«Погрузился в исторические свидетельства и ужаснулся» – автор диорам в одесском музее Холокоста

«Погрузился в исторические свидетельства и ужаснулся» – автор диорам в одесском музее Холокоста


Одесский моделист Евгений Капука является автором нескольких серий диорам на военную тематику. В них он воплотил эпизоды из Второй мировой, войн во Вьетнаме, Ираке, на Балканах. Несколько работ, выполненных в масштабе 1:35, мастер посвятил украинским солдатам и волонтерам в зоне проведения АТО/ООС на востоке Украины. Но одними из самых сложных для себя – с этической точки зрения и технически он считает созданы несколько лет назад для музея Холокоста в Одессе диорамы «Гетто в Транснистрии» (Транснистрия в 1941-1944 годах именовали территорию между реками Днестр и Буг в румынской зоне оккупации – ред.) и «Лагерь смерти в Богдановке».

О том, зачем нужно визуализировать трагическую историю и как при этом балансировать между фактами и тем, что вообще возможно создать руками, Евгений Капука рассказал Радио Свобода.

– Я – одессит в нескольких поколениях. Вырос на Молдаванке неподалеку Прохоровском сквера, откуда в 1941-м для тысяч евреев началась «дорога смерти» до концлагеря в селе Богдановка (в те времена село входило в состав Одесской области, ныне расположен в пределах Николаевской – ред.).

Конечно, в детстве мне рассказывали о событиях в Одессе во времена войны, однако только познакомившись с директором музея Холокоста Павлом Козленком, погрузившись в воспоминания тех, кто чудом спасся, я на самом деле ужаснулся, осознал масштабы катастрофы.

Представьте, только в Богдановке, где содержались евреи из Бессарабии, Одессы, Буковины, Румынии, на протяжении месяца было уничтожено около 55 тысяч человек. Тела сбрасывали в пересохшее русло реки, потом сжигали. Чтобы отгородиться от потоков крови, построили дамбу несколько метров высотой. По документальным свидетельствам, массовые убийства начались 21 декабря 1941 года, в день рождения Сталина, выполняли их румынские солдаты и полицаи из местных жителей.

Кругом все стонало и горело, а палачи ежедневно пили вино, которое им привозили в бочках.

Чтобы акцентировать на ужасе того, что произошло в лагере смерти в Богдановке, я разделил диораму на две части. Черно-белая – это прошлое, в цвете – то настоящее, в котором на место трагедии едут экскурсионные автобусы.

Диорама выполнена в масштабе 1:72, использовал гипс, смолу, пластик. Работал над ней несколько месяцев. Вообще, диорама является кропотливой работой, требует немало времени и сосредоточенности.

Главным в диораме должен быть все же сюжет. Недостаточно просто расставить соответствующие фигурки в произвольном порядке, надо придерживаться исторических фактов, реалистичности, при этом не скатившись к спектаклю, «мультяшності». Эта граница на самом деле очень тонкая.

За то, что с того периода сохранились лишь считанные документальные снимки, при таких условиях важным для меня было общаться, читать воспоминания уцелевших свидетелей трагедии.

Еще одна представленная сегодня в одесском музее Холокоста диорама примерно такая же по размерам, 1,4 на 0,8 метра, но чуть большая по масштабу – 1:35. «Гетто в Транснистрии» я сделал обобщающим образом всех гетто на украинском юге во времена Второй мировой. Они отличались от, скажем, крупнейшего из европейских – Варшавского.

В Варшавском гетто люди пытались выжить среди репрессий, голода, холода и болезней. На наших территориях гетто были временными резервациями, перевалочным пунктом для заключенных – оттуда их отправляли навстречу смерти. Например, в гетто в Одессе на Слободке евреев собрали в начале января 1942-го, а в июне того же года отправился последний эшелон с ними.

На этой диораме примерно 90 фигурок, с их помощью я изобразил определенные мизансцены. Где-то там мальчик здоровается с приятелями, а вот пожилой человек набирает воду.

Для меня диорама – это вроде 3D-фотография. В современном мире, в котором львиную долю информации мы получаем глазами, без визуализации исторических событий, считаю, не обойтись. Прежде всего трудно без них молодежи, которая привыкла именно так, визуально, воспринимать мир. Можно множество раз слушать рассказы преподавателей, экскурсоводов, даже читать исторические свидетельства, а можно взглянуть на диораму и ужаснуться так, я в свое время ужаснулся я.