Женщины в мире и в Украине. Зачем Финляндии женский правительство?

 Женщины в мире и в Украине. Зачем Финляндии женский правительство?
Глеб Яровой, Людмила Ваннек

В Финляндии самая молодая в мире премьер-министр. Санни Марин, сдавшему присягу в конце прошлого года, всего 34. Среди ее молодых коллег и ровесников Марин – канцлер (премьер-министр) Австрии Себастьян Курц; 35-летний руководитель правительства Украины Алексей Гончарук; а также премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн – ей 39 лет. Чем же особая ситуация в Финляндии, где на вершине политики оказались 4 молодые женщины, почему эти назначения до сих пор обсуждают во всем мире? И возможно ли такое в Украине?

Марии Ройвас – 23 года. В 2017 году она стала самой молодой женщиной-депутатом своего родного города Йоенсуу и одной из самых молодых в Финляндии.

У Марии межнациональная семья: отец – финн, мать – русская. Девушка знает в совершенстве оба языка родителей, часто бывает у родственников в соседней с Финляндией Карелии. Для Марии, как для депутата, это важно, поскольку в пограничном Йоенсуу много русскоязычных жителей, с которыми она может общаться без переводчиков, напрямую.

Мария признается, что победа на выборах стала для нее неожиданностью, но не скрывает, что это, вероятно, часть общей тенденции в финской политике:

«Это, как мне кажется, не только моя заслуга, но и явный запрос на омоложение и «ожіночення» городского совета Йоэнсуу», – говорит Мария.

После двух с половиной лет работы в городском парламенте она утверждает, что в горсовете существует разделение обсуждаемых вопросов на «мужские» и «женские».

«В городской политике роли до сих пор распределяются в соответствии с гендерной позиции: мужчины больше и чаще говорят об экономике и вопросах городского развития, женщины – о образование и социальную сферу», – рассказывает депутат.

Мария не считает себя феминисткой в публичном смысле, но она хорошо разбирается в вопросах гендерного равенства. Гендерное разделение в Финляндии, по ее словам, один из самых высоких в Северной Европе: есть «мужские» и «женские» профессии и сферы научных исследований, есть значительная разница и в повседневной жизни.

«Я этот вопрос изучала и выяснила, что выбор специальности для получения образования становится все более сегрегованим. Да и отпуск для ухода за ребенком все равно гораздо чаще берут женщины. Это влияет на карьеру женщин, и хотя и так не должно быть, работодатель все равно имеет это в виду при приеме женщин на работу, при выборе между мужчиной и женщиной. Кроме того, Финляндия – вторая страна в Европе по показателю домашнего насилия в отношении женщин, не говоря уже о масштабах «скрытого» домашнего насилия», – отмечает Ройвас.



«Конечно, Финляндия – хорошая страна для девочек и девушек. С детства я помню, что когда президентом была Тарья Халонен, я смотрела на нее и думала, что для меня нет ничего невозможного», – говорит Мария.

«Тарья Халонен постоянно повторяла по этому поводу: «Нет смысла ломать стеклянные решетки, если никто не пойдет по твоим стопам», – напоминает ученый из Университета Тампере Саара Сярмя.

Почти дословно идею Ройвас и Сярмя повторяет и профессор социальной политики Университета Йоенсуу в области гендерных исследований Еева Йокинен.

«Нынешнее поколение молодых политиков взрослели в те времена, когда президентом страны была Тарья Халонен. Так что они не воспринимают женщину во главе государства как что-то неестественное», – говорит Йокинен.

Такое положение женщин в финском обществе исследователи называют результатом длительного процесса борьбы за равноправие в Финляндии. От «гендерного договора» в экономике до политического лидерства

В 1906 году финские женщины получили право голоса, первыми в Европе и одними из первых в мире, а уже в 1907 году на первых для страны парламентских выборах женщины получили 10% депутатских мандатов. После Второй мировой войны финские женщины стали бороться за всеобщее равноправие с мужчинами, а с 1970-х – за свое право ставить вопросы на повестку дня.

На то время долговременная борьба за равенство прав между мужчинами и женщинами в Финляндии привела к тому, что равноправие стала одной из важных ценностей как для обычного гражданина страны, так и для депутатов и министров.

По мнению преподавателя Университета Хельсинки, экс-председателя Совета финского политологической ассоциации Сірке Мякинен, главную роль в этом сыграли простые вещи: например, появление системы муниципальных детских садов, в результате чего женщины стали массово менять роль домохозяек на роль трудоустроенных (сейчас государство обязано предоставлять детский сад или ясли всем детям в возрасте от 9 месяцев, которым и ограничены выплаты декретных пособий для матерей или родителей).

Другим фактором стала универсализация высшего образования: на рубеже 1960-1970-х годов в Финляндии создали сеть региональных университетов. Высшее образование, за которой раньше надо было ехать в крупные города страны, за сотни километров от дома, стала доступной для большинства желающих. Как и в школе, и в училищах, обучение в университете Финляндии бесплатное, а стипендия, которую выплачивают вместе с другими положенными льготами, позволяет студентам не зависеть от родителей или супругов (партнеров). В результате этого все больше женщин стали получать образование. Сегодня в финских университетах можно встретить молодых мам, которые ходят на занятия с младенцами в колясках. Некоторые берут их просто на занятия и могут кормить грудью во время лекции, и это не удивляет и не возмущает окружающих.

В 1995 году в Финляндии был принят закон о равноправии, который закрепил квоты для женщин в муниципальных правительствах: они до сих пор остаются стартовой площадкой для многих женщин в большую политику.

Фиукраинский политолог Яана Куусіпало отмечает, что в 1970-1980-е годы в финской политике сформировалось «гендерно обусловленное политическое представительство»: женщины в правительстве не могли занимать никаких должностей, кроме министра образования, здравоохранения или социальной сферы. Но в 1990 году женщина впервые заняла пост министра обороны, в 1995-м – министра иностранных дел, и, наконец, в 2000 году президентом страны стала Тарья Халонен. К Санны Марин в Финляндии женщины дважды становились премьер-министром, но они были заметно старше Марин. Девушки в Финляндии не боятся брать на себя ответственность Саара Сярмя

«Девушки в Финляндии не боятся брать на себя ответственность. Я бы сказала, что нынешнее правительство все же скорее особый, чем обычный, в глазах рядовых граждан. Впрочем, это не за гендерную принадлежность, а за возраст министров. Конечно, молодые министры-мужчины скорее воспринимаются как норма, чем молодые министры-женщины», – говорит доктор наук Саара Сярмя.

Это правительство мог выглядеть совсем иначе, если бы руководящие позиции в парламенте заняли другие партии, добавляет Сірке Мякинен.

«Если посмотреть на состав нынешнего парламента, то очевидно, что у партий «Истинные финны» и «Партия центра» мужчин во фракциях явно больше, чем женщин, так же как и в Коалиционной партии женщин меньше, чем мужчин-депутатов. В то время как у «Зеленых», в Левом альянсе и в Социал-демократической партии доминируют женщины», – говорит Мякинен.

Поскольку последние три партии является основой правительственной коалиции, то именно они назначают министров и премьер-министра. Но уже после следующих выборов, которые пройдут в 2023 году, картина может кардинально измениться.

Пример Санны Марин – это результат изменений, произошедших в финском обществе и финской политике за последние полвека. Молодая мама с высшим образованием (магистр государственного управления) Марин поднялась на вершину политической иерархии из глубин муниципальной политики (свою карьеру Марин строила в Тампере, втором по величине городе страны). Жизненные обстоятельства Санны Марин – неблагополучная семья, раннее развод родителей, воспитание в однополой семье, состоящей из двух женщин, – по мнению финских экспертов, доказывают, что равноправие и толерантность, важнейшие для финнов ценности, способные вывести на более высокие позиции в обществе всех без исключения. Финское общество дает возможность молодым женщинам совмещать успешную карьеру и семейную жизнь Сірке Мякинен

Сірке Мякинен отмечает, что в высших эшелонах финской политике нет случайных людей, будь то молодые женщины, или мужчины, которые попали в состав парламента или правительства исключительно благодаря своей внешности или в результате протеже.

Ни Марин, ни другие молодые женщины-министры вовсе не являются новичками в политике. Нынешние министры получили свои должности не при Марин, а при премьере Антти Ринне, который ушел в отставку в начале декабря 2019 года. Кадровые изменения, за исключением изменения самого премьера, оказались минимальными, и внимание на состав правительства стали обращать лишь через молодость (но отнюдь не политическую) премьер-министра.

«Финское общество, в отличие от многих других европейских стран, дает возможность молодым женщинам совмещать успешную карьеру и семейную жизнь, позволяет им брать на себя ответственность наряду с людьми противоположного пола и возраста», – резюмирует Сірке Мякинен. В политике – равенство, в экономике – нет

Впрочем, и в финском обществе остается немало важных сфер, где женщины не представлены наравне с мужчинами на руководящих позициях. Это касается также бизнеса и системы высшего образования и науки, приводит пример Мякинен. В отличие от политической системы, на высших постах в крупных компаниях соотношение женщин и мужчин до сих пор составляет меньше 1:10 – руководителями 11 компаний из 204, представленных на финляндской фондовой бирже, есть женщины (это, впрочем, немало, если сравнить с 2011 годом, когда в финских топ-компаниях не было ни одной женщины-руководителя).

Саара Сярмя, которая считает себя публичным феминисткой, даже запустила в соцсетях кампанию, своеобразный флешмоб, со слоганом: «Поздравляю, вы умудрились организовать чисто мужское обсуждение». Кампания призвана показать доминирование мужчин в академической среде, когда на конференциях в составе выступающих на какой-то секции или круглом столе нередко можно увидеть только мужские лица. Несмотря на то, что многое в Финляндии хорошо, нам есть к чему стремиться в плане обеспечения равноправия между мужчинами и женщинами Сірке Мякинен

До сих пор остаются и классические «женские» и «мужские» профессии. Экспортно-ориентированные сферы, такие как IT, лесная промышленность и кораблестроение, остаются мужскими. Социальные работники – работники детских садов и школ, сферы обслуживания – до сих пор преимущественно женщины.

Совершенно не решены и вопросы домашнего насилия и сексуального домогательства.

«Поэтому, даже несмотря на то, что многое в Финляндии хорошо, нам есть к чему стремиться в плане обеспечения равноправия между мужчинами и женщинами», – говорит Сірке Мякинен. А как в Украине?

Женщины в Украине зарабатывают в среднем на 28% меньше, чем мужчины. Таковы данные Государственной статистики. По информации рекрутинговых агентств, эта разница еще выше.

Украинки до сих пор подвергаются дискриминации по признаку пола. «Существует очень четкий тренд: чем выше орган власти, тем меньше там женщин. По результатам последних выборов, 46% женщин попало в поселковые и сельские советы. В областные – уже 28%. В советы крупных городов, областных центров -15%. И в парламент еще меньше – 12%. Только 6% женщин в Украине занимают должности министров и заместителей министров», – приводит ст��тистику аналитического отчета Совета Европы координатор проектов «Украинского женского фонда» Милена Горячковська.

Несмотря на введенное квотирование в партиях – тенденции неутешительные, добавляет эксперт. Женщины в списках партий – часто «для галочки», а следовательно не получают достаточной организационной и финансовой поддержки, чтобы победить в избирательной гонке.