«Петлюровский интернационал»: неукраинцы в рядах армии УНР

 «Петлюровский интернационал»: неукраинцы в рядах армии УНР


Одним из малоизвестных аспектов Украинской революции 1917-1921 годов является участие воинов неукраинской национальности в украинской национально-освободительной борьбе. Об этом Радио Свобода поговорило с историком, исследователем украинского военного движения Андреем Рукасом.

– Мой львовский коллега Олег Стецишин написал книгу «Бандеровский интернационал» – о бойцах УПА неукраинской национальности. По аналогии предложил бы поговорить о «петлюровский интернационал». Кстати, интернационал как раз появился в 1919 году.

Если говорили о бойцах неукраинской национальности, то ли это были иностранцы? Потому что боец мог быть сам родом с Украины и просто не принадлежать к титульной национальности. Евреи, поляки, чехи, немцы, армяне из Украины принимали участие в национально-освободительной борьбе за независимость Украины

– Мне не совсем нравится формулировка «титульная национальность». Эти люди жили на одной земле, они были друзьями, соседями и коллегами. Поэтому нечего удивляться, что евреи, поляки, чехи или немцы, или армяне из Украины принимали участие в национально-освободительной борьбе за независимость Украины.

То есть, можно разделить эти два вопроса. Говорить о местном населения неукраинского происхождения, которое принимало участие совместно со своими друзьями, коллегами, соседями, однокурсниками. И второй момент – это люди, которые с Украиной напрямую не связаны, которые тоже включились в национально-освободительную борьбу и волей судьбы связали себя с будущим Украины.

– Кого было больше?

– Конечно, было больше местного населения. Здесь и евреи, и поляки, чехи, армяне, испокон веков здесь проживавших.

– А как эти люди появлялись в армии УНР? Это был их сознательный выбор или это была мобилизация? Семен Якерсон из Одессы в своих анкетных карточках писал, что он украинской национальности, но веры иудейской. То есть, он был евреем

– По-разному: и сознательный выбор, и мобилизация. Так складывались жизненные обстоятельства, что спокойствие и безопасность можно было найти, находясь в рамках какой-то военной части, что обеспечивало надежную защиту от бурного окружающего мира.

К сожалению, не все жизненные траектории таких людей сегодня известны. Поэтому сделать какую-то такую аналитическую выкладку трудно. Но можно привести несколько примеров. Скажем, Семен Якерсон из Одессы. В своих анкетных карточках он писал, что он украинской национальности, но веры иудейской. То есть, он был евреем. Он воевал во время Первой мировой, а в 1917 году он включился в украинский военный движение.

– Он был офицером или солдатом?

– Был офицером, хорунжим, дважды ранен в боях. И уже на інтернуванні был повышен с хорунжего в сотники. То есть перепрыгнул через поручика, как награда, его повысили на две рангах вверх. Из той информации, которую мы имеем – это был сознательный выбор Семена Якерсона. Трудно сказать, что повлияло на этот сознательный выбор. Но это была его жизненная позиция.

– Он начал борьбу за украинское дело в 1917 году, а когда закончилась его борьба?

– Я бы не сказал, что она заканчивалась. Потому что дальше он жил в лагерях для интернированных, оставаясь на службе. Не дезертировал, а выехал с разрешения на территорию Чехословакии, учился в Украинской хозяйственной академии. То есть, связал свою судьбу с украинской эмиграцией. Остался в Чехии. Исследователи раскопали информацию, что он пережил Вторую мировую войну и умер где-то во второй половине 1950-х годов.

– Украинский военный движение началось в 1917 году в рядах российской армии после революции. А много неукраинцев к нему присоединились?

– Конечно, приобщались и не этнические украинцы. Но вот вопрос: что такое этнический украинец? Скажем, Всеволод Петров – этнический украинец?

– Это полковник русской императорской армии, в украинской армии стал генералом. Кто он, кстати?

– Я не знаю, кто он. Он писался украинцем, считал себя украинцем, отождествлял себя с Украиной.

– Хотя его предки были из пленных шведов, которые во время Северной войны попали в плен.

– Да. Или генерал Сергей Дельвіг, тоже семья была скандинавского происхождения. Вот кто он – украинец или не украинец? Много было людей с российскими корнями, которые до последнего момента даже не задумывались о том, что они могут принадлежать к Украины. Но 1917 год очень сильно повлиял на сознание многих, и люди делали свой жизненный выбор. Поэтому мы не можем так четко определить, провести, это мы тогда будем заниматься исследованиями крови, генов.

– Вы упомянули Всеволода Петрива. Он вспоминал, как в 1918 году, в начале конфликта с большевиками, встретил товарища офицера, которого раньше хорошо знал по службе. А тот оказался в польской военной формации. И Петров говорит ему, мол, ты же никогда поляком не был. А тот ответил, что лишь бы не с большевиками.

– Известный польский генерал Люциан Желіговський не очень хорошо владел польским языком, ему там периодически на это указывали. Действительно, немало польских офицеров до того служили в российской армии, и их польськість была в некоторой степени сомнительной, потому что они нормально не владели языком и за долгое время службы в царском войске в далеких гарнизонах оторвались от польской культуры. Но 1917 год очень сильно повлиял на сознание многих. И люди вспоминали, какого они рода-племени и на какую сторону в этот бурный время лучше пристать.

– Мы с вашим коллегой, историком Михаилом Ковальчуком говорили о такой момент в украинско-большевистской войне, когда на украинскую сторону перешла чисто российская формация – бригада, сформированная из крестьян Тульской губернии и некоторое время она воювала в составе армии УНР.

– Это был ситуативный союз.

– А были еще подразделения, подобные Тульской бригады, в составе армии УНР?

– Были. Например, в 1920 году на сторону армии УНР перешел 42-й Донской казачий полк атамана Фролова, который потом воевал в составе 3-й Железной стрелковой дивизии – 3-й Железный конный полк, так называемые фроловці.

Кубанцы переходили на сторону армии УНР. В конце регулярной борьбы в ноябре 1920 года в составе армии УНР была отдельная казачья дивизия есаула Яковлева в составе трех полков: Донского, Терского и так называемый Волчанский полк.

Плюс союзником армии УНР, не входя в состав армии, была так называемая Третья русская армия генерала Бориса Пермикіна. Это союзники, а фроловці и яковлівці были непосредственной частью с большим или меньшей степенью автономии.

– Как складывались отношения между казаками донскими, кими, с кубанскими украинцами?

– Если говорить о фроловців, о 3-й Железный конный полк, то, по документам и по воспоминаниям, этот полк воевал хорошо. Есть свидетельства, как его инспектировал Петлюра и остался в положительном поражены от боеспособности этой части.

С другими труднее складывалось, с тем самым Яковлевим были определенные недоразумения. Это связано с тем, что в 1919 году Яковлев руководил партизанским отрядом, который снискал себе дурную славу, отличившись в карательных акциях и убийствах мирного населения. В боевых операциях ему-то упрекнуть тяжело, но своеобразное отношение к местному населению давало о себе знать. А это вызывало негативную реакцию.

– Из тех документов, которые вы изучаете, эти люди вели какую-то свою войну они воевали за украинское дело?

– Если говорить о генерале Пермикіна, то это была абсолютно своя война. Это была составная часть армии Врангеля. У Яковлева тоже была своя война. Договоренность была такая, что мы дойдем до Юга Украины и бьем общего врага, но как только приближаемся к границам казачьих областей, то пойдем воевать за освобождение родного края.

Кстати, на это смотрели абсолютно нормально, и никто не требовал лояльности до последнего момента.

Если речь шла об уроженцах Украины, то правительство УНР и военное министерство смотрели на них как на военнообязанных. Другое дело, когда проводилась мобилизация, то еврейское население не горело особым желанием служить, а украинское командование тоже не ожидало от них эффективной службы. Поэтому договаривались на каких-то взаимовыгодных условиях. Армия как не имела денег, то имела сахар – тогда это была твердая валюта. И кто обшивал украинскую армию – еврейские частные портные.

– Вы обнародовали документы – и в воспоминаниях иногда встречаются упоминания, что среди казаков армии УНР были люди с китайскими фамилиями. Как оказались китайцы в армии УНР и насколько их было много? Можем говорить о неединичные случаи участия китайцев как казаков армии УНР. Я думаю, не будет преувеличением говорить о сотнях таких людей

– Очень трудно сейчас определить даже приблизительную численность. Это связано с тем, что лучше всего сохранился документальный массив 1920-1921 годов и периода интернирования. А если говорить об интернировании, то тогда армия уже численно уменьшилась – остались самые стойкие. О 1919 год говорить трудно из-за отсутствия документов. Но по крайней мере из того, что видно, можем говорить о неединичные случаи участия китайцев как казаков армии УНР. Я думаю, не будет преувеличением говорить о сотни таких людей.

Например, казак Монзаліт был участником Второго зимнего похода и был расстрелян красными близ местечка Базар. То есть он есть среди 359 героев Базара.

– А как они попадали в армию УНР?

– Во время Первой мировой войны Российская империя нуждалась в дешевой рабочей силы. Завозили китайцев на тяжелые физические работы, и таким образом много китайцев оказались на промышленных предприятиях в Украине. А дальше уже как складывалась их судьба: могли попасть и в красные интернациональные отряды, а могли и к армии УНР.

– Очень распространен стереотип из времен российской гражданской войны, об этом писала белогвардейская пропаганда, что китайцы у большевиков служили преимущественно в карательных отрядах. В украинской армии они чем-то отличились?

– В украинской армии отдельных китайских отрядов не было. Они были рассеяны по разным частям. Я не видел упоминаний об участии китайцев в каких-то таких негативных акциях. Потому что не было отдела, где бы они концентрировались. Здесь они растворялись среди других и составляли абсолютное меньшинство. Подавляющее большинство китайцев не мобилизованные, а добровольно вступили в украинскую армию

Китайцы были участниками Первого и Второго зимнего походов. В списках казаков, где есть информация биографического характера, то там интересный момент: подавляющее большинство китайцев не мобилизованные, а добровольно вступили в украинскую армию.

Некоторые китайцы записывались под двойными фамилиями, они могли уже быть Владимирами, Василями, с такими немножко характерными фамилиями Лянкін, Лямкін. Могло даже быть двойное место рождения или место принадлежности: Канев Киевской губернии и Харбин, Китай. Он родом из Харбина, но оказался в Каневе во время Первой мировой войны. Они начинали украинизироваться, ассимилироваться.

– В воспоминаниях одного из членов Директории УНР Афанасия Андриевского речь идет о попытке немцев поступить на украинскую службу. Немецкие войска пришли в начале 1918-го в Украину, но в конце года там произошла революция, и они возвращались в Германию. Некий немецкий солдатский комитет прислал к Директории делегацию с предложением: дайте нам землю, а мы будем воевать против большевиков. А��е их предложение не приняли во внимание. В то время в Латвии немецких добровольцев принимали на службу, обещали им землю. Кажется, землю так и не дали, но немцы сыграли там большую роль. Почему украинско-немецкое сотрудничество тогда не сложилось?

– Директория тогда не нуждалась в помощи иностранных наемников. Это было начало власти Директории. Окрыленные успехом антигетманского восстания, они находились в зените славы, рассчитывая на более 100 тысяч революционной армии. Имели место идеалистические представления, что собственными силами удастся выйти на широкий путь.

Если бы такое предложение поступило позже, возможно, ею воспользовались бы. Впоследствии такие предложения поступали, но профессиональные наемники требовали за свои услуги большие деньги. Украинское правительство, хорошо посчитав, говорил, что за такие деньги можно сформировать не бригаду в несколько тысяч человек, а несколько дивизий поставить с нашего населения.

Было предложение летом 1920-го создать так называемую Нормандскую бригаду. Датчане, шведы, норвежцы воевали за Эстонию. Там война закончилась, и они себя предложили украинцам, которые продолжали воевать. Но здесь посчитали и сказали, что это слишком дорого, лучше брать своих, которые будут воевать не за деньги, а за идею.





НА КАСАТЕЛЬНУЮ ТЕМУ:

Украина-Израиль: от Жидовского куреня УГА и отрядов «Хаганы» – Еврейской четы УДА

Кубань – это Украина: Киев возвращает стране национальную память

На Кубани среди черноморских казаков было 83-86 процентов украинцев – историк

Парижская мирная конференция 1919 года: на карте Украины Крым и Кубань были

Украинцы на территории нынешней России. Куда они делись?