Преследования активистов. Приступов стало меньше, но ситуация до сих пор является угрожающей – исследование

 Преследования активистов. Приступов стало меньше, но ситуация до сих пор является угрожающей – исследование


По 2019 год удалось задокументировать 83 факты преследования общественных активистов и правозащитников в Украине, чаще всего речь идет о защитников прав ЛГБТ, антикоррупционеров и борцов с застройками. Самым резонансным из этих случаев является убийство чиновницы и общественной активистки Екатерины Гандзюк. Такие данные содержит совместное исследование нескольких правозащитных организаций при поддержке Freedom House. В Нацполіції говорят о 75 уголовных производств по этим фактам. В то же время ряд пострадавших активистов говорят о том, что нападавшими являются именно правоохранители, или что силовые структуры саботируют расследование таких нападений. Каждый пятый нападение исследователи связывают с праворадикальными организациями. Однако исследование не содержит информации о иные группировки или движения, которые причастны к остальным атак на активистов. Как объясняют авторы доклада, в фокус исследования не включены нападения по политическим мотивам, как нападения пророссийских радикалов на проукраинских активистов. А также в статистику не включены масштабные преследования, которые оказывает российская оккупационная власть в Крыму и на Донбассе: это является темой отдельных исследований.

83 факты преследования украинских правозащитников и общественных активистов за 2019 год: подавляющее большинство из них – это физическое насилие, один из случаев – убийство. Таковы результаты исследования «Положение правозащитников и общественных активистов в Украине» за 2019 год, которое совместно провели организации «Украинский Хельсинский союз по правам человека», ZMINA и Truth Hounds при поддержке международного объединения Freedom House.

Ситуацию могут улучшить только совместные усилия общественности, международных и местных правозащитных организаций, правоохранительных органов и украинской власти, заявил, представляя исследование, директор представительства Freedom House в Украине Мэтью Шааф.

«Эта статистика свидетельствует, что в нас остается много работы. Мы призываем к защите общественных активистов на уровне закона, на уровне конкретных действий. Этими вопросами должны заниматься все. Freedom House занимается защитой гражданских и политических прав во всем мире, и мы понимаем, что становление гражданского общества влияет на уровень демократии в Украине, так же, как и в остальных странах. Когда активисты волнуются, организовывать мероприятие или нет, выйти на марш или нет, когда они узнают, что планируется насилие против них за их общественную деятельность, то речь идет не только о правонарушениях, но и о качестве и о здоровье украинской демократии», – отмечает Мэтью Шааф.

83 случаи преследования активистов: эта статистика является несколько менее драматичной, чем за год до этого, однако в этом нет особой заслуги власти, отмечает аналитик «Центра прав человека ZMINA» Вячеслав Лихачев.

«Уменьшение количества инцидентов в 2019 году по сравнению с предыдущим годом, к сожалению, нельзя объяснить внедрением значимых шагов власти по защите правозащитников, поскольку таких не было. Вместо этого, более вероятно, что уменьшение количества инцидентов в 2019 году объясняется усилением внимания к преследованию правозащитников в СМИ, среди политических лидеров, международных организаций и внутри самого гражданского общества», объясняет аналитик. На кого нападают? Кто нападает?

Авторы исследования приводят основные тенденции преследования правозащитников и других активистов в течение 2019 года. Треть случаев давления касалось активистов, которые отстаивают права ЛГБТ 15 из 83 нападений были совершены на антикоррупционеров 14 из 83 нападениям подверглись борцы с застройками По 5 фактов преследования касались экоактивистов и защитников прав женщин Физические нападения, угрозы и поджоги автомобилей и домов остаются традиционными формами давления на активистов и активисток в Украине. Из 83 случаев, включенных в доклад, 37 – это насильственные нападения на активистов и их имущество, 20 случаев – угрозы нападения и 11 – нападения на мирные собрания Каждый пятый нападение исследователи приписывают праворадикальным группировкам

Кто, кроме праворадикалов, нападает на активистов? Какова доля леворадикалов, пророссийских радикалов, представителей правоохранительных и силовых структур в общей статистике нападений? И учитывает исследование массовое преследование общественной активности, которое продолжается в анексованому Крыму и на оккупированной части Донбасса? С такими вопросами Радио Свобода обратилось к авторам исследования.

Как пояснил Вячеслав Лихачев, методика предусматривает подсчет нападений и давления именно за общественную или правозащитную деятельность, а затем преследование по политическим мотивам (как, например, нападение пророссийских лиц на проукраинских активистов) не было в фокусе именно этого исследования. Мивідмовилися от мониторинга нападений, связанных с политической деятельностью. Поэтому здесь нет нападений на сторонников и агитаторов «Партии Шария», например Вячеслав Лихачев

«Относительно ограничений в нашей методологии и подходах: мы отслеживали, но не отразили именно в этом докладе дела, которые касались политической деятельности. Речь идет не о том, что мы отслеживали нападения украинских националистических и праворадикальных движений и не отслеживали приступы, которые осуществляли условные пророссийские группировки. Потому что мы вообще отказались от мониторинга нападений, связанных с политической деятельностью. Поэтому здесь так же нет нападений на сторонников и агитаторов «Партии Шария», например. Речь идет о нападениях, пов'язвані с общественной или правозащитной деятельностью. Так, нападения на мероприятия, связанные с правами ЛГБТ, включені к мониторингу. Именно это отражает статистику относительно участия в нападениях праворадикалов и не отражает нападений, связанных с проукраинской деятельностью. Потому что последнее в большей степени касается политической деятельности, которая не была в фокусе нашего мониторинга», – объясняет исследователь полученные результаты.

Мониторинг так же не охватывает нападений, связанных с избирательными гонками 2019 года, а также он «выносит за скобки» масштабное преследование общественных активистов и правозащитников на оккупированных территориях, поясняет председатель «Центра прав человека ZMINA» Татьяна Печончик. Это, по ее мнению, обусловлено тем, что в Крыму и в оккупированных районах Донбасса за преследование активистов вполне ответственными являются не украинские власти, а российские оккупационные силы. Поэтому ситуация в оккупированных регионах является темой отдельных исследований, которые проводит в том числе и «Центр прав человека ZMINA», – отмечает правозащитница.

При этом она признает: масштабы преследований и количество пострадавших на Донбассе и в Крыму значительно превышают число нападений на активистов на подконтрольных территориях.

Несколько случаев из тех 83, которые включены к мониторингу, является преследованием со стороны правоохранительных и силовых структур, отмечает Татьяна Печончик. Правоохранители – против правозащитников?

Правозащитник Олег Заплесневелый – один из тех, кто подвергся физическому насилию со стороны представителей полиции: по его словам и по данным, которые имеют авторы отчета – именно за свой активизм и правозащитную деятельность.

«Полицейские напали на меня под моим офисом. Применили силу и задержали, тогда надели наручники и избили. Отпер своими ключами помещение, где мы работаем, затащили меня туда в наручниках. Мою жену также задержали, забрали у нее все средства связи и тоже надели наручники. У нас забрали все носители информации, все мои и коллегами наработки за четыре года. После этого подбросили наркотики, сняли с меня наручники и ушли, так, словно ничего не произошло. Мы вернули через суд похищенное имущество. Все эти события произошли 4 октября. Но только неделю назад нам сообщили о номер дела в ЕРДР: то есть, только сейчас уголовное дело против полицейских начинает расследовать ГБР», – рассказал правозащитник.

Он вспоминает про тот факт, что во время нападения на него полицейские вспоминали о его правозащитную деятельность, а именно – о разоблачении правонарушений в местах ограничения свободы. Ему говорили о том, что он «слишком много пишет и говорит об этом, говорит потерпевший.

Следовательно, Олег Заплесневелый воспринимает действия полиции в отношении него как давление или месть. Правозащитник признает, что в течение последнего года случаи давления силовых структур на гражданских активистов стало больше: по его мнению, выглядит так, что «Украину пытаются превратить в полицейское государство».

Свое мнение о ситуации высказали представители Нацполіції, которые пришли на презентацию мониторинга. Они приводят собственную статистику: так, за 2019 год возбуждено 75 уголовных производств относительно преступлений против правозащитников и общественных активистов. Некоторые из них касаются не одного, а нескольких нападений, поэтому статистика правозащитников и полиции отличается, объясняют правоохранители. До конца года 14 из этих дел попали в суд. Еще 16 производств – закрыто. 44 производство – сейчас расследуют следователи Нацполіції.

В главном следственном управлении Нацполіції предлагают совместно с правозащитными организациями проводить обмен информацией и ежемесячную «сверку событий», связанных с нападениями на активистов. В случае, когда именно представители полиции преследуют активистов, Нацполіція призывает потерпевших и их защитников сразу же делать заявления о преступлениях в ГБР. Война с застройщиками

Значительная часть нападений и давления на активистов – связана с их деятельностью против незаконных застроек.

В частности, имели место нападения на представителей общественной инициативы «Защитим Протасов Яр», что противодействуют намерениям ООО «Дайтона Групп» возвести жилой комплекс в этой исторической местности Киева. Один из защитников Протасового Яра Роман Ратушный сообщает о нападении на одну из активисток просто возле ее дома, что послужил причиной травмы лица и сотрясения мозга, а также факты угроз и запугивания других, несогласных со строительством.

Эти факты также вошли в мониторинга «Положение правозащитников и общественных активистов в Украине» за 2019 год. Активисты Протасового Яра раньше публиковали в соцсетях видеозапись, на которой будто высказывает угрозы в то время адвокат бенефициара строительства, а ныне заместитель руководителя Офиса президента Украины Андрей Смирнов. Материалы об угрозах Смирнова поступили в полиции и судов, которые рассматривают споры в отношении застройки Протасового Яра. Но, признает Ратушный, дела не расследуются. Что делать?

Случаи насилия и преследования правозащитников часто сопровождаются отсутствием реакции со стороны политических лидеров и высокопоставленных чиновников, отмечают авторы исследования.

Поэтому они призывают власти уделять внимание расследованию преступлений в отношении активистов постоянно. Это, по их мнению, будет способствовать эффективности таких расследований. Кроме того, создание постоянных площадок для сотрудничества в этих вопросах с обществом могло бы повысить уровень коммуникации, которую правозащитники считают недостаточной. Также они предлагают обеспечить «публичное осуждение преследований и признание важности деятельности правозащитников и общественных активистов», поскольку это сформирует общественное мнение о недопустимости таких преследований.

Со своей стороны, председатель временной следственной комиссии Верховной Рады относительно убийства Катерадрес Гандзюк и нападений на других активистов Игорь Васильев заверил, что сделает максимум для раскрытия совершенных нападений и предупреждения возможных. Сейчас депутаты новой ВСК получают информацию, которую наработала следственная комиссия парламента прошлого созыва.

И, добавляет он, уже сейчас понятно, что именно общественный резонанс и работа минувшее ВСК способствовали задержанию и взятию под стражу предполагаемых организаторов и исполнителей нападения на Гандзюк.