Санкции «не работают»? Морские порты Крыма в условиях международной изоляции

 Санкции «не работают»? Морские порты Крыма в условиях международной изоляции


Крымские власти почти шесть лет уверяет, что европейские и западные санкции, введенные из-за российскую аннексию полуострова, не способны существенно повлиять на экономическую ситуацию в регионе. Но одновременно авторы этих заявлений подписывают документы, в которых прямо признают влияние экономических ограничений на развитие различных сфер экономики полуострова. Мы расскажем, чем отличаются публичные заявления от реальности.

Крым.Реалии начинают цикл материалов под названием «Санкции «не работают», в рамках которого расскажем и покажем, к чему на самом деле приходится прибегать российской власти в Крыму для выживания полуострова в условиях международной изоляции.

В первом материале ‒ о ситуации с морскими портами Крыма, которые были «национализированы» в 2014 году и переданы вместе с украинским имуществом госпредприятию «Крымские морские порты», подконтрольном Министерству транспорта российской власти в Крыму.

В апреле 2014 года правительство Украины закрыл для посещений и экономической деятельности все морские порты полуострова: Евпатория, Керчь, Севастополь, Феодосию и Ялту. Впоследствии эти санкции поддержали страны Евросоюза и Запада. «Хуже нам не будет»

Подконтрольный России глава Крыма Сергей Аксенов из года в год говорит, что экономические ограничения в отношении полуострова существенно не отражаются на его экономическом положении. Последний раз он говорил об этом, выступая перед студентами в Московском государственном институте международных отношений в России. «Когда говорят о санкциях, то, конечно, понятно. То, что они состоялись, можно назвать упущенной прибылью, а упущенными возможностями. В Крыму никогда до 2014 года инвестиций толком и не было, поэтому мы, соответственно, ничего не потеряли», ‒ сказал он.

Похожие заявления российский руководитель в Крыму делал и в предыдущие годы. В 2018 году он говорил, что европейские и западные санкции не влияют на экономику полуострова, а в 2015 году убеждал, что хуже, чем есть, уже не будет. «Все, что они (западные и европейские санкции ‒ ред.) могли сделать против нас, они уже сделали. Хуже нам не будет», ‒ отмечал Аксенов.

Такого же мнения придерживался и спикер подконтрольного России парламента Крыма Владимир Константинов, который считает, что для экономики Крыма и крымчан введение санкций «не несет ничего плохого».

На фоне этих публичных заявлений российская власть в Крыму подписывает документы, которые свидетельствуют совсем о другом. Эту разницу можно увидеть на примере деятельности крымских морских портов. Как санкции похоронили перегрузки

В 2018 году в Министерстве транспорта российской власти в Крыму по поручению властей соседней России разработали Концепцию развития портовой инфраструктуры полуострова до 2030 года. Она предусматривает диверсификацию услуг, предоставляемых морскими портами «для притока на полуостров инвестиционных ресурсов и создания дополнительного пассажирского и туристического потоков». Наиболее перспективным направлением развития части крымских портов является переориентация их на обслуживание пассажирских перевозок, в частности туристических линий, и создания современной яхтенной инфраструктуры. Крым.Реалии писали, что эту идею продвигает президент России Владимир Путин, а зарабатывает на ней бизнес его друзей.

В Концепции, подписанной Сергеем Аксеновым, говорится, что санкции «затрудняют развитие портов Крыма.

«Сейчас в Крыму функционируют ГУП (государственное унитарное предприятие, разновидность государственного предприятия по российскому законодательству, насаждаемыми в Крыму ‒ ред.) «Крымские морские порты» и ГУП «Севастопольский морской порт». Их функционирование в значительной степени обусловлен режимом санкций, что затрудняет их развитие. В сравнении с 2013 годом грузооборот портов Крыма сократился более чем в пять раз. Ввод в эксплуатацию транспортного перехода через Керченский пролив, с одной стороны, даст мощный стимул развитию полуострова, но в то же время уже в 2019 году существенно снизит спрос на паромные перевозки», ‒ сказано в документе.

Исходя из этого, функционирование всей транспортной логистики в регионе существенно сместится в сторону автомобильных и железнодорожных перевозок, а значительная часть имеющихся портовых мощностей за сохранение режима санкций фактически останутся ненужными, говорится в Концепции.

Через это крымская власть вынужденно переориентирует деятельность портов: грузооборот и перегрузки заменяют туризмом. Хотя раньше такой опыт, связанный с запуском теплохода «Князь Владимир» из российского Сочи к санкционным берегов Крыма, оказался провальным.

«Развитие перегрузочных мощностей портов Крыма и увеличение объемов перегрузки грузов возможны только после отмены санкций в отношении Крымского полуострова», ‒ сказано в документе.

Но одновременно публично крымская власть продолжает говорить, что «санкции не работают». На грани банкротства

О том, что крымские порты «планомерно идут на дно» еще в декабре 2017 году говорила депутат подконтрольного парламента России в Крыму, экс-председатель профкома профсоюзной организации «Крымские морские порты» Ирина Черненко. На одном из заседаний она открыто сказала, что «национализированные» порты полуострова терпят убытки, потому что не могут вести полноценную экономическую деятельность, а предприятие «Крымские морские порты» «оказалось на грани банкротства», потому что имел на тот момент кредиторскую задолженность в полмиллиарда рублей.

«Оптимистичной нельзя назвать ситуацию в «Крымских морских портах». Начиная с октября 2015 года, со сменой руководства ГУП, «Крымские порты» планомерно «идут на дно». За��благодаря личному вмешательству в ситуацию [российского] главы Крыма процесс массовых сокращений портовиков был прекращен, но отсутствие грамотной, взвешенной стратегии сохранения и развития «Крымских морских портов» привела к тому, что сегодня предприятие имеет все признаки банкротства», ‒ утверждала Черненко.

Она отметила, что ситуация с ранее бюджетотвірними портовыми предприятиями влияет на то, что городской власти не хватает бюджетных средств, чтобы решать насущные проблемы в городе.

В Минтрансе российской власти в Крыму тогда ее заявление оставили без комментариев. Но впоследствии министр транспорта российской власти в Крыму Сергей Карпов признал, что ситуация в «Крымских морских портов» не самая лучшая. В сентябре 2019 года он встречался с коллективом и профсоюзом предприятия для обсуждения поисков «оздоровление и оптимизации работы предприятия», - сообщала пресс-служба ведомства.

«В условиях современной рыночной экономики в портах резко сократилось перегрузки грузов. Основная причина ‒ это санкции, наложенные на Крым, и вызванная ими отсутствие судозаходов иностранных партнеров в порты Крыма. Руководство предприятия принимает меры для привлечения грузопотоков и загрузки производственных мощностей. Организованное перегрузка инертных грузов из Абхазии, осуществляется перегрузка зерна, соды. Ведется работа для заключения договоров с вантажопостачальниками удобрений, угля и других грузов из разных регионов России», ‒ говорится в сообщении.

Надежды на улучшение ситуации Карпов связывает с открытием железнодорожной ветки моста через Керченский пролив. Это, по его мнению, позволит организовать поставки в Крым грузов из России, разгрузит порты Азово-Черноморского бассейна, а также «даст возможность полнее загрузить портовые мощности крымских портов и улучшить финансовое положение предприятия.

Сейчас российская власть в Крыму пытается восстановить деятельность крымских портов в условиях санкций, анонсируя в ближайшее время начало регулярных морских грузоперевозок между полуостровом и Сирией. Как пункт перегрузки и экспорта топлива в этой схеме, по информации российских СМИ, планируют использовать Феодосийскую нефтебазу, которая попала под санкции в 2014 году, впоследствии ее продали фирме, которую связывают с крупными игроками российского бизнес-рынка. «Замороженные» причалы Феодосии

Показательна в санкционным реалиях Крыма судьба Феодосийского морского торгового порта. До 2014 года он оказывал услуги перегрузки внешнеторговых, транзитных и каботажных грузов, в том числе выгрузка-погрузка судов, вагонов и автотранспорта, хранение на складах и услуги транспортно-экспедиторского обслуживания грузов. В конце 2012 года там началась реконструкция трех причалов в рамках государственной программы Украины.

Согласно распоряжению Кабинета министров Украины, на эти цели тогда выделялось 136 миллионов гривен. На них планировали реконструировать портовые причалы № 1, 2 и 3. Согласно плану, работы должны были завершиться за 12 месяцев, то есть в конце 2013 года. Но вскоре произошла российская аннексия Крыма. И работы там остановились.

В Концепции развития портовой инфраструктуры Крыма нынешняя крымская власть сообщает, что реконструкция этих причалов до сих пор не завершена. «Строительство широкого мола ведется с 2012 года и выполнено на 80%. Учитывая незавершенность строительства ежегодно идет разрушение недостроенной части широкого мола. Необходимо принять меры для консервации объекта с целью избежания дальнейшего разрушения», ‒ говорится в документе.

Теперь все это планируют делать за средства российского бюджета. Потери двух «фронтов»

В условиях санкций крымские порты также используют в интересах российских военных. «На захваченных крымских заводах «Море» и «Залив» в Феодосии и Керчи организовано строительство для Черноморского флота России военных кораблей, говорят эксперты из неправительственного фонда «Майдан иностранных дел» (Украина).

«Российские судостроительные предприятия в ближайшие годы построят на захваченных крымских заводах как минимум девять ракетных корветов, общее количество крылатых ракет «Калибр-НК» на их борту составит 72 единицы. Это несет угрозу не только для Украины, но и для многих стран ЕС и Средиземноморья. Стоит учитывать также то принципиальное обстоятельство, что с 2018 года корабельный состав Черноморского флота России будет пополняться за строительство новых кораблей непосредственно на оккупированной территории», ‒ говорят в фонде.

По информации организации, на судостроительном заводе «Залив» в Керчи расположен один из крупнейших судостроительных доков в Европе», аналогов которому нет даже в России. «Поэтому можно прогнозировать расширение его дальнейшего использования оккупантами для военных целей», ‒ считают эксперты.

Тем временем компенсации убытков в связи с временной потерей государственного имущества в портах полуострова намерена требовать от России Администрация морских портов Украины. По подсчетам предприятия, эта сумма составляет 1,24 миллиарда гривен (50 миллионов долларов).

По последним сообщениям российской федерального бюджетного учреждения «Администрация морских портов Черного моря», которой подчинены и порты Крыма, на 1 января 2019 года дефицит бюджета предприятия составил 128 миллионов рублей.

То, что мировые санкции в отношении России, введенные после аннексии Крыма, «болезненно ударили по экономике», публично признал экс-премьер-министр России Дмитрий Медведев, опровергнув тем самым многолетние заверения российской власти в Крыму в обратном.