Что даст новая карта разведения войск на Донбассе?

 Что даст новая карта разведения войск на Донбассе?
Что даст новая карта разведения войск на Донбассе?

До «нормандской встречи» Украина планирует развести войска в новых точках на Донбассе. Украинская сторона предлагает провести разведения в трех пунктах – это Новоселовка-2, железнодорожный мост в Станице Луганской и КПВВ «Гнутове». Российские гибридные силы минимум в пяти: в частности, предлагают Счастье, Авдеевку, Веселогорівку и Рассадки. Какие последствия предыдущего разведения, которое произошло осенью? И что стороны хотят выиграть от новой карты разведения сил?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили руководитель секции стратегического моделирования Центра исследований армии, конверсии и разоружения Игорь Левченко, военный журналист Радио Свобода Марьян Кушнир и начальник пресцентру штаба ООС Виталий Саранцев.



– В октябре-ноябре прошлого года были созданы «квадрата безопасности» в трех точках на линии соприкосновения: Золотое, Богдановка и Станица Луганская. Это происходило с нескольких попыток, несколько раз срывалось семидневное прекращение огня, которое требуется для разведения. В итоге это случилось с аргументом, что разводить стороны нужно для безопасности, чтобы как минимум не дострілювала стрелковое оружие. Как вы считаете, эта цель была достигнута?

Игорь Левченко: Я накануне эфира пересмотрел ряд сводок операции Объединенных сил: интервью волонтеров, бойцов. Ситуация такая, что из трех точек спокойна Станица Луганская. В других точках снижение напряжения практически не произошло. В этих зонах проводятся обстрелы со стороны боевиков, но они имеют хаотический характер и, по моему мнению, больше направлены именно на поддержку психованного состояния местного населения, создание беспорядка. Тем более, уже некоторое время в эти зоны не допускаются наблюдатели миссии ОБСЕ, с той стороны боевики не пропускают.

Ситуация остается непонятной и говорить, что цель, которая ставилась при планировании и реализации разводки, достигнута – только более-менее в районе Станицы Луганской. Но это объясняется, возможно, другими причинами, что это очень мощный хаб перемещения товаров, людей, денег через линию столкновения, и нельзя исключать, что с той стороны кто-то получает финансовую выгоду. А там, где зарабатывают деньги, как правило, не стреляют.



Марьян Кушнир: Относительно Золотого, действительно происходят бои, но на Хуторе Свободном. У меня до этого всего разведения один вопрос: как может происходить какое-то обострение там, где его никогда не было?

Территориально как это выглядит: расстояния накануне были большими, где прострелы этой территории были без смысла. А рядом – Хутор Свободный, где расстояния до контролируемых Россией сил – 100-150 метров, где ты слышишь противника, там возникает и желание стрельнуть, и возникают необходимости, когда диверсионно-разведывательные группы подползают под опорные пункты Вооруженных сил Украины.

В Петровском раньше расстояние между силами была 2-2,5 километра. Мы снимали видео, как контролируемые Россией силы укреплялись. Открыть огонь из чего-то более мощного не могли, а из того, что было в штате, физически не доставало.

Там показались контролируемые Россией силы, в штабе ООС пока проводится оценка. Но, например, в Хуторе Свободном, который рядом от линии соприкосновения, 4 километра, там происходят обстрелы с крупнокалибернои, мощного оружия, которого давно там не должно быть, согласно Минска.

– Но это же не зона разведения. Почему это там происходит, в чем причина?

Марьян Кушнир: Все назвали зону разведения – Золотое. А Золотое – это агломерация городов, и Хутор Свободный входит в эту агломерацию. Потому что Золотое-5 неподконтрольное Киеву, а Золотое-4 подконтрольно. И все, кто слышит, что рядом с Золотым стреляют, говорят, что в зоне разведения боевые действия. А это означает давление России непосредственно на украинскую власть, потому что общество говорит, что разведение не работает. Хотя в зоне Катериновки формально все соблюдается. Новые точки разведения войск: на каких участках настаивает Украина и чего хочет Россия

– Повлияло ли это развод на безопасность местных?

Марьян Кушнир: С того, что я знаю, стратегически они ничего не потеряли, поскольку все подходы они визуально контролируют. И подходы в село Катериновка, которое разделилось на две части: подконтрольная территория и «серая зона». Там безопасно, вроде и патрули есть в соседнем Золотому-4, и Национальная гвардия, и работает магазин, ездят автобусы. Вроде бы осталось все, как было.

– Когда происходило предварительное разведение, то аргументом называли необходимость проведения «нормандской встречи». Была прямо выдвинуто требование российской стороной. Состоялась «Нормандия», ее результаты весьма размыты, кроме одного – обмен удерживаемыми. Для чего разведения нужно теперь, в политическом плане? И есть цена этого процесса настолько значительная, как возвращение пленных домой?

Игорь Левченко: Насколько можно предсказать, логика и алгоритм действий в этом случае повторяется относительно политики украинской стороны. Насколько я понимаю, один из пунктов, который согласовали на «нормандській встречи», был о том, что продолжат переговоры о дальнейшем разведение войск.

Хотя если посмотреть украинскую прессу, как подается ход встреч в «минском формате» в рамках рабочих групп, то сам акцент делается на процессе подготовки следующего этапа обмена пленными.

И, опять же, это в целом соответствует политике, которую провозгласил президент Зеленский во время избирательной кампании.

– Украинский штаб официально озвучил три точки возможного разведения сил: Новоселовка-2, железнодорожный мост в Станице Луганской и КПВВ «Гнутове». Какие критерии выбора этих точек? По официальному заявлению представителя штаба, эти участки выбирались, чтобы это давало дополнительные гуманитарные возможности для местного населения. Какие это возможности?

Виталий Саранцев: Гуманитарные возможности предусматривают свободное передвижение граждан между оккупированной и неокупованою территорией.

– Вы имеете в виду Гнутове, потому что это КПВВ?

Виталий Саранцев: Да, поскольку этот процесс предусматривает определенную скученность людей, особенно на КПВВ, нужно обеспечивать их безопасность. И поэтому разведение именно в этих участках в определенной степени должен ее гарантировать.

– А что-то изменилось в этом критерии в тех пунктах, где уже разведение произошло?

Виталий Саранцев: На тех участках, где разведение уже произошло, наблюдается прекращение огня. Сейчас тишина, кроме участка, где уже второй день подряд происходят провокации противника. Мы связываем это с тем, что накануне встречи контактной группы враг пытается спровоцировать наших военных на открытие огня и этим продлить боевые действия, и отказаться от определенных решений относительно дальнейшего процесса в разведены.

– Эта безопасность касается именно этой узкой зоны разведения или людей, которые живут вблизи нее? Ведь в основном население осталось за пределами зоны разбавления.

Виталий Саранцев: На этих участках, которые планируются к разведению, не предполагается, что какие населенные пункты попадут в «серую зону».

– Мы обсуждаем три точки, но это не полный перечень. Сколько еще вариантов обсуждается?

Виталий Саранцев: Это двусторонний процесс, есть несколько вариантов, окончательно я не знаю. Переговоры все еще продолжаются. И мы сами ждем результаты. Это те точки, где часто проезжает контрабанда, и расширение этих участков откроет для этого дорогу Марьян Кушнир

Марьян Кушнир: Хочу немного добавить. Новоселовка-2 – это населенный пункт вблизи Авдеевки. По большому счету, это расстояния в полях между контролируемыми Россией силами и Вооруженными силами Украины. В чем заключается гуманитарная миссия – и ни в чем. В Гнутовому можно опираться на то, что там вблизи КПВВ, железнодорожный мост в Станице Луганской, возможно, там сообщения. Но люди, которые туда ездят, прекрасно знают, что это те точки, где часто проезжает контрабанда, и расширение этих участков даст возможность меньше контролировать контрабанду или откроет для этого дорогу.

В Гнутовому возле КПВВ неоднократно фиксировали контрабанду, так же в районе Новоселовки-2 и возле моста в Станице Луганской. Возможно, сейчас расширяют участки, чтобы контрабанда могла проезжать. В Золотом через Катериновку также была похожая история.

– Тогда возникает вопрос, если отталкиваться от этой версии, почему украинская сторона и российские гибридные силы предлагают разный перечень точек для разведения? Россия снова требует Счастье, Авдеевку, Веселогорівку и Рассадки. В чем интерес каждой из сторон?

Марьян Кушнир: Как на меня, Рассадки – это стратегическая точка в военном плане именно для контролируемых Россией сил. Относительно перемещения там товаров я ничего не могу сказать.

Но те точки, которые назвали в ООС, – нет никаких тактических потерь. А в Розсадках были бы тактические потери.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ: