Война и миротворчество от УПЦ (МП): чего не учел советник главы СНБО Сергей Сивохо?

 Война и миротворчество от УПЦ (МП): чего не учел советник главы СНБО Сергей Сивохо?
(Рубрика «Точка зрения»)

Советник главы СНБО, известный шоумен Сергей Сивохо, который занимается вопросами реинтеграции оккупированной части Донбасса, недавно выступил с предложением по привлечению церкви к этому процессу. Роль была отведена Украинской православной церкви Московского патриархата. История знает немало случаев, когда церкви выступали драйвером и промоутером примирения. Однако возможно ли это в Украине и при посредничестве именно УПЦ (МП)?

В истории были примеры, когда церкви приобщались к процессу примирения. Однако, несомненно, что при старте этой процедуры должны быть определены стороны – участники конфликта. По инициативе советника главы СНБО Сергея Сивохи, выглядит так, что сама УПЦ (МП) вне конфликтом, а конфликт идет между двумя группами людей, которые являются верующими самой УПЦ (МП). Отсюда и предложение свозить детей из Донбасса до Почаевской Лавры. В этой всей схеме, во-первых, исключается внешний фактор страны-агрессора, то есть России. Во-вторых, исключаются другие религиозные организации. Создается впечатление, будто, кроме УПЦ (МП) в Украине и нет больше церквей. Понятно, что сейчас на оккупированной части Донбасса свободно может функционировать только УПЦ (МП), но это ненормально, что она занимает пространство всех религиозных организаций, требуется привлечение других конфессий и церквей. УПЦ (МП) сторона конфликта?

Однако действительно ли УПЦ (МП) можно считать над конфликтом? Официально представители этой церкви избегают публичных заявлений относительно агрессии России. В основном говорится, что сначала государство должно называть боевые действия не АТО, а войной. Однако, это лишь риторическая отговорка. В официальных документах – двух постановлениях Верховной Рады и двух законах Украины – Россия названа страной-агрессором. Так же есть ряд международных документов, где говорится об аннексии Крыма и вооруженную агрессию России против Украины. Однако заявлений или документов от филиала РПЦ в Украине – нет. Хотя такие документы должны были бы появиться, причем уже давно.

Есть такой документ «Социальная концепция УПЦ». Там в разделе VIII, пункт 3, абзац 4 говорится следующее:

«При нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одна или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии (см. XV. 1). В связи с этим вопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действий нуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала».

Все почти про наш контекст. И о различении агрессивной и оборонительной войн, и о прикрытии Россией лозунгами «защиты народа Донбасса от агрессии Киева». Итак, согласно этому документу, УПЦ (МП) должна была в самом начале войны определить ее характер и осудить Россию. Однако за почти 6 лет этого так и не было сделано.

Однако, кроме заявлений и документов, отношение к конфликту определяется еще и по совершенных действиях. От начала войны эта церковь выступала на стороне страны-агрессора:

призвала предавать Украину и переходить на сторону России;

освящала оружие РФ в анексованому Крыму, нацеленную на Украину;

сотрудничала с вооруженными силами РФ;

освящает памятники оккупантам;

благословляет главарей террористов на Донбассе;

занимается шпионажем в пользу группировки «ДНР»;

проклинает украинскую власть и срывает мобилизацию в армию;

отрицает существование украинского народа;

отказывается почтить погибших в АТО Героев Украины.

Этот перечень можно очень долго продолжать. Все эти действия ярко говорят о том, что УПЦ (МП) выбрала свою сторону в войне между Украиной и Россией. Выбрала не в пользу Киева. Молчание относительно официальной позиции относительно войны и сопротивления переименованию на «Российскую православную церковь в Украине» свидетельствуют об осознании участия в войне и гибридность этого участия.

Конечно, есть и другая деятельность УПЦ (МП). Они организуют передачу гуманитарной помощи жителям Донбасса, помогают переселенцам, и тому подобное. У них есть социальная активность. Однако, эта социальная активность не «перекрывает» их поддержки оккупанта и агрессора.

Кроме этого складывается впечатление, что общая установка УПЦ (МП) в последние годы выглядит, как «чем хуже, тем лучше». Очевидный конфликт с украинской властью, патриотически настроенной частью общества делает из этой церкви такую себе «пятую колонну», основная задача которой – дестабилизация ситуации внутри государства. Особенно ярким это стало в случае с ситуацией в Запорожье, когда священники УПЦ (МП) отказались отпевать ребенка, за то, что она крещена в УПЦ КП. Хотя православным канонам это допускается. Тогда стало понятно, что это уже не право на свободу вероисповедания и отстаивания собственных религиозных убеждений, а сознательная позиция по дестабилизации страны.

Подтверждает этот вывод и другой кейс – автокефальные соревнования. Фактически патриарх Варфоломей призвал Филарета и Макария снять свои кандидатуры, а Онуфрию разрешил баллотироваться. В УПЦ (МП) была возможность влиться в процесс на последней фазе столетних соревнований за автокефалию и победить. Онуфрий бы избрали предстоятелем чисто арифметический перевес количества епископата УПЦ (МП). Однако, опять же – вместо консолидации, взаимопонимания и объединения в Московском патриархате выбрали другой путь. Они фактически объявили информационную войну томоса, автокефалии, Константинопольский патриархат, ПЦУ, Украинскому государству, а также каждой поместной церкви, что признаетПЦУ.

Хотя история и не терпит «если бы», однако была возможность в УПЦ (МП) пойти другим историческим путем? Уверен – могла. Надо было только принять протянутую руку помощи. В архивах Министерства культуры есть немало писем руководству Московского патриархата в Украине где предлагалась государственная помощь по защите имущества в Крыму, осуждение изменения уставов и подчинения имущества напрямую РПЦ.

Также УПЦ (МП) могла сохранить собственное реноме в украинском обществе и повлиять на войну на Донбассе, осудив агрессию, боевые действия и преследования людей. Именно так сделала Грузинская православная церковь в отношении Абхазии и Цхинвальского региона. Она не лукавила про гражданскую войну, а указала, хотя и вяло, про российскую агрессию. В УПЦ (МП) на такое не решились, отсюда и все их проблемы. Зачем это Сивоху?

Если выгоды для Московского патриархата вполне очевидны, то мотивация пана Сивохи до конца не поняла. Или он на самом деле думает, что церковь, которая благословляла террористов, способна объединить и примирить, или он не просчитал последствий своей инициативы и того, как она будет восприниматься в украинском обществе, или он действует в рамках президентской стратегии – «просто перестать стрелять». Нам это неизвестно. Однако все чаще в экспертной среде звучат мнения о том, что просмотр гуманитарной политики, в которую входит в том числе и религиозный вопрос, является одним из условий Кремля, озвученной во время переговоров в «нормандском саммите». Звучит несколько странновато, но это если воспринимать эту информацию изолированно. Однако, если вспомнить некоторые другие факты и события, то абсурдность этой идеи уже не является очевидной.

После судьбоносных решений Вселенского патриархата (12 октября 2018 года) об отмене акта 1686 года, восстановления юрисдикции Константинополя над Украиной и реабилитации УПЦ КП и УАПЦ, Путин срочно собрал Совет безопасности России. Обсуждали вопрос «о положении Русской церкви в Украине». Очевидно собрания такого формата свидетельствуют о важном, даже стратегический, характер украинского церковного вопроса для российской власти.

Во-вторых, недавно стало известно, что Россия пыталась договориться на политическом уровне с Грецией о непризнании ПЦУ. В обмен на это Москва давала гарантии безопасности Афинам в Эгейском море и обещала защищать от потенциальной угрозы со стороны Турции.

Таким образом, складывается впечатление, что инициатива по привлечению Московского патриархата в Украине в процесс примирения не только не может быть реализована и достичь своих целей, но и соответствует интересам страны-агрессора, в результате действий которой мы и имеем войну и нуждаемся реинтеграции и примирения. Классическая схема – создай конфликт, а потом сам предложи решение на собственных условиях. Непонятно только, почему этот сюжет предлагает советник СНБО Украины?

Дмитрий Горевой – религиовед





НА ЭТУ ЖЕ ТЕМУ:

Крымские епархии УПЦ (МП) продолжают сотрудничество с российским оккупационным режимом

УПЦ (МП) в Крыму благословляет оккупантов на защиту России и освящает их оружие

Оккупирован Крым. Российские «религиозные войска» ведут активную пропаганду

Дмитрий Горевой: В борьбе против ПЦУ Москва еще больше загоняет себя в ловушку