Член первой украинской экспедиции в Антарктиду: об «удивительных англичан», ледники и дружбу с китом

 Член первой украинской экспедиции в Антарктиду: об «удивительных англичан», ледники и дружбу с китом


28 января принято считать датой открытия Антарктиды экспедицией Российской империи. Однако украинские специалисты сомневаются в этой дате, потому что существуют старшие сведений об открытии континента. Среди них – Сергей Гордиенко, который был в составе первой украинской экспедиции в Антарктиду. Во время встречи со школьниками в Днепре Гордиенко рассказал, что делал на Антарктиде, чем его поразила научная станция «Фарадей» (впоследствии переименована в честь академика Владимира Вернадского) и почему пингвины напоминают людей.

200-летие открытия Антарктиды, которое, как считается, отмечают 28 января, Сергей Гордиенко считает противоречивой датой.

«Я не совсем с этим согласен. Встречал источники, которые говорят, что материк был известен с давних времен. Об этом существует много легенд. Даже есть карты очень старые, периода 13, 14, 16 веков. Одна из них – турецкая, где мореплаватели говорят, что этот материк существовал всегда, туда ходили за китами. Российская экспедиция – это просто наиболее известный и зафиксированный факт», – говорит исследователь.

61-летний днепрянин Сергей Гордиенко – профессиональный путешественник-одиночка, специалист по выживанию в экстремальных условиях с многолетним опытом. Он был одним из 12 смельчаков, которые приняли участие в первой украинской антарктической экспедиции 1996 года. Мечта детства – побывать в Антарктиде – сбылась в 38 лет, говорит Сергей.

Радио Свобода собрало воспоминания Сергея Гордиенко о работе на научной базе «Академик Вернадский» в 1996 году. «Космический комплекс» в Антарктиде

Великобритания тогда как раз передала Украине антарктическую научную базу на Аргентинских островах в Западной Антарктике. До того она носила имя Фарадея – сейчас называется «Академик Вернадский».

В конце января 1996-го года участники первой экспедиции отправились из Киева самолетом, добрались до самого южного города планеты – аргентинского Ушуайа, откуда судно «Борис Петров» 1 февраля доставило их на бывшую британскую станцию.

Научный центр, переданный англичанами, произвел невероятное впечатление – Гордиенко сравнивает ее с космическим кораблем. Станция была похожа на космический комплекс. Все двигатели были раскрашены в разные яркие цвета. И у каждого было женское имя

«Когда ты выходишь из пещеры и входишь в дворец, наступает шок. Станция была похожа на космический комплекс. Там было все! Еда – ее было очень много и такая, которую мы никогда не видели в своей стране. Там было снаряжение, которого мы никогда не видели. Не удивляло, а поражало: заходишь в цех с дизель-моторами, а там – коврик на полу! Туда можно было зайти босиком! И запаха масла не было. Все двигатели были раскрашены в разные яркие цвета. И у каждого было женское имя. Да и работали они на удивление тихо.Я никогда такого не видел нигде, ни на одном нашем заводе», – вспоминает путешественник.

Больше всего его поразило то, как порядок создает ощущение комфорта в условиях, что меньше всего напоминает родной дом. «Абсолютная аккуратность, точность, порядок. В Англии, особенно во флоте, очень жесткий порядок: пятница – день приведения в порядок помещения. И это не просто уборка – все вымывается до блеска. На нас это произвело впечатление! Мы все это потом пытались перенесли на свои собственные дома и семьи. Хотя, честно говоря, когда я предложил такое уборка, даже моя жена сказала: «Да это же выдержать невозможно»... Станция британцев полностью перешла в наше распоряжение. Первая экспедиция принесла много открытий, много ответов на вопросы», – отметил он. Ветер, который разрушает лед

В составе первой украинской антарктической миссии Гордиенко имел несколько важных задач. Он был инструктором по технике и психологии выживания в высоких широтах, ведь большая часть зимовщиков тогда не имел полярного опыта.

Кроме того, он работал полевым метеорологом – совершал многокилометровые одиночные «вылазки» за станцией, на острова и материковую часть, следил за природными явлениями, которые не фиксирует техника, и даже сделал открытие.

«За погодой не всегда можно следить с помощью приборов, поэтому очень важно, чтобы были наблюдатели, которые могут фиксировать явления, которые не фиксирует техника. В частности, я обнаружил очень интересную особенность. Ранее считалось, что фронтальный ветер, который входит в горные системы и ледники, охлаждает воду. На самом деле это не так. Воздуха за счет трения и скорости, наоборот, нагревается. Причем довольно сильно: на 3-4 градуса. И это влияет на будущее судоходства, поскольку ледяной покров при теплых потоках начинает разрушаться гораздо раньше. Несколько британцев работали над этой темой в 1960-е годы, но потом о ней почему-то забыли», – рассказал Гордиенко. Самопорятунок и «клад», оставленный британцами

День прыгуна-исследователя в Антарктиде был расписан по минутам: подъем, приготовление пищи, сбор снаряжения, обязательно – заметки, сбор метеоданных, а потом целый день – работа. «Выходной? Вот когда метель, тогда и выходной», – улыбается Сергей.

Его миссии в Антарктиде предшествовало много одиночных путешествий в экстремальных условиях, был и немалый опыт выживания в условиях Крайнего Севера. Однако, говорит Гордиенко, «мать Антарктида» показала: знаешь и умеешь далеко не все. Во время одного из исследовательских выходов случилось непредвиденное: он упал в ледяную воду. Ледники Антарктиды в постоянном движении. И такое впечатление, будто они живые, как будто дышат

«Мне приходилось передвигаться по ледникам. А они не горные: ледники Антарктиды – это другое, они в постоянном движении. И такое впечатление, будто они живые, как будто дышат. Ежедневно происходят сколы айсбергов. А это колоссальное зрелище! Когда многотонные глыбы, которые могут быть несколько километров длиной, падают в океан, поднимается огромная волна, которая иногда равна цунами – что ближайшие острова вплоть покрываются водой», – вспоминает исследователь.

«Это был переход от островов до береговой зоны. Станция расположена на островах, а непосредственные точки исследований – это материк. 17 километров пролива, которые надо было пройти. Был очень теплый период, лед был ненадежный. Я сделал самодельный каяк из шкур тюленей, как это делали малые народы. И такой плавсредство я тянул по льду на случай, если провалюсь. Я провалился под лед перед самой береговой линией. Температура воды составляла минус 2 градуса: за счет высокой солености вода не замерзала. Пробыл в воде недолго, минуты полторы-две. Но берег Антарктиды – стремительный, который надо преодолевать с помощью альпинистского снаряжения. Чтобы выбраться наверх, ушло часа полтора. Переохлаждения. И плюс, видимо, привезенные с собой вирусы... Я заболел воспалением легких».

Лечиться пришлось самостоятельно. Украинца спас «клад», оставленный британцами. Англичане – удивительные люди. Они составляют снаряжение и продукты в ящики и разбрасывают их по зоне исследования

«Англичане – люди удивительные. После каждой экспедиции они составляют снаряжение и продукты, что остались, в ящики и разбрасывают их по зоне исследования. Мне пришлось почти двое суток добираться до такого ящика. Когда я его открыл, я нашел необходимые медикаменты. Лечился около пол месяца. Сначала в палатке, потом – откопал английский домик. Уже через полтора месяца начал спокойно работать», – вспомнил Сергей Гордиенко. Дружба с китом и «человеческие» отношения между пингвинами

Про Антарктиду, которая магнитом притягивала с детства, говорит Сергей Гордиенко, можно рассказывать часами. Среди самых положительных впечатлений – наблюдения за животными. Во время антарктической экспедиции Сергей сблизился с китом, поймал на «преступлении» пингвина, заметил похожие на человеческие отношения в пінгвінячому семействе.

На станции «Академик Вернадский» будет больше молодых ученых – МОН

«Черно-белые, маленькие пингвины – это адели. Королевские – те высшие, почти полтора метра ростом. Я подходил к ним вплотную. Они людей не боятся, они не знают людей, думаю, воспринимают нас за таких же птиц, как они сами. Как-то пингвин украл моего шляпы от солнца. Он пытался превратить его в гнездо. Я хотел забрать, но он попытался меня укусить. Пришлось оставить. Их поведение напоминает мне поведение людей. Скажем, строят гнездо. Каждый раз, когда самец приносит новый камешек, – он будто кланяется самке, а она этаким шипением его одобряет. Но есть такие, которые не хотят идти к морю за камнями, а воруют их из соседних гнезд, и самка также это одобряет».

Сейчас Сергея Гордиенко не покидает мысль продолжить исследовать Антарктиду, которую он называет одной из самых интересных территорий планеты и местом, где зарождается планетарная погода.

«Есть несколько вариантов. Но все важные вещи упираются в финансирование. Ориентируюсь на одиночные экспедиции. В мире есть путешественники-одиночки, которые осуществляют исследовательские задачи и приносят огромную пользу своей стране, науке», – говорит путешественник.

Украина – одна из 30 стран мира, которая имеет постоянную станцию в Антарктике, что функционирует целый год. Ежегодно на станцию «Академик Вернадский» отправляется летняя экспедиция, в которую входят ученые и технический персонал. Также во время антарктического лета проводятся сезонные экспедиции.