Украина понизилась в рейтинге «Индекс восприятия коррупции-2019». Что это означает

 Украина понизилась в рейтинге «Индекс восприятия коррупции-2019». Что это означает


Киев – Ежегодно в январе Transparency International публикует «Индекс восприятия коррупции» (Corruption Perceptions Index) – рейтинг, по которому оценивается, насколько государства мира готовы противостоять таким злоупотреблениям со стороны их же чиновников. Украина в этот раз набрала 30 баллов из ста, чем ухудшила свои показатели на два балла по сравнению с прошлым отчетом. Причиной такой динамики эксперты организации называют медленный темп реформ, а также наступление определенного переходного этапа со сменой власти, ведь по 2019-й здесь состоялись и президентские, и парламентские выборы.

Уровень восприятия коррупции и, собственно, уровень коррупции – это не тождественные понятия, а второй еще и невозможно объективно измерить, потому что коррупцию всегда скрывают, отмечает юридический советник украинского представительства Transparency International Александр Калитенко.

«Если, например, мы будем измерять количество приговоров по коррупционным преступлениям, то мы скорее оценим работу правоохранительных и судебных органов. Если мы будем измерять количество упоминаний о коррупции в медиа, то этим скорее оценим работу медиа, свободу прессы, свободу выражения взглядов, ведь существуют страны, которые считаются достаточно коррумпированными, но их медиа тему коррупции не трогают вообще, и это создает ложное впечатление», – объясняет эксперт.



Поэтому, по его словам, и измеряется «восприятия коррупции» в публичном секторе – через опрос экспертов, представителей международных организаций и руководителей бизнеса.

Всего можно набрать 100 баллов: чем меньше баллов дают, то более коррумпированной, по мнению опрошенных, является государство. Украина в «Индексе-2019» набрала 30 баллов и заняла 126 место из 180, входя в группу стран, которые пытаются бороться с коррупцией». Столько же баллов набрали Азербайджан, Кыргызстан и Джибути (страна на востоке Африки).

В то же время, если сравнить с прошлогодними данными, показатели Украины ухудшились: в «Индексе восприятия коррупции-2018» она набрала 32 балла.



Что означают для Украины такие изменения? Радио Свобода спросило у Александра Калітенка:

– Изменения на плюс-минус два балла не являются показательными: фактически мы вернулись на уровень 2017 года, и это случилось из-за того, что индекс иногда может очень медленно отражать изменения в стране, потому что CPI учитывает исследования за последние два года. И мы видим, что с начала 2017-2018 годов в Украине фактически «заморозилася» борьба с коррупцией. Она стала не такая активная, как в 2014-м, когда принимался пакет антикоррупционных законов, как в 2015-м, когда открывались реестры и запускалось НАБУ, и как в 2016-м, когда запускалось е-декларирования. И власть, к сожалению, не прислушивалось к советам гражданского общества и международных партнеров. В прошлом году Transparency International предоставила 12 рекомендаций Украине, которые могли бы улучшить ее положение в СРИ. Из них по состоянию на конец года было выполнено только две

В прошлом году Transparency International предоставила 12 рекомендаций Украине, которые могли бы улучшить ее положение в СРИ. Из них по состоянию на конец года было выполнено только две: было отменено монополию СБУ прослушивания государственную монополию на проведение экспертиз, поэтому НАБУ получило нужны полномочия, а также Конституционный суд вторую рекомендацию выполнил, когда отменил дискриминационное декларирования для антикоррупционных активистов.

И еще были четыре рекомендации, которые были выполнены частично, и то – в последнем квартале 2019 года. Например, перезагрузка НАЗК, когда закон вступил в силу 18 октября, а глава НАЗК был предназначен только недавно, 15 января 2020-го. Также 19 сентября был принят рекомендован законопроект в сфере государственных закупок, но он начнет действовать только с 19 апреля 2020-го. Или другой пример – парламент в октябре снял мораторий и разрешил приватизировать 500 государственных предприятий через «ProZorro.Продажи», систему электронных аукционов (но сама приватизация всех этих предприятий еще не состоялась – ред.). И последнее – это то, что вступил в силу кодекс процедур банкротства, и выросла практика использования открытых бюджетов.

Фактически мы можем сказать, что новая команда во главе с президентом получили власть только после парламентских выборов, то есть в августе 2019 года, поэтому результаты их работы будет лучше видно в следующем СРИ.

Поэтому мы скорее можем сравнить показатель Украины в 2013 году, когда мы имели 25 баллов, и сказать, что мы преодолевали плюс пять баллов к этому, то есть со времени Революции достоинства при предыдущей власти Украина очень медленно набрала 5 баллов. Такой темп не соответствовал той цели, которую предыдущая власть декларировала, что цель номер один – это борьба с коррупцией.

– Что замедляет темп реформ, о котором вы говорите?

– Ну, очевидно, можно говорить о нехватке политической воли. Мы видим среди рекомендаций, которые не были воплощены, возвращение доверия к САП, которая пошатнулась после «аквариумного скандала» с Серегой Холодницьким. Также невыполненное рекомендация о лишении Нацполіції и СБУ полномочий в сфере борьбы с экономической преступностью и коррупцией. 2019-го были сделаны только символические шаги вроде ликвидации департамента защиты экономики в составе Нацполіції, хотя все еще действуют соответствующие нормы Уголовного процессуального кодекса. И остается так же деятельность СБУ, которая неприсущая для спецслужбы, и не создано Бюро финансовых расследований, законопроект не принят. Не произошло наказание виновных и активизации следствия относительно организаторов нападений на антикоррупционных активистов. Показательным является дело об убийстве Екатерины Гандзюк

Кроме того, не произошло наказание виновных и активизации следствия относительно организаторов нападений на антикоррупционных активістів. Некоторые попытки оживления расследований были, однако более чем в 50 случаях следствие продвигается вяло и не отвечает ожиданиям общественности. Показательным является дело об убийстве Екатерины Гандзюк.

– Если сравнивать результаты исследования в Украине и соседних странах, то почти во всех них лучшие результаты, кроме России. Есть ли какие-то общие тенденции, о которых в этом году можно говорить?

– Так, у нас – 30, а в России – 28 баллов. Все остальные страны-соседи имеют лучшие показатели: в Молдавии – 32 балла, в Беларуси – 45, в Венгрии с Румынией – 44, в Словакии – 50. А лидер – Польша, у нее 58 баллов.

Но если говорить о мировой тенденции, то она довольно мрачная: средний балл по миру составляет в этом году лишь 43 балла. В регионе, к которому принадлежит Украина – Восточная Европа и Центральная Азия – 35 баллов, а средний балл в ЕС – 64. Поэтому нам нужно существенно улучшить свои показатели, чтобы достичь хотя бы средних в Европе, я не говорю уже о лидерах – как Дания, которая в этом году занимает первую строчку в рейтинге вместе с Новой Зеландией. В этом году авторы обращают внимание на недостаток политической добродетели, что приводит к коррупции

И мы видим, к сожалению, в мире более чем две трети стран имеют менее 50 баллов в Индексе» – и это плохой результат. В прошлом году мы говорили: чем ниже уровень демократии и свобод, тем выше уровень коррупции. А в этом году авторы обращают внимание на недостаток политической добродетели, что приводит к коррупции, включая негативное влияние денег на политику: страны, имеющие худший показатель СРИ, имеют худший контроль над финансированием предвыборных кампаний и несбалансированная власть, которая зависит от чьего-то кошелька. И в то же время в странах с высокими баллами в СРИ является больший баланс сил, где власть прислушивается не только к хорошо знакомым, лояльных или состоятельных групп.

В этом году среди глобальных рекомендаций: разрешать конфликты интересов, усилить контроль над финансированием партий, защищать активистов, разоблачителей и журналистов, а также урегулировать лоббирование посредством популяризации открытого, равного и полноценного доступа к принятию решений.

– Что прежде всего должна сделать Украина, чтобы улучшить свои показатели?

– Мы подготовили пять рекомендаций для Украины на 2020 год. Первое – формировать профессиональную и независимую судебную власть. Это означает, что нужна новая процедура назначения членов Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета правосудия и очистка системы от нечестных судей на всех уровнях с привлечением общественности и международных экспертов.



Вторая рекомендация – это, как я уже говорил ранее, лишение СБУ и Нацполіції полномочий противодействовать экономическим коррупционным преступлениям. Вместо этого надо создать независимое Бюро финансовых расследований.

В-третьих, надо повысить эффективность системы предотвращения политической коррупции. Это политические партии. Надо прописать принципы частного и государственного финансирования партий, а также оптимизировать процедуры, связанные с представлением финансовой отчетности партиями. Это все должно происходить под эффективным государственным контролем.

Четвертая рекомендация – обеспечить независимость и операционную способность САП, НАБУ и ГБР, провести независимую внешнюю оценку их деятельности с привлечением международных партнеров. Закон о обличителей был принят, но он не соответствует лучшим мировым практикам, ведь распространяется только на обличителей коррупции, а не в целом на обличителей общественно важной информации

Нужно усовершенствовать законодательство относительно института депутатской неприкосновенности, защиты разоблачителей и реализации АРМА (Государственное агентство по выявлению и управлению активами, полученными незаконным путем – ред.) функций по управлению. Потому что, например, в Украине закон о обличителей был принят, вступил в силу с 1 января 2020 года, но он не отвечает международным стандартам и лучшим мировым практикам, ведь распространяется только на обличителей коррупции, а не в целом на обличителей общественно важной информации.

И, наконец, пятая рекомендация – это ввести открытый и подотчетный процесс приватизации государственного имущества. При этом прозрачными должны быть и подготовка, и реализация приватизации, должно быть принято соответствующее законодательство, а также должна обеспечиваться подотчетность предприятий, остающихся в собственности государства.