В Канаде спасены уникальные записи первого симпозиума о Голодоморе

 В Канаде спасены уникальные записи первого симпозиума о Голодоморе


Даже за океаном через 50 лет после Голодомора те, кто его пережил, боялись рассказывать о нем на камеру – в Украине еще оставались их родственники. Научная конференция, которая объединила и ученых, и украинскую общину, включительно со свидетелями Голодомора, проходившей в канадском Монреале 25-26 марта 1983 года в Квебецькому университете.

Это была первая большая конференция, посвященная событию, которое, согласно официальной советской историей, не существовала. Тогда благодаря инициативе кучки волонтеров всю конференцию – выступления таких звезд украиноведения, как профессоров Юрия Шевелева, Богдана Кравченко, Романа Сербина, гарвардского исследователя Джеймса Мейса, который посвятил этой теме свою жизнь, удалось записать на пленку. А ныне руководитель проекта почти 40-летней давности завершает еще одну большую работу – переводит видеозапись в цифровой формат и выставляет в общий доступ на платформе YouTube. «Страх, аресты и голод» – воспоминания о Голодоморе

Сидя на фоне карпатского покрывала уже пожилая женщина Нина Чериба рассказывает про свое детство, проведенное в самом сердце Украины – селе Будище, Черкасской области, и соседних шевченко Моринцы. После поражения в борьбе за украинскую государственность, ее отец, офицер петлюровской армии, должен был прятаться по соседним селам, но все же ему удалось получить диплом учителя, обучаясь дистанционно. В 1932 году он начал преподавать в Моринцах, куда он забрал и женщину с двумя маленькими детьми. Там семью и застал голод. Те, что не имели уже надежды, просили: «Добийте, доріжте меня, подіньте меня где-то...» Нина Чериба

«Когда идешь по селу, по улицам можно было видеть по двое, по трое, по десять человек, которые были опухшие так, что не было сил ходить. Они страшно кричали и просили о спасении жизни. А те, что не имели уже той надежды, просили: «Добийте, доріжте меня, подіньте меня где-то...». И больше другого звука от того человека вы не могли слышать», – рассказывает Нина Чериба, которой на то время было восемь лет, и эту картину она наблюдала каждый день по дороге в школу.



Она вспомнила и о том, как в живописных садах, в которых утопали Моринцы до Голодомора, происходили события, от которых стынет кровь в жилах. Ей и ее младшему брату чудом удалось спастись от охотника на людей. Как потом выяснила милиция, мужчина, который заманил к себе ее маленького братика, перед тем съел собственную семью и начал охотиться на детей и других заморенных голодом и обессиленных людей, которых он убивал и продавал их мясо. По воспоминаниям Нины Чериби, в яме, что была рядом с его домом, милиция нашла потом 150 человеческих голов.

Ее собственная семья выжила благодаря тому, что родители как служащие получали небольшой паек, а еще потому, что когда-то зажиточной крестьянской семье удалось скрыть от советской конфискации золото, за которое в городе, в так называемых «торгзінах» (официально – контора по торговле с иностранцами «Торгзін», которая занималась изъятием золота у голодающих крестьян в период Голодомора – ред.) можно было купить хлеб и другие продукты. Я очень жалею за теми людьми, которые к этому времени там терпят Нина Чериба

Завершая разговор, Нина Черимба сказала, что до сих пор «боится об этом думать». «Страх, аресты и голод» – это все, что осталось в ее памяти из тех времен. «Я счастлива, что я есть на занятиях всех канадских земли. Но я очень жалею за теми людьми, которые к этому времени там терпят», – сказала Нина Черимба в разговоре с канадским исследователем Марком Царинником.

Нина Черимба, которая ушла из жизни в 2009 году, была одной из более трехсот участников встречи с общиной исследователей Голодомора, которые собрались в Монреале. Тогда, в 50-ю годовщину «Искусственного Голода в Украине», потому что слово Голодомор еще не вошло в широкого потребления, участники конференции, профессор Юрий Шевелев, Богдан Кравченко, Всеволод Исаев, Нина Пестрая-Карванська и председательствующий профессор Роман Сербин знакомили общественность с тем, что им удалось выяснить о Голоде.

В отличие от научных докладов, представленных во время самого симпозиума, которые звучали на английском и французском языках в Квебецькому университете в Монреале, встреча в церкви Успения Божьей Матери, проходила на украинском языке. И сейчас, благодаря усилиям команды продюсеров, эти записи стали доступны широкой общественности.

В январе 2020 года продюсеры проекта Юрий Луговой, Зорянна Гриценко-Луговая и Владимир Гайдук завершили работу над вторым этапом оцифровки видеозаписей международного симпозиума – это четыре выступления североамериканских ученых украинского происхождения, сессия вопросов и ответов и большинство из показаний 12 человек, которые пережили Голодомор в Украине.



На записях, выставленных в интернете, можно увидеть уникальные кадры, например, выступление профессора Шевелева, который рассказывает о проект «украинизации», который предшествовал Голодомора. По словам Шевелева, «украинизация» как советских проект, который начался в 1923 году, заключался в переводе государственного аппарата на работу на украинском языке и в поддержке гуманитарных направлений.

Советская власть для этого должна внутренние и внешние причины: внутренней причиной была потребность завоевать расположение украинцев к коммунистическим идеям, ведь украинцев среди членов партии даже тогда была еще мизерное количество. Внешняя причина заключалась в том, чтобы превратить Украину в образец для соседних стран – Польши, Чехословакии или Румынии, которых Москва считала «слабыми звеньями» капиталистического Запада, чтобы поощрить их к коммунистических революций. В Украине в то время действовало 60 украинских театров, 12 еврейских и 9 российских Юрий Шевелев

В своем докладе Шевелев приводит интересную статистику – украинская пресса в те времена на 87% была украиноязычной, а остальные «13% приходилось на все остальные языки, включая русский. В Украине в то время действовало 60 украинских театров, 12 еврейских и 9 российских». Эти цифры соответствовали этническому составу населения Украины, где украинцы составляли более 80%, а русские и евреи примерно поровну, оба народа – меньше чем 10%, согласно переписи начала века.

Интересными для современного исследователя были и обсуждения докладов – общественность и исследователи обсуждали, каким словом назвать искусственный голод в СССР, чтобы люди вне Украиной могли понять его смысл. Ведь слово «голод» и на украинском, и английском языках не имело значения доведение до смерти через голод. Имеют ли украинцы подчеркивать в этом сроке на юридическом аспекте – спланированном убийстве миллионов людей, или на том, каким способом это было сделано – голодом.

Рожденный в Одессе и доктор Нина Пестрая-Караванская объясняла, что голод – это то, что украинцы наблюдали, и слово, которое употребляли сами люди, которые это пережили. Профессор Богдан Кравченко отмечал, что советские репрессии против украинцев выходили за грани голода, потому что уничтожались так называемые «кулаки» – лучшие сельские хозяева, которые были основой украинской экономики на то время, и интеллигенция, которая была способна осмыслить те события.



Как сказал в интервью Радио Свобода руководитель проекта Юрий Луговой, украинская диаспора еще тогда понимала историческую ценность этого обсуждения и пыталась сохранить свидетельства о него судьба следующих поколений. Группа, состоявшая преимущественно из студентов-волонтеров, вооружившись тремя занятыми в Университете Конкордия любительскими камерами, два дня работала над документированием целого симпозиума.

Мы сами обратились к организаторам симпозиума, профессора Романа Сербина, ибо понимали, какую ценность представляют эти доклады для следующих поколений Юрий Луговой

«Мы сами обратились к организаторам симпозиума, профессора Романа Сербина, ибо понимали, какую ценность представляют эти доклады для следующих поколений. Бюджет на это мы практически не имели, даже там на записи есть, как профессор Сербин обращается к людям в церкви, чтобы помогли заплатить за съемку. Мы работали бесплатно, потому что нам и самим было интересно узнать больше о голоде и о том, был ли он искусственным, как говорили наши исследователи. Потому что в это время Советский Союз отрицал сам факт голода», – рассказывает Юрий Луговой в интервью Радио Свобода.

Юрий Луговой говорит, что, несмотря на эмоциональные выступления, когда публика могла спрашивать и комментировать произнесенные доклады, было немного желающих рассказать о своем собственном опыте во время Голодомора. Они очень боялись, хоть и жили в Канаде много лет Юрий Луговой

«Они очень боялись, хоть и жили в Канаде много лет. Многие из них говорили, что боятся, что может произойти за это с их семьями в Украине. Кто-то говорил: «Держите это и не публикуйте, пока Украина не будет свободной или пока я не умру, – вспоминает Юрий Луговой. – Я никак не мог понять, почему они так боятся. И так и не понимал, пока война на востоке Украины не началась. Потому что они как раз из тех регионов были».

После того, как закончились съемки, команда операторов не имела ни времени, ни денег для того, чтобы смонтировать их. Поэтому их просто передали на хранение в Национальный архив в Оттаве. Мы даже специально ставили неверные номера на записях, чтобы никто не мог идентифицировать тех людей Юрий Луговой

«Мы даже специально ставили неверные номера на записях, чтобы никто не мог идентифицировать тех людей. Мне пришлось потом звонить местному священнику отцу Игорю Куташу из православной церкви Святой Софии, где мы снимали свидетелей, чтобы он помог нам узнать своих прихожан. Но недавно нам позвонили из Национального архива, сообщили, что они хотели бы освободить место для других материалов, поэтому если украинским исследователям они не нужны, их выкинут в мусор. То мы сказали, чтобы нам вернули, и начали эту работу», – рассказывает Юрий Луговой.



Продюсерская команда вернулась к своей работе почти сорокалетней давности в мае 2018 года и при поддержке многочисленных украинских институтов Канады начала переносить их в цифровой формат. Как говорит Юрий Луговой, работа эта очень кропотливая, ведь старые магнитные пленки формата U-Matic ¾ едва не рассыпаются в руках, а для того, чтобы их обработать, нужно специальное оборудование. Мы уже купили четвертую машину, потому что постоянно ломаются головки от магнитной пыли с пленок Юрий Луговой

«Мы уже купили четвертую машину, потому что постоянно ломаются головки от магнитной пыли с пленок, который стирает головки. Я работаю по 6-7 часов в день, иногда и до 11 часов – надо переводить в цифровой формат, корректировать цвет, там, где это еще возможно, описывать эти материалы, чтобы их можно было легко найти. Надо иметь терпение монаха, чтобы заниматься этой работой», – признается режиссер проекта Юрий Луговой.

По его словам, остается закончить работу еще над интервью с тремя свидетелями Голодомора, запись которых в худшем состоянии. В YouTube уже было выложено более 30 разделов с конференции.

Значительная часть участников, которые уже во время записи были в пожилом возрасте, за эти почти 40 лет ушли из жизни. Но их показания имеют большое значение для их потомков и для мировой украинской общины, особенно Канады и США, которая взяла на себя задачу рассказывать о Голодоморе миру тогда, когда его продолжали отрицать в СССР, фальсифицируя историю Украины.

Дочь одного из свидетелей Голодомора, Михаила Гайдука, написала Юрию Луговому, что эта запись возвращает ей воспоминания об отце, «настоящего патриота Украины, который бы гордился той работой, которая была сделана за это время по выводу темы Голодомора на мировую сцену».



Некоторые из снятых интервью послужили основой для документальных фильмов, которые Юрий Луговой снимал как режиссер и которые принесли ему многочисленные международные награды, Genocide revealed, в украинской версии «Окраденная земля», «Жатва скорби» и другие.