Перетасовки правительства России – пять важных моментов

 Перетасовки правительства России – пять важных моментов


В России после перестановок в правительстве появилось несколько новых имен, но остались и старые – такие, как министры обороны Сергей Шойгу, иностранных дел Сергей Лавров или внутренних дел Владимир Колокольцев. Убрали кое-кого из противоречивых фигур – среди них и молодого технократа, которого рассматривали как возможного нового президента. Вот пять важных моментов.

Двадцать лет назад, говорится в новом российском шутке, когда президент России Борис Ельцин ушел в отставку и избрал Владимира Путина себе преемника, он сказал: «Я устал, я ухожу прочь». Но когда на прошлой неделе Путин послал правительство премьер-министра Дмитрия Медведева паковать вещи, он сказал: «Я устал. Вы идете прочь».

Это шутка автора российской газеты «Московский комсомолец» ядовито намекал на предположение, что отставка правительства приведет к радикальной чистки рядов.

На самом же деле изменения в кабинете, которые сделал Путин в рамках своих усилий также внести изменения в Конституцию России, чтобы изменить структуру власти в стране, далеко не такие радикальные. Уходят не все. Далеко не все.

Вот пять главных моментов перемен в российском правительстве, которые состоялись 21 января, через пять дней после того, как парламент страны утвердил механически назначения на должность премьер-министра Михаила Мишустина на замену Дмитрию Медведеву. Они остались

Путин заявил об «очень большое обновление» правительства, но в то же время назвал его новый состав «очень сбалансированным» и заметил, что в нем «достаточное количество людей, которые работали в предыдущем составе».

Достаточным количеством оказалось одиннадцать: именно столько министров сохранили посты. Среди них – многие из самых влиятельных и известных министров: обороны Сергей Шойгу, иностранных дел Сергей Лавров, внутренних дел Владимир Колокольцев, энергетики Александр Новак финансов Антон Силуанов.

Шойгу, популярнее от большинства российских чиновников и, как говорят, верный Путину, считается одним из возможных преемников. Ныне 64-летний, он возглавляет Министерство обороны с тех пор, как Путин в 2012 году вернулся в Кремль на третий президентский срок, но перед тем от самого распада Советского Союза 1991 года он в течение 11 лет возглавлял Министерство чрезвычайных ситуаций.

64-летний Лавров – главный российский дипломат от 2004 года, он верно защищает позиции России перед все громче критикой со стороны Запада ее, как говорят в США, «вредной деятельности» за рубежом. О нем уже много лет говорят, что он хочет оставить должность.

Изменения в правительстве происходят во время, когда Путин начинает разрабатывать изменении структуры власти, которая может иметь целью дать ему возможность сохранить свою руководящую роль и после 2024 года, когда он, по Конституции, не имеет права переизбираться снова. Тот факт, что он оставил Лаврова и еще нескольких определяющих министров, наводит на мысль, что он хотел изменений, но побоялся выйти где-то далеко за косметические изменения. Проблемы с образом

Если уж говорить о косметические изменения, то, как говорят аналитики, по крайней мере четыре человека потеряли должности, потому что создавали проблемы со своим образом.

Это министры культуры Владимир Мединский, образования Ольга Васильева, спорта Павел Колобков, а также Виталий Мутко, вице-премьер, который был министром спорта в разгар допингового скандала, вспыхнувшего после Олимпийских игр в Сочи 2014 года и продолжает тяжело отбиваться на всемирной репутации России.

Мединский и Васильева иногда привлекали нежелательное внимание своими заявлениями, которые могли удовлетворять старых консерваторов, но вызывали беспокойство у других и углубляли сомнения на Западе относительно направления России.

Кое-кого из министров, «очевидно, сняли за неэффективность и громкие поражения», а именно Мутко и Колобкова, написал аналитик Московского центра Карнеги Андрей Колесников в статье для российского агентства «РБК». «Российский спорт никогда не знал такого позора, как в результате допингового скандала», – отметил он.

Аббас Галлямов, политтехнолог и бывший спичрайтер правительства, назвал Мединского, Васильеву и Мутко «аллергенами» и предположил, что их отставки свидетельствуют, что Путин внимательно относится к общественному мнению.

«Раньше Кремль будто говорил: «Назначаем, кого хотим, а мнение тех, кому что-то не нравится, нас не волнует», – написал Галлямов в фейсбуке. – Теперь логика поменялась. Власть уже не хочет раздражать общество».

Российские средства информации пишут, что Мединского назначат советником Путина по вопросам культуры – эта роль даст ему возможность остаться при деле, но стать менее заметным. Технократ пришел, технократ пошел

Мишустина, малозаметного главу Налоговой службы, который заменил Медведева на посту премьера, многие называют технократом. Идея заключается в том, что Путин, который сказал новому правительству, что «важнейшей задачей является повышение благосостояния наших граждан», и для которого его собственное политическое будущее частично зависит от того, так и случится, хочет иметь кого-то, кто сможет сделать свою работу.

Но среди тех, кто не сохранил пост, оказался Максим Орешкин, 37-летний теперь уже бывший министр экономики, которого тоже считают технократом – «едва ли не первым технократом нового типа», как сказал о нем Колесников. Его, по крайней мере раньше в течении его трехлетнего пребывания на посту, называли потенциальным будущим президентом.

Орешкина считали сторонником умеренных затрат, который стоял на экономном стороне древней споры внутри российской властной элиты. Зато много выиграл от перестановки Андрей Белоусов, который с 2013 года был советником Путина. Американське издание The Wall Street Journal называло его «сторонником повышенных правительственных расходов и большей роли правительства в экономике».

60-летний Белоусов теперь стал первым вицепремьер-министром, вторым человеком в правительстве, в котором есть еще восемь просто віцепрем'єрів. Его назначение может означать, что Путин хочет иметь на этом месте близкого союзника. Это также наводит на мысль, что Путин хочет не жалеть средств в попытке воплотить масштабные «национальные проекты», имеющие целью укрепить экономику и убедить россиян, что их перспективы улучшаются в то время, когда он готовится передать власть в 2024 году – или даже раньше. «Только каркас»

Но, в конце концов, есть предел гаданием, которые можно осуществить на основании имен и лиц, новых и старых, в обновленном российском правительстве.

Это один из элементов изменений, которые неожиданно запустил Путин своим обращением к парламенту 15 января. В нем он объявил планах изменить баланс полномочий между президентом, парламентом и премьер-министром и также повысить роль Государственного совета – одного из инструментов, к которому он потенциально может прибегнуть, чтобы сохранить власть, и когда он уже не будет президентом.

Процесс пошел быстро, и, по сообщениям, какой-то разновидность всенародного голосования относительно конституционных изменений готовится уже на апрель. Тем временем одна из общих мыслей относительно мотивов Путина сейчас заключается в том, он хочет, чтобы все были должны о них догадываться, и в России, и за ее рубежом.

Оля Оликер, директор по делам Европы и Центральной Азии международного исследовательского центра «Международная кризисная группа», написала в твиттере, когда 21 января обнародовали состав нового российского правительства, что ее статья, написанная предыдущего дня, уже устарела, потому происходили все новые и новые события.

«Но главная моя мысль, что это только каркас и мы еще должны дождаться, чтобы выяснить, что это все значит, дальше правильная», – добавила она.