Кастовая система и уголовное наказание. Что делать с законопроєктом о дезинформации?

Кастовая система и уголовное наказание. Что делать с законопроєктом о дезинформации?
Татьяна Попова (Рубрика «Точка зрения»)

Текст законопроекта обліковали этой неделе и довольно серьезно удивили почти весь медиа-рынок. Мне задавали вопрос относительно него как журналисты государственных, так и олигархических и западных СМИ. Основным вопросом было: как такое вообще могло получиться от украинского министерства? Один представитель украинских спецслужб с улыбкой даже спросил: не считаю ли я теперь «цветочками» законопроект #6688? Уголовное наказание

Прежде всего, то, что беспокоило медиарынок еще до публикации – это посадки для журналистов и целых редакций – все эти пункты остались. Так же, как и штрафы от 5 тысяч до 10 тысяч необлагаемых минимумов или исправительные работы от 1 до 2 лет за минимальные нарушения. За систематическое, то есть два и более нарушений (особенно сделанных с помощью автоматического массового распространения информации) уже предлагается наказание от 2 до 5 лет, финансирование – от 3 до 5 лет. А если эти действия осуществлены организованной группой лиц – до 7 лет заключения. Хотела бы напомнить, организованная группа в таком случае – это может быть, в том числе, например, редакция, выпускающая антикоррупционные расследования.

Конечно, этот пункт неприемлем, что было озвучено еще на прошлой неделе. Но, после того, как был опубликован полный текст законопроекта и изменений в предыдущих законопроєктів, вносимые Минкультом, появилось еще больше вопросов. Кастовая система

Например, меня беспокоят предложенные изменения по статьям 171, 345, 347 и 348 УПК. Минкульт предлагает защищать только «профессиональных» журналистов, членов предложенных им неконституционного органа, который должен быть создан. Это так называемая «Ассоциация профессиональных журналистов Украины». И защищать, согласно законопроекта, должны исключительно членов этой ассоциации – «профессиональных» журналистов.

То есть тех журналистов, которые не захотят туда вступить, или которые вообще не хотят вступать в любые журналистские объединения в Украине, защищать не планируют. Эта норма противоречит Конституции и праву граждан самостоятельно объединяться в профессиональные или профсоюзные объединения и творческие союзы. И соответственно, создает кастовую систему среди журналистов, которые будут иметь разный уровень защиты, обеспечения и гарантий. Это как минимум юридический нонсенс или, как считают медиа-юристы, является нарушением ч.4 ст.36 Конституции: «Никто не может быть принужден к вступлению в любое объединение граждан или ограничен в правах за принадлежность или непринадлежность к политическим партиям или общественным организациям».

Кроме того, вызывает вопрос назначения уполномоченного Кабмином, который в многих случаях, по этому законопроекта, будет подменять собой решение суда. Он сможет самостоятельно решать, что является достоверным, а что является недостоверной информацией, решать вопрос, кого штрафовать, а кого – нет, и какие СМИ могут быть заблокированы. Конечно, это неприемлемо. Большой минус в продвижении интересов Украины за границу

Также у меня есть небольшое, по сравнению с предыдущими пунктами, вопрос об обязательной аккредитации западных журналистов. Введение обязательной аккредитации может уменьшить поток иностранных журналистов в Украину.

А, учитывая тот факт, что у нас сейчас вообще закрыто иновещания, для Украины это также будет большим минусом в продвижении интересов Украины за границу. Потому что сейчас у нас достаточно свободный поток информации от украинских реалий и украинской власти на западную прессу. Доработке этот законопроект не подлежит

Что же делать с таким законопроєктом? На мой взгляд, доработке он в таком виде не подлежит. Для провластной партии я вижу единственную возможность выхода из проблемы, которую создало Министерство культуры, – это регистрация альтернативного законопроекта по противодействию дезинформации, который мог бы быть, например, аналогом закона по противодействию дезинформации во Франции, который уже проголосован, приемлемый и действует там около года. Ссылку на этот законопроект вы можете увидеть здесь.

К сожалению, к критике законопроєктів, кроме Европейской ассоциации журналистов и многих украинских медиа-организаций и медиа-юристов, подключились еще и российские СМИ. Поэтому я прогнозирую, что в вечерних новостях сегодня-завтра, возможно даже весь следующий месяц украинской власти будут припоминать эту ошибку Министерства культуры.

Я уверена, что законопроект в таком виде не пройдет, но большой вопрос, который у меня и у многих других критиков возникает: зачем было вообще этот законопроект подавать в таком виде?

Татьяна Попова – член Совета по вопросам свободы слова и защиты журналистов, эксперт по стратегическим коммуникациям ОО «Информационная безопасность» Минкульт против фейков: что не так с законопроєктом. Часть 1