«Интересные» деньги или мудрые инвестиции? Критики хотят ответов об источниках богатства нового премьера России

 «Интересные» деньги или мудрые инвестиции? Критики хотят ответов об источниках богатства нового премьера России


Новый премьер-министр России известен как технократ – но ему подходит и определение «плутократ». От времени, как президент России Владимир Путин назначил главу налоговой службы Михаила Мишустина на лоб правительства, все нарастают сомнения относительно источников происхождения богатства его семьи. Или может предыдущая карьера Мишустина в компьютерной отрасли 30 лет назад, когда она зарождалась в России, объяснить его состояние?

Эта пресловутая русская комедия не сходит со сцены уже десятилетиями.

У карьерного чиновника, его жены и других родственников обнаруживают состояние, что значительно превышают возможности его официальной государственной платные.

А если он вообще дает ответ на неудобные вопросы, то утверждает, что это бизнес или инвестиционные успехи его родственников – несмотря на то, что никакого опыта в этом не имеют.

И вот, завеса в начале этой пьесы, похоже, поднимается снова. На прошлой неделе активисты нацелились на богатство, что окружает нового премьер-министра России Михаила Мишустина, которого назначил 15 января президент России Владимир Путин в ходе изменений в правительстве.

Мишустин и его жена, Владлена Мишустина, задекларировали доход за предыдущее десятилетие в целом более чем в 1 миллиард рублей (сейчас около 16 миллионов долларов) – 213 миллионов у него и 789 миллионов в нее. Эти цифры содержатся в обязательных для главных должностных лиц публичных декларациях.

Это доходы из разных источников: платные Мишустина как главы налоговой службы, доходов от инвестиций, а также с продажи собственного бизнеса и другого имущества, – написала российская газета «Коммерсант».

У самого Мишустина задекларированный доход за указанный период почти полностью исходит из его правительственной платные, пишет газета.

Дальнейшие вопросы вызвали имущественные доходы супругов. Оно имеет в собственности дом в дорогом пригороде Москвы, который оценивают почти в 10 миллионов долларов, сообщает российский сайт онлайн-расследований «Проект», – а также квартиру возле центра Москвы.

Оппозиционное российское интернет-издание «Открытые медиа», которое финансирует бывший олигарх Михаил Ходорковский, сообщало, что по крайней мере двое сыновей Мишустина учились в «Институте Ле-Розе», элитной школе-интернате в Швейцарии, обучение в которой стоит около 100 тысяч долларов в год.

А еще он имеет сестру, Наталью Стеніну-Мішустіну. Она является владелицей трех жилых домов, включая загородной виллой площадью в 750 квадратных метров рядом с ее братом, а также доли в московском коммерческом имения – такие данные приводит британский общественный вещатель «Би-би-си», ссылаясь частично на непубличные данные, которые он получил от обличителя в российской Федеральной налоговой службе. Ее недвижимое имущество, по этим данным, стоит более 16 миллионов долларов.

Состоятельные российские политики часто скрывают свое богатство, регистрируя имущество на имена своих близких родственников – как-то родителей, детей или братьев и сестер.

Стеніна-Мишустина в начале своей карьеры работала в авиакомпании «Аэрофлот», писали российские средства информации, – но не известно, имела ли она какую-то официальную работу после того. Она стала соинвестором ресторана в Москве, который приносил большие убытки и в конце концов закрылся, – вместе с предпринимателем Александром Удодовим, которого называют членом «внутреннего круга» Мишустина.

По данным государственного реестра собственности, Удодов – биография которого на его собственном сайте не упоминает ни о какой его работу до 2010 года, когда ему был 41 год, – подарил дом площадью 750 квадратных метров Стеніній-Мішустіній 2009 года, сообщает «Би-би-си».

«Коммерсант» же 2011 года писал, что следователи хотели обыскать жилище Удодова в Москве в связи с незаконной попыткой подставной компании получить возврат налога на добавленную стоимость на сумму в 1,87 миллиарда рублей, что на то время составляло около 60 миллионов долларов.

Как писало издание, Удодов на то время был «официально безработный, но много чего «решал» в налоговой сфере». Через несколько дней компания недвижимости «Итера групп» обнародовала пресреліз, в котором заявила, что Удодов работал в ней вице-президентом и не был подозреваемым в одном деле.

Мишустин не комментировал ни одного из этих сообщений. Утверждение о частный сектор

Но, в отличие от типового сценария про российского чиновника и его чрезмерное богатство, в сценарии Мишустина есть сюжетный ход, который затуманивает финал спектакля.

Мишустин работал в частном секторе в 1990-х, а затем в 2008-2010 годах в «горячих» отраслях экономики, где люди делали легкие деньги, иногда обогащаясь буквально за ночь. Сколько именно заработал Мишустин-предприниматель за те годы, не ясно, хотя в налоговой декларации он указал 2010 года заработки в несколько миллионов долларов по крайней мере за один год.

Издание «Коммерсант», владельцем которого является олигарх, приближенный к Кремлю, недавно обнародовало сценарий, который должен оправдать то, каким образом Мішустіни (но не его сестра) могли легально заработать такие богатства. Позже эту статью уже цитировали государственные средства информации, чтобы развеять слухи, критики же разнесли ее в пух и прах как скрытый пресреліз семьи Мишустина.

Так, «Коммерсант» заявил, не цитируя никаких источников, что Мишустин переписал свои состояния, приобретенные во времена деловой карьеры, включительно с долей в неназваній компании, на Владлену Мішустіну, когда в 2010 году вернулся на государственную службу.

Мишустина через два года продала ту долю и инвестировали полученные средства в «консервативные» банковские депозиты, написало издание, ссылаясь на неуточнені «сообщения в СМИ».

По данным Центрального банка России, в 2017-2018 годах однолетние депозиты в российских рублях приносили в среднем около 6,5 процентов, а долларовые депозиты – около 2 процентов.

Таким образом, если исходить из заявленного инвестиционного дохода Мішустіної за два года и предположить равную долю депозитов в долларах и в рублях, получается, что Мішустіни должны были вложить в банк сумму примерно в 20 миллионов долларов.

Также, утверждает «Коммерсант», Мишустин купил элитный дом в Подмосковье 2000 года за деньги, заработанные на первой работе в частном секторов.

Покупка дома должна была обойтись в малую долю его нынешней цены. В августе 1998 года Россия объявила дефолт по своим долговым заимствованиям, что обвалило экономику и цены на недвижимость.

А квартиру возле центра Москвы предоставил Мішустіним в начале 2000-х годов правительство как компенсацию за невысокую правительственную зарплату Мишустина, заявляет «Коммерсант» и пишет, что в те времена это было общепринято.

«Это просто пресреліз Владлена Мішустіної за подписью [журналиста «Коммерсанта»], с нулем источников и доказательств», – заявил Леонид Волков, помощник популярного оппозиционного деятеля Алексея Навального. Компьютерный бум

Развал Советского Союза в 1991 году и начало рыночных реформ открыл дверь до больших богатств для тех избранных, кто имел нужные связи, мозги или пробивные способности, чтобы удовлетворить массовый спрос в России на потребительские и коммерческие товары.

Типичный представитель этой группы – предприниматель Олег Тиньков. Он начал импортировать иностранную электронику, от калькуляторов до телевизоров, и продавать ее российским потребителям по ценам, значительно выше подлинной стоимости. Затем он открыл сеть магазинов электроники, а через несколько лет продал свой бизнес, заработав миллионы. Российское издание журнала «Форбз» в 2019 году назвало его 47-м самым богатым в России с поместьем, оцененным в 2,2 миллиарда долларов.

Михаил Ходорковский, некогда самый богатый в России человек – до его ареста в 2003 году по обвинениям в налоговых махинациях, которые он называет политически мотивированными, – свой бизнес начал еще в советские 1980-е годы «перестройки» на импорте компьютеров. Деньги, заработанные на этом, он вложил в банк, который во время приватизации в 1990-х скупал акции российских компаний.

Рынок персональных компьютеров и программ к ним, который уже существовал на Западе и в части Азии, практически не существовал в России сразу после распада СССР. Доходы от перепродажи импортируемых второсортных компьютеров в России во времена «перестройки» достигали 300 процентов, писал «Коммерсантъ» в 1994 году.

Левон Амділян, экономист, который учился в Московском государственном университете вместе с Егором Гайдаром, будущим исполняющим обязанности премьер-министра России при президентстве Бориса Ельцина, – инициировал в декабре 1988 года создание некоммерческой организации «Международный компьютерный клуб» («МКК»).

Его целью было установить контакты между советскими и зарубежными специалистами в области компьютерных технологий и привести такие иностранные технологии, в частности компьютеры и программы к ним, в Россию.

От 1990-го и до середины 1990-х годов клуб устраивал в Москве ежегодные компьютерные выставки-ярмарки, привлекая на них, как писала тогда пресса, такие компании, как «Эппл», «Ай-би-эм» и других американских технологических лидеров.

Этот форум был направлен в первую очередь на узкий круг людей, а именно на ведущих деятелей технологических компаний, с одной стороны, и крупных покупателей, таких, как государственные ведомства и банки, с другой.

Среди посетителей этих мероприятий были наивысшие чиновники, «способны принять решение о закупках», и они покупали компьютерную технику и программное обеспечение «много, охотно и во всех», писал «Коммерсант» 1994 года.

Амділян иногда ездил вместе с чиновниками на иностранные выставки-ярмарки компьютерных технологий, что подчеркивает его тогдашний влияние в правительственных ведомствах, писала газета.

Мишустин, друг Амділяна, начал участвовать в клубе еще на раннем этапе. И одного дождливого ноябрьского дня 1989 года, когда Амділян отвозил дочь в школу, а Мишустин был в его машине, он начал обсуждать с Мішустіним идею устроить в России компьютерную выставку-ярмарку.

«В течение двух часов мы обсудили и разработали концепцию международного компьютерного форума и назначили дату: 17 января 1990 года. Сейчас мне уже трудно верится в то, что такое было возможно», – цитирует слова Мишустина сайт «МКК».

Таким образом, Мишустин был в центре российского рынка компьютеров и программ к ним, бурно расцветал, и взаимодействовал с крупнейшими деятелями отрасли в стране и за ее рубежом. «МКК»

Но этот рынок был наполнен нелегальными практиками. По оценкам американской торговой ассоциации Business Software Alliance 1994 года, тогда 94 процента всего программного обеспечения в российском бизнесе было пиратское.

После распада Советского Союза Амділян превратил «МКК» на частное акционерное общество, которым пополам владели он сам и Мишустин, свидетельствуют регистрационные документы. Со временем долю Мишустина переписали на его жену.

Среди заявленных видов деятельности компании были оптовая торговля и консультации, хотя не ясно, что именно делала эта компания, кроме организации выставки-ярмарки и потом еще одной элитной конференции в Сочи.

Мишустин со временем стал председателем правления «МКК», а затем в 1998 году покинул компанию, перейдя в налоговую службу. Там он сначала стал помощником ее руководителя Бориса Федорова, ответственным за информационные технологии.

Ни Амділян, ни Мишустин не говорили, сколько заработал «МКК» в течение 1990-х.

Амділян позже инвестировал в технологические компании, такие, как «Такском» стала ��дним из первых пяти цифровых операторов фискальных данных, которые получили лицензии на новую услугу от налоговой службы Мишустина, писало российское интернет-издание Republic. По его данным, годовой объем рынка такой услуги оценивали в 100 миллионов долларов. Обратно в бизнес

Последующее десятилетие Мишустин проработал в правительстве, сначала в налоговой службе, поднявшись до должности заместителя министра налогов и сборов, а затем возглавив государственные агентства кадастра недвижимости и управления особыми экономическими зонами.

Когда в начале 2008 года Мишустин оставил государственную службу, чтобы перейти на работу в инвестиционную фирму «ОФГ Инвест», соучредителем которой был его бывший шеф у налоговиков Федоров, Россия была почти таким же «горячим рынком», как и Китай.

Экономика России быстро росла в течение примерно восьми лет во времена высоких цен на нефть, а ее рынок акций был в этот период самым прибыльным в мире.

Посреди такой «золотой лихорадки» московские инвестиционные фирмы платили своим руководителям большие доллары – плата высших руководителей, которые устраивали невиданные до сделки, могла достигать миллионов долларов в год.

Богатства этой области привлекали кое-кого из государственных служащих, таких, как Мишустин, в частный сектор, где они потенциально могли пользоваться своими связями для продвижения и развития своего бизнеса. К примеру, московский инвестиционный банк «Тройка диалог» нанял себе директором-распорядителем бывшего заместителя министра экономики Андрея Шаронова.

Мишустин в 2009 году получил 79 миллионов рублей, или около 2,5 миллионов долларов. Налоговая служба, которой он уже руководил в 2010 году, сообщила российскому дневниковые «Ведомости», что ту сумму составили его зарплата и плата за консультационные услуги.

Двое бывших руководителей, которые работали в бизнесе управления активами в России в 2000-е годы, сказали на условиях анонимности, что, по их мнению, 2,5 миллиона долларов – это «много» и «щедро». Мишустин, сказали они, должен сделать какие-то «серьезные» дела, чтобы оправдать такую плату.

И какова бы ни была правда относительно источников денег Мишустина, конечный результат, скорее всего, будет соответствовать привычному сценарию.

Мишустин не ответит на все эти сообщения. Расследований в отношении него не будет. А большинство россиян получает информацию из контролируемого государством телевидения, никогда об этом и не узнает.