«Слуги народа» хотят запретить «пропаганду наркотиков». К чему здесь пациенты?

 «Слуги народа» хотят запретить «пропаганду наркотиков». К чему здесь пациенты?


В новой сессии Верховной Рады на рассмотрение народных депутатов ждет рассмотрения законопроект, который увеличивает сроки наказания за хранение наркотиков и – уже не впервые – вводит ответственность за их «пропаганду». Общественные активисты и эксперты протестуют: они опасаются, что такие изменения ударят прежде всего по пациентам. И попутно напоминают, что в Украине пациент может легально получить морфин, но не медицинский каннабис.

Законопроект №2784 призван бороться с одним из опаснейших видов преступности», то есть незаконным оборотом наркотиков и психотропов, а также их аналогов и прекурсоров» – об этом говорится в пояснительной записке документа, который еще не попал в сессионный зал, но уже нарвался на критику пациентских организаций.

Все авторы закона – представители «Слуги народа»: Андрей Одарченко, Александр Бакумов, Виктория Кінзбурська, Дмитрий Любота, Юрий Здебський, Николай Кириченко, Галина Михайлюк, Павел Сушко и Мария Мезенцева. За траву деньги: рынок марихуаны в США и арест выходца из Украины

Парламентарии ссылаются на Украинский медицинский и мониторинговый центр по алкоголю и наркотикам Министерства здравоохранения Украины. По его данным, в Украине наркотические вещества употребляют от 324 тысяч до 424,7 тысячи человек.

«За последние десять лет количество смертей среди лиц, состоявших на наркологическом учете, возросло более чем в три раза, в том числе от передозировки – почти в четыре раза. Угрожающие размеры приобрели распространенность расстройств психики и поведения вследствие употребления наркотических веществ (174,7 на 100 тысяч населения), а также психические заболевания (11,5 на 100 тысяч населения)», – утверждают они.



Законопроект, как надеются его авторы, должен усовершенствовать государственное регулирование наркотических препаратов и снизить количество зависимых. Штраф за обсуждение?

Зато в самом Украинском медицинском и мониторинговом центре при МИНЗДРАВЕ раскритиковали законопроект. Это сделал директор Центра Сергей Шум на посвященной документа пресс-конференции 28 января. Законопроект, ссылаясь на наше учреждение в своей пояснительной записке, совершенно не учитывает те данные, которыми располагает научное сообщество Сергей Шум

«Центр никогда не говорил о том, что карательные методы в наркополітиці являются эффективными. Наоборот, мы постоянно подчеркивали, что готовы работать исключительно на основе доказательных. Научно обоснованные данные, которые содержатся в том числе в публикациях нашего Центра и Европейском мониторинговом центра по наркотикам и наркотической зависимости, говорят совсем о другом. Законопроект, ссылаясь на наше учреждение в своей пояснительной записке, совершенно не учитывает те данные, которые по состоянию на сегодня имеет научное сообщество», – утверждает Шум.

Общественные активисты и эксперты также критические – в частности из-за положения относительно «пропаганды». Эксперт по наркополитике и консультант программы «Общественное здоровье» фонда «Возрождение» Елена Коваль считает, что под такой запрет может попасть даже разъяснительная работа в школах обсуждение методов лечения между пациентами.

«Если в фейсбуке или каких-то социальных сетях между собой два пациенты, которые страдают на онкологические заболевания, начнут обсуждать вопросы, которые появились побочные эффекты от препарата, начнут обсуждать, что, возможно, не только инъекционную форму морфина использовать, а, например, фентаніловий пластырь – это уже пропаганда, потому что там так сформулировано: «в том числе преимущества одного вида над другим», – говорит она.

По мнению Коваль, такая ситуация нарушает право пациентов получать информацию о вариантах лечения, ограничивая источники таких знаний только врачом.

«Пропаганду» наркотических средств уже пытались запретить – подобный законопроект предложил в 2017 году тогдашний народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Дмитрий Голубов. Однако комитет по вопросам предотвращения и противодействия коррупции забраковал документ за создание потенциально коррупционных рисков.

Комитет тогда обратил внимание, что правоохранители, а не специалисты, будут решать, что является пропагандой наркотических веществ, и под эту категорию может подпасть даже изображение мака – символа памяти и примирения». Поэтому в начале 2019 года законопроект сняли с рассмотрения. «Принудительное лечение не является эффективным» – эксперт

Принудительное лечение от наркотической зависимости уже предусмотрено украинским законодательством. Законопроект от монобільшості детализирует процедуру: решение о принудительном лечении принимает суд, исполнение контролирует Национальная полиция. Человек, в отношении которого принимается решение, имеет право присутствовать на суде, а автор заявления о необходимости такого лечения – обязан прийти на заседание.

Зато в общности активистов указывают на то, что принудительное лечение не решает проблему зависимости. Начальник департамента Центра психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя и представитель Всеукраинского объединения людей с наркозависимостью Артем Осипян указывает на исследования, которые это подтверждают. В Украине фактически действуют частные тюрьмы для наркозависимых – Белоусов Метод принудительного лечения не является эффективным в отношении прекращения употребления наркотиков. Также 22% исследований обнаружили негативное влияние принудительного лечения на уровень уголовного рецидива Артем Осипян

«Согласно исследованию Европейского мониторингового центра по наркотикам и наркозалженості, 78% процентов исследований указывают на то, что нет положительного влияния (примусового лечения, – ред.) на употребление наркотиков и уголовный рецидив по сравнению с другими подходами. То есть метод принудительного лечения не является эффективным в отношении прекращения употребления наркотиков. Также 22% исследований обнаружили негативное влияние принудительного лечения на уровень уголовного рецидива», – утверждает он.

В борьбе с посттравматическим синдромом: или легализуют медицинский каннабис в Украине

Зато нарколог Юрий Пакин, комментируя целесообразность принудительного лечения, указывает на то, что иногда это – единственный выход. Из его опыта, зависимый человек иногда не может осознать необходимость лечиться. Закон предусматривает принудительное лечение, если пациент представляет опасность для окружающих Юрий Пакин

«Дело в том, что те, кто сталкивался с жизнью в семье наркозависимых, хорошо знают, что это для родственников время становится буквально невыносимой. Очень тяжело жить с таким человеком, и они вынуждены искать какое-то решение и обращаются в органы правосудия. В этом случае закон предусматривает принудительное лечение, если пациент представляет опасность для окружающих», – рассказывает он. Медицинский каннабис – ни слова

По словам Пакіна, его пациенты обычно жалуются на слишком жесткое законодательство в отношении оборота наркотических веществ, тогда как их родственники, наоборот, считают его слишком мягким. Сам он настаивает: пациенты, которые нуждаются препаратов с наркотическими веществами, должны их иметь. Врач также поддерживает легализацию медицинского каннабиса, хотя против рекреационной марихуаны отрицает.

«Медицинскую марихуану есть смысл разрешить, легализовать и использовать. Тем более что другие виды наркотиков, в том числе даже опиумной группы, давно в медицине используются: трамадол, морфин и так далее. То если более тяжелые наркотики опиумной группы используются, почему же нельзя использовать более легкие препараты?» – спрашивает он.



Зато зависимость от рекреационной марихуаны формируется быстрее, чем от алкоголя, добавляет Пакин.

В 1998 году комитет по контролю за наркотиками отнес каннабис в таблице 3 Перечня запрещенных веществ – среди веществ, которые «представляют меньшую опасность в случае злоупотребления ими, по сравнению с веществами таблице 2, и имеют широкое терапевтическое применение».

Но в 2013 году председатель Государственной службы Украины по контролю за наркотиками Владимир Тимошенко отменил этот приказ. Сейчас каннабис относят к «Особо опасных наркотических средств, оборот которых запрещен». При этом, к примеру, кокаин и морфин – в перечне наркотических средств с ограниченным оборотом. Законопроект не предлагает послаблений относительно медицинского каннабиса

Такой легализации общественные активисты в Украине требуют уже не первый год. Председатель организации «100% жизни» Дмитрий Шерембей напоминает, что Владимир Зеленский высказывался в пользу легализации медицинской марихуаны перед президентскими выборами. Он говорил об этом, в частности, в интервью изданию «РБК» в апреле 2019 года.

Однако в октябре уже президент Зеленский заявил, что легализация каннабиса «не на часі». А заместитель министра внутренних дел Александр Ґоґілашвілі в декабре 2019 года посоветовал сторонникам легализации медицинского каннабиса «забыть минимум на год» о такой возможности.

«Ну за казино же проголосовали? Морали у них хватило, никто не сдох и вены не вскрыл. Значит, они могут пойти проголосовать за людей, а не за доходы, чтобы лекарства были доступны, и выполнить те обещания, которые давали в 2019 году. И практически 2 миллиона человек получат доступ к этих медикаментов», – говорит Шерембей.

По его словам, сейчас пациенты покупают такие лекарства на черном рынке.

Среди больных, которые могут нуждаться лекарства на основе медицинской марихуаны (которая не имеет психотропного эффекта): люди с онкологическими заболеваниями, детским церебральным параличом, устойчивыми к традиционным лекарствам формами эпилепсии, посттравматическими расстройствами. Что такое «аналоги» наркотиков?

Отдельные опасения вызвал термин «аналоги». Он уже есть в законодательстве – в законе об обороте наркотиков – но депутаты предлагают дополнить ним и другие документы, в частности закон о противодействии незаконному обороту.

Согласно законопроєктом, аналоги наркотических средств и психотропных веществ – это запрещенные к обороту «вещества синтетические или природные, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, химическая структура и свойства которых подобны химической структуре и свойствам наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят».

Юрий Пакин объясняет: под «аналогами» подразумеваются так называемые «дизайнерские наркотики», которые изготавливаются в домашних условиях из лекарственных средств. Молодежь использует соли, которые получают подпольные химики из разрешенных препаратов Юрий Пакин

«Эти соединения еще не включены в запретительный перечень, но уже появились в употреблении... Как правило, молодежь использует препараты с таким общим названием – соли. Это химические соединения, которые получают подпольные химики из разнообразных разрешенных препаратов. Эти вещества имеют наркотический эффект. Конечно, это опасно для окружающих, надо принять какието меры, чтобы использование этих препаратов в запрещенных целях было исключено, чтобы это минимизировать», – рассуждает он.

В то же время Сергей Шум видит проблему в том, что под прописан в законопроєкті описание могут подпадать вещества, чье психоактивное действия невозможно достоверно проверить.

«Для того, чтобы комиссия при МОЗ принял решения, является ли это аналогом или нет, надо, чтобы химическая структура совпадала, а самое основное – чтобы влияние на психическую деятельность был таким же, как и в той вещества, запрещена. Именно ��соответствие психоактивного действия мы и не можем доказать, потому что это по сути надо проводить эксперименты на здоровых добровольцах», – утверждает эксперт.

Активисты обращают внимание также на то, что законопроект ограничивает возможность получить наркотические препараты только электронным рецептом, тогда как эта система еще полноценно не работает.

Относительно нового законопроекта уже высказалась бывшая глава МИНЗДРАВА и блогер Ульяна Супрун. Она отнесла документ до таких, что «их положения следуют ложные мировые практики, а принятие фактически будет означать нарушение прав человека». Супрун напомнила также, что в Международном классификаторе болезней нет термина «наркомания», который неоднократно употребляется в тексте законопроекта.

«Тотальное нарушение прав человека, выведение оборота наркотиков в организованное подполье и быстрое распространение опасных болезней – это лишь несколько последствий применения карательной политики», – утверждает она, ссылаясь на опыт стран, где употребление наркотических веществ строго зарегулированная.

Сейчас законопроект №2784 находится на этапе ознакомления. На голосование его еще не выносили.