Скандальная закупка для войска: что не так с бронетранспортерами?

 Скандальная закупка для войска: что не так с бронетранспортерами?


Скандал вокруг БТР-4Е для украинской армии разгорелся с новой силой. Этот контракт заключили еще в 2016-м, но из-за спора вокруг брони первые машины попали в войска только под конец прошлого года. Стороны якобы договорились, но разгорелся очередной конфликт. Что теперь не так с бронетранспортерами и почему проблема не только в броне? Разбирались журналисты проекта Радио Свобода «Донбасс Реалии».



В конце 2019 года президенту Украины Владимиру Зеленскому показали БТР-4. Позже 12 машин из 45 запланированных даже отправили в войска. Почему «даже»? Потому что контракт о поставке БТР-4Е для украинской армии датирован еще 2016 годом, и он проблемный. Уже давно сорваны сроки его выполнения сместили на конец лета этого года.

«Привезли мусор. Просто мусор, который не отвечает...», – говорил начальник 85-го военного представительства Минобороны Украины Олег Плющакова.

Так военные отзывались о броню, с которой хотели производить БТР-4. О этот скандал «Донбасс Реалии» рассказывали прошлым летом. Тогда для производства техники хотели использовать финскую Miilux вместо украинской стали марки 71. Ее производит только одно частное предприятие в Украине – Лозовской кузнечно-механический завод (ЛКМЗ).

«Тогдашние руководители «Укроборонпрома» в 2018-2019 годах наладили производство бронетранспорту. Но за счет именно иностранной брони, а не украинской марки 71.Таким образом, когда военное производство отказалось принимать изделия, сделанные на основе иностранной брони – фактически остановилось производство бронетранспортеров», – говорит руководитель экспертной организации Statewatch Глеб Каневский. Надо будет «допиливали напильником» с колоссальной потерей времени Сергей Згурец

Именно ЛКМЗ поручили довести до конца просроченный контракт. Но на корпусах нашли то дефекты, будь то трещины. Фотографии с недостатками опубликовал директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец.

«Это некачественная сварка, «не провар», как утверждают специалисты, брони – то есть, пустоты под тонким слоем металла, которые могут быть легко пробиты вражескими пулями. И также трещины, которые прячутся под краской. Кроме этого, каждый из этих железных полуфабрикатов еще надо будет «допиливали напильником» с колоссальной потерей времени, чтобы можно было установить узлы и агрегаты собирательными командами ХКБМ (Харьковское конструкторское бюро из машиностроения им А.А. Морозова – ред.)», – написал он на своей странице в фейсбук. «Это мусор»: почему украинская армия может остаться без новой бронетехники

Заместитель директора научно-производственного объединения «Практика» Виктор Кривой согласен с утверждением Згурца и рассказывает, как процедура изготовления влияет на качество брони.

«Качество бронированного объекта, его пулестойкость и так далее зависит, прежде всего, когда все технологические процессы во время изготовления самой стали и во время ее обработки выдержаны, согласно тех правил и условий. Трещину можно заварить, обработать, сделать накладку. Есть способы ремонта», – отмечает заместитель директора научно-производственного объединения «Практика» Виктор Кривой.

На предприятии «Практика» также производят технику для армии – бронеавтомобили. И используют именно сталь финской компании Miilux, которую ВСУ забраковали для Бтров. Правда, технику производят по другой технологии. И здесь есть нюансы – в том числе с финской сталью.

«Когда проходит сварка шва, тогда идет ослабление твердости навколошовної зоны. Этот недостаток мы компенсируем тем, что мы делаем специальные подкладки, заблаговременно конструктивно предусмотрены, которые усиливают», – рассказывает Виктор Кривой.

Именно к швов и возникли вопросы. Журналистам их показали, утверждая, что проблема не критична. В представительстве Минобороны оправдываются: знак качества поставили на броню только потому, что увидеть дефект сразу не могли.

«Могут возникать так называемые холодные трещины. Они возникают, примерно начиная от недели и больше. Непосредственно после выполнения наплавки их может не быть. Что мы и увидели здесь», – говорит начальник группы 85-го военного представительства Минобороны Украины Игорь Утєгєнов. «Это – результат несоблюдения технологий» – Згурец

Дефект с фото называют технологическим процессом и говорят, что его пришлось провести лишь на части корпусов. Но на Харьковском заводе по сути переделывают работу Лозовского кузнечно-механического завода (ЛКМЗ) и в то же время утверждают, что никто не виноват.

«6 сварных соединений на трех корпусах – это техническая штука. Никто не виноват. Это зависит от квалификации сварщиков», – замечает директор Харьковского конструкторского бюро по машиностроению им. А.А. Морозова Яков Мормило.



Но здесь версии идут врассыпную. Официально, с уже переданными в армию двенадцатью БТРами все в порядке, заявили в «Укроборонпроме». Отклонений в ДСТУ нет. Тот же Сергей Згурец публикует документ представительства Минобороны, где сказано: дефекты все же есть на 5 машинах. Как он утверждает, проблема в том, что швы могут прострілюватися. Это – результат несоблюдения технологий Сергей Згурец «Это – результат несоблюдения технологий. А причина этого явления – проблемы в процедурах, несовершенное оборудование и человеческий фактор. Для защиты от технологических провалов и слабостей условного сварщика Ивана Петровича в ХКБМ стали делать дополнительные защитные швы поверх сварных швов в зонах вероятных секторов обстрела, а также бронепідкладки под швами внутри корпусов. Там согласны, что стало еще больше ручной работы, да, тяжелее, но надежно ...», – пишет директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец.

В конце концов, определять, кто прав, решили стрельбами на полигоне калибром 7.62 мм. Тестировали швы и приближенную к ним зону. С наплавкой и без. Броню не пробили. Наплавки, говорят, вообще не нужно.



«Без этого наплавки шов пробивать не будет. По большому счету, эти подкладки для большего самоуспокоения. Потому что рабочий может прийти не в настроении, что-то напортачить. Если бы все было автоматизировано – этого бы не нужно было делать», – говорит начальник 85-го военного представительства Минобороны Украины Олег Плющакова. В оборонной сфере планировать нужно на десятилетие Глеб Каневский

Фактически ручная сварка Бтров, проблемы с персоналом и угроза срыва срока исполнения контракта показывают масштаб проблем всей бронетанковой отрасли. Ни стратегия, ни планирования за годы войны на Донбассе так и не появились, отмечают специалисты.

«Чтобы и Министерство обороны и «Укроборонпром», и частные производители оборонно-промышленного комплекса реально понимали, что они должны производить в 2025 году, в 2030 году. Чтобы они могли планировать свои бюджеты, развитие персонала, развитие технологий, развитие собственной производственной базы. Планировать надо не на год, планировать надо в оборонной сфере на десятилетия», – убежден руководитель экспертной организации Statewatch Глеб Каневский. ВСУ получили первые БТР-4 с новой украинской бронесталі – «Укроборонпром»

Как пример – те же Бтры могли бы делать и из другой стали, и на других предприятиях – государственных. Потому что, по словам Иакова Мормила, директора Харьковского КБ по машиностроению им. А.А. Морозова: «У нас не проведена полностью подготовка производства, чтобы изготавливать эти корпуса самим».

ВСУ пытаются получить пол сотни Бтров уже четвертый год. Каждый стоит более 30 миллионов гривен и дорожает. А украинской армии нужно около тысячи единиц такой техники.

СМОТРИТЕ ПОЛНЫЙ ВЫПУСК ПРОГРАММЫ «ДОНБАСС РЕАЛИИ»: