ». Закрытие судоходства совпало с поездкой президента России Владимира Путина через Керченский мост во время открытия железнодорожного сообщения с анексованим Крымом.

По мнению Клименко, действия России в Азовском море и Керченском проливе в 2020 году будут направлены на усиление военного присутствия у берегов Крыма и на анексованому полуострове. При этом дальнейшие действия по препятствованию свободному судоходству в Черном и Азовском морях могут быть связаны с переброской военной техники и современного вооружения в Крым и мерами безопасности и секретности во время таких перевозок.

Он добавил, что Россия продолжит блокаду портов Мариуполя и Бердянска для дальнейшего снижения грузооборота украинских портов. «Государство с сухопутным мышлением»

Результаты исследований мониторинговой группы редакции BlackSeaNews и «Института Черноморских стратегических исследований» регулярно публикуют на английском языке. По словам Андрея Клименко, эти отчеты ежемесячно направляются примерно 150 адресатам, среди которых ‒ международные аналитические центры, дипломатические миссии стран ЕС, США, стран Британского содружества и большие морские государства. Российские стратеги не учли, что свобода мореплавания – один из основных принципов цивилизованного мира

«Обнадеживающим фактором, который, как представляется, не учли российские стратеги, является то, что свобода мореплавания ‒ один из основных принципов цивилизованного мира, наряду со свободой и правами человека. Именно поэтому результатами нашего мониторинга постоянно интересуются дипломатические миссии и аналитические центры во всем цивилизованном мире. Они внимательно следят за случаями искусственного задержания в Керченском проливе судов, которые имеют флаг или судовладельцев, зарегистрированных в их странах», ‒ отметил он.

По словам Клименко, привлечение внимания международного сообщества к ситуации у побережья Крыма и блокирование российских угроз оставляет надежду на положительные результаты в 2020 году, в том числе и по разработке морской политики в Украине. Пока же Украина все еще государство с «сухопутным мышлением»

«Существует вероятность того, что на фоне реальных угроз свободе судоходства в Азовском море и, возможно, аналогичной модели в Черном море, которые в 2018-2019 годах, наконец, осознали за рубежом, в Украине, наконец, может появиться морская политика. Пока же Украина все еще государство с «сухопутным мышлением», где привыкли передвигаться и воевать на тачанках, бронетранспортерах и танках», ‒ говорит эксперт.

На вопрос, поможет улучшению ситуации в Черном и Азовском морях и Керченском проливе создания Украиной морского режимного района вокруг Крыма Андрей Клименко отвечает: это не решит проблемы в Азовском море, но поможет исправить ошибки, допущенные Украиной в прошлом, и поможет закрепить на мировых морских навигационных картах украинские территориальные воды. Весной 2014 года Украина закрыла воздушное пространство над Крымом, но о территориальные воды тогда забыли

«Весной 2014 года Украина закрыла воздушное пространство над Крымом, но о территориальные воды тогда забыли, поэтому на навигационных картах морской режимный район не обозначен. Эти карты в электронном и бумажном виде распространяются уполномоченными структурами IMO. Мы имеем ситуацию с «недоработкой»: таможенные пункты пропуска через границу в крымских портах закрыли, сами порты закрыли, территориальные воды (дванадцятимильну зону) объявили оккупированными, как и часть шельфа, но не нанесли это на официальные морские карты, которые есть у любого капитана и штурмана на любом судне в мире. Объявления морского режимного района позволит сделать так, что больше ни один капитан судна, которое заходит в крымский порт, уже не сможет сказать, что он «не знал», «не читал», «забыл», ‒ пояснил Андрей Клименко.

Он добавил, что создание морского режимного района поможет избежать ситуаций, при которых кто-то может захотеть судиться с Украиной в случае непредоставления аварийно-спасательных услуг при морских катастрофах и других чрезвычайных ситуациях.