Олекса Тихий. Почему донецкий учитель стал «врагом №1» для СССР?

 Олекса Тихий. Почему донецкий учитель стал «врагом №1» для СССР?


Его посадили за письмо, а за статью против русификации дали 10 лет концлагерей. Интернационалист по убеждению, поборник украинского языка, учитель из Донбасса, который учился в Москве, и был убежден, что без языка останавливается прогресс и умирает культура – все это о Олексу Тихого, члена-основателя Украинской Хельсинской группы. Для него образование и критическое мышление были ключевыми в противостоянии против систематического беззакония репрессивной бюрократии Советского Союза.

«Я – украинец. Не только индивид, наделенный определенной подобию, умением ходить на двух конечностях, даром членораздельной речи, даром творить и потреблять материальные блага. Я гражданин СССР, но прежде всего я – гражданин мира не как детдомовец-космополит, а как украинец», – писал Олекса Тихий в «Мыслях о родной донецкий край».

Через язык и культуру украинцы должны завоевать свою независимость, принять ответственность за свое будущее на себя, считал Тихий. Но был убежден, что без осмысленного обучения, познания мира через произведения мировых классиков (не только признанных советским режимом), путешествий и новых идей, невозможно воспитать достойных людей и достойный народ, где процент ученых будет достигать 20-50%. Сельский учитель-интеллектуал

Олекса Тихий родился в селе Їжівка на Донбассе 27 января 1927 года. Благодаря своим способностям поступил в Московский университет на философский факультет.

Уже тогда в 21 год чуть не попал в тюрьму за критику безальтернативности выборов в СССР с единственным депутатом.

Тихий осознанно пошел работать сельским учителем, чтобы учить украинский детей «творению добра людям, подъему материального и культурного уровня, поиска истины, борьбы за справедливость, человеческого достоинства, гражданской ответственности», чтобы «не хлебом единым жил человек».

Олекса Тихий подчеркивал, что государство не может навязывать язык общения, как проводить досуг, какие читать книги и какие иметь интересы. Комсомол и общественные табу в СССР не могут воспитывать самостоятельных и ответственных личностей, считал он. Молодежь требует живого, конкретного дела, права и возможности искать и находить, свободы, своей дороги

«Молодежь требует живого, конкретного дела, права и возможности искать и находить, свободы, своей дороги. Время могут быть ошибки, извращения, но вред от них была бы несравненно меньше, чем от полной зависимости от старших, когда молодые отведена роль только слушаться и выполнять указания без раздумий и сомнений», – критиковал сельский учитель комсомольские будни советской молодежи с доведенным до автоматизма «прославлением партии, Ленина и коммунизма». Венгерская революция 1956 года: «советская школа зашла в тупик»

Более 20 тысяч венгерских протестующих пострадали во время зачистки восстание в Будапеште против просоветской политики венгерского правительства. Советская армия открыто вмешалась в подавлении восстания, чтобы не дать Венгрии выйти из сферы просоветского влияния. Олекса Тихий публично раскритиковал расправу над протестующими и написал в письме, что «коммунизм в СССР не строится».

За такие «антисоветские взгляды» его осудили на 7 лет лагерей и 5 лет лишения гражданских прав и отправили сначала во Владимирскую тюрьму, известную как «Владимирский централ», а потом в Дубовлаг.

В приговоре суда отметили: «делал клевету на КПСС и советскую действительность. Оправдывал действия венгерских контрреволюционеров-заговорщиков i высказывал призывы к свержению государственного строя в СССР». «Чтобы моя Донеччина давала не только болельщиков футбола...»

После тюремного срока Олекса Тихий не смог устроиться на работу учителем, он работал в библиотеках в разных городах, ездил на переквалификации, путешествовал по историческим местам, всячески поддерживал своих друзей-заключенных, отправляя им поздравительные письма, пишет Василий Овсиенко.

Олекса Тихий много писал о русификации Донбасса и необходимость восстановить украинскую культуру, о возвращении украинского языка в университеты и школы. Выступал противником всякой политики ассимиляции этнических групп. Тех, кто называет Россию своей Родиной, нужно позорить, писал он в своих «Размышлениях о украинский язык и культуру в Донецкой области».

«Как же понимать того, кто живет на Донбассе в Украине, а родиной имеет Россию? Эмигрантом или оккупантом? Как бы посмотрели на индуса или канадца, который утверждал бы, что его родина Англия (на том основании, что Индия и Канада входят в содружество)?» – размышлял он.

Олекса Тихий был против дискриминации по национальной принадлежности, но «за» защиту украинского языка и культуры на Донбассе.

«Я для того, чтобы Донетчина давала не только болельщиков футбола, ученых-сирот, русскоязычных инженеров, агрономов, врачей, учителей, но и украинских специалистов-патриотов и украинских поэтов и писателей, украинских композиторов и актеров», – говорил Тихий.

С такими взглядами Олекса Тихий не мог не поддержать украинских диссидентов-правозащитников, которые в ноябре 1976 года провозгласили о создании Украинской Хельсинской группы содействия выполнению Хельсинских соглашений. Он стал ее соучредителем вместе с Николаем Руденко, Оксаной Мешко и другими. «Жить будете в муках и недолго»

Наказание за легальную правозащитную деятельность в стране, «где так вольно дышит человек» – не замедлило. Олексу Тихого осудили на 10 лет лишения свободы, обвинив в «антисоветской агитации и пропаганде». Это был 1977 год.

Как отметили члены УХГ, для 50-летнего человека уже отсидевшая 10 лет в лагерях и подорвала свое здоровье, такой приговор был смертельным.

В Мордовии не все узники лагеря имели проблемы с пищеварением и сердечно-сосудистой системой. У Тихого тоже была язва желудка, но он начал 52-дневную голодовку в знак протеста против нечеловеческих условий содержания политзаключенных, вспоминает Левко Лукьяненко. Тихого держали в карцере, «это как раз был комариный период. Его, лежащего на полу, заедали комары», весил килограммов 40 Василий Овсиенко

Тихого держали в карцере, «это как раз был комариный период. Его, лежащего на полу, заедали комары», весил килограммов 40, писал Василий Овсиенко. Ему провели операцию, после которой выросла грыжа.

«Жить будете в муках и недолго», – сказал Тихом один из врачей и во время очередной операции сшил ему желудок в виде «песочных часов», чтобы процесс пищеварения проходил невыносимо больно, утверждает Василий Овсиенко.

Тяжело больного Тихого, с особым цинизмом, все время лишали права на свидание с родными, обвиняя в «нарушении лагерного режима». Однако, все это не заставило Тихого написать «покаяние». Еретик, что горит

В 1980 году Олексу Тихого перевели в лагерь для политзаключенных в Кучино. Там свои сроки отбывали и другие члены Украинской Хельсинской группы, среди которых Василий Стус, Валерий Марченко, Юрий Литвин, Левко Лукьяненко.

А Василий Овсиенко был с Тихим в одной камере. Он вспоминает, что «Алексей никогда не жаловался, имел железную волю и все время инициировал разговоры на философские темы». Это должен быть выдающийся педагог, но, говорю же, вместо кафедры он имел каторгу. Тихий четко осознавал, что дело освобождения нации требует жертвы лучших Василий Овсиенко

«Любимая тема его разговоров – педагогика. Это должен быть выдающийся педагог, но, говорю же, вместо кафедры он имел каторгу. В этом смысле в его лице имеем «пропащую силу». Тихий четко осознавал, что дело освобождения нации требует жертвы лучших», – писал Овсиенко.

В тюремное ШИЗО (штрафной изолятор) Тихий попадал трижды по 15 суток, что сделало состояние его здоровья катастрофическим. Его перевели в больницу, из которой тот вернулся к камере, «как снятый с креста», – писал в своих «Лагерных записках» Василий Стус.

6 мая 1984 года Олекса Тихий умер в тюремной больнице. Члены УГГ утверждают, его бросили без присмотра.

Для чествования памяти друга Левко Лукьяненко, Олекса Тихий и Василий Овсиенко объявили голодовку.

«Олекса был мой самый большой друг. Он был образцовый украинский националист с очень доброй душой», – говорит Левко Лукьяненко.

«Олекса Тихий уже много лет горит на кострищі за единую ересь – попытка иметь свое мнение», – написала Надежда Светличная в приложениях к книге Олексы Тихого «Размышления», изданной в США в 1982 году.

В 1989 году лагерные собратья и общественность перезахоронили Олексу Тихого, вместе с Василием Стусом и Юрием Литвином в Киеве.