Изнасилование палкой и вымышленный бунт в колонии. Чем от «подвалов» в ОРДЛО отличаются украинские «зоны»?

 Изнасилование палкой и вымышленный бунт в колонии. Чем от «подвалов» в ОРДЛО отличаются украинские «зоны»?


Иглы под ногти, изнасилования, связывание на несколько дней, избиения – это только часть пыток, о которых рассказывают заключенные не «подвалов» на оккупированной части Донбасса, а исправительных колоний на свободной территории Украины. Власть, в частности, администрация Государственной уголовно-исполнительной службы просто пренебрегает массовыми нарушениями прав осужденных, а кое-где тщательно их скрывает, отмечают правозащитники. Они говорят, что недавний «бунт» в Алексеевской колонии №25, через который более 20 осужденных получили побоев и издевательств, – выдумка руководства заведения. Напоминают также, что история о сексуальном насилии над участником боевых действий в Бердянской колонии осталась без последствий для тюремщиков – ни один не был наказан уголовно. Затем на примере двух исправительных колоний можно увидеть, чем на самом деле является пенитенциарная система Украины.

Зимний сад, зоопарк с аллигатором, клуб, церковь, чистота и приемлемые условия проживания – это все есть в Алексеевский исправительной колонии №25 (Харьковская область). Большинство заключенных здесь имеют постоянную работу и заработную плату. Поэтому в пенитенциарной системе Украины это заведение считают образцовым.

Но осужденные, особенно те, что уже имеют опыт, боятся попадать в 25-ю колонию. Регулярная занятость здесь может обернуться изнурительной работой в две смены, или круглосуточной, а любое несогласие с администрацией заведения, как утверждают, может завершиться пыток несогласного.

Здесь осужденного могут изнасиловать палкой, связать и бросить на неделю без воды и еды. Об этом правозащитникам сообщили заключенные исправительной колонии №25.

А председатель правления Украинского Хельсинского союза по правам человека, директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров рассказал Радио Свобода: «Там очень жестоко карали пытками за любое неповиновение. По этому поводу есть очень много свидетельств тех, кто там находился, кто оттуда уволился. Там люди даже погибали, а это списывали на разные причины. Там царит атмосфера страха».

Правозащитник говорит, что вне тем «бунт» заключенных Александрийской колонии – является выдумкой администрации государственной уголовно-исполнительной службы. На самом деле, произошла попытка подавить волну массовых жалоб осужденных на ситуацию в колонии и не допустить расследований по таким жалобам.

События декабря-января разворачивались на фоне того, что против ряда должностных лиц колонии уже происходило расследование уголовного дела. Одному из заместителей начальника колонии Государственное бюро расследований выдвинуло подозрение в злоупотреблении служебным положением, которое заключалось в причастности к перепродаже продуктов питания, которые закупались для исправительного заведения за бюджетные средства. Суд избрал для него меру пресечения – содержание под стражей.

С января 2020 года до Алексеевской колонии с мониторинговым визитом приехали представители Харьковской правозащитной группы. Они выслушали и получили письменные показания от осужденных. Большинство жаловались на жестокость сотрудников колонии, которую можно расценивать как пытки: избиение, связывание, симуляция удушения пластиковым пакетом, пытки электрическим током.

Также заключенные говорили о доведении до самоубийств, отсутствие лечения, неадекватную оплату труда, вымогательство средств, в частности, за условно-досрочное освобождение.

Харьковская правозащитная группа приводит показания нескольких заключенных 25-й исправительной колонии:

В течение одного дня предоставить показания смогли лишь 21 осужденный. Поскольку подобное желание высказала еще группа заключенных, то правозащитники пообещали им вернуться в колонию после рождественских праздников. Но сделать этого не удалось.

Евгений Захаров рассказал, что в ночь с 7 на 8 января администрация Алексеевской исправительной колонии, под предлогом того, что осужденные якобы готовят бунт, вызвала группу быстрого реагирования. В 3 часа ночи бойцы вытащили осужденных в одном нижнем белье на улицу, где тогда было минус 3 градуса по Цельсию. Заключенных положили лицом на землю и связали или сцепили наручниками руки за спиной. Затем их начали волоком перетаскивать до так называемого штаба. Части заключенных пришлось оставаться на улице больше чем час.

Также правозащитник сообщил, что заключенных заставили ползти на животах по лестнице с первого этажа здания на второй, третий и четвертый. Нескольких из них при этом избили, в первую очередь тех, кто жаловался правозащитникам 3 января. Осужденных с сильно ободранными локтями, коленями и животами оставили связанными до обеда следующего дня.

9 января представители Харьковской правозащитной группы вернулись, но в колонию попасть не смогли. Не пустили их в исправительное учреждение и 11 января. А 10-го правозащитникам закрыли доступ к колонии №43, где они пытались провести осмотр и фиксирование телесных повреждений осужденных, переведенных из колонии №25.

Харьковская правозащитная группа обратилась с заявлениями о преступлениях, совершенных в 25-й колонии, Государственного бюро расследований и Офиса генерального прокурора Украины. Прокуратура возбудила ряд производств за этими заявлениями. Но часть осужденных, подвергшихся пыткам, еще 8 января заставили отказаться от претензий и дать показания, что они оказали сопротивление сотрудникам колонии и препятствовали обыску, и якобы именно поэтому против них применяли физическую силу и спецсредства, предположил в беседе с Радио Свобода Евгений Захаров.

«Эту колонию закрыли для наших работников. Не пускают туда ни в качестве помощников народных депутатов, ни адвокатов к своим клиентам. Это длится уже неделю. За счет этого недопуска адвокатів до клиентов идет давление на осужденных, чтобы они отозвали свои заявления. Чтобы они признали, что нарушений со стороны группы быстрого реагирования не было, о которых они рассказывали», – сказал правозащитник.

Применение силы и спецсредств к осужденным в Алексеевской колонии, подтверждает и Офис уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Об этом Радио Свобода сообщил представитель омбудсмена по соблюдению прав человека в местах несвободы Александр Гатиятуллин.

«Со слов осужденных, применения силы в отношении них было необоснованным, а сам обыск проводился с действиями унижали человеческое достоинство. Но мы пока не можем давать оценку, потому что идет проверка фактов», – сказал Гатиятуллин.

Но в Государственной уголовно-исполнительной службе (ДКВС) обрисовывают ситуацию по своему. Там утверждают, что группа осужденных «отрицательной направленности» за помощью «криминалитета с воли» планировали противоправные действия, которые должны были дестабилизировать ситуацию в заведении.

Согласно заявлению ДКВС, для предотвращения таким планам заключенных был проведен обыск «с привлечением дополнительных сил и средств из других учреждений межрегионального управления, в том числе групп быстрого реагирования и территориального военизированного формирования». Обыск якобы обнаружил запрещенные предметы. В том числе три мобильных телефоны, уточняется в заявлении ДКВС.

«В связи с групповыми противоправными действиями, оказания физического сопротивления персонала и невыполнение его законных требований, препятствовании проведению обыска, проявлениями буйства, в отдельных осужденных было применено физическую силу и специальные средства – наручники. После применения физической силы и специальных средств осужденные были осмотрены медицинскими работниками. Состояние их здоровья удовлетворительное», – уверяют в уголовно-исполнительные службе.

Учитывая «случай группового неповиновения» в исправительной колонии №25 и ввели режим особых условий, который и стал поводом для того, чтобы не допустить адвокатов и правозащитников к осужденным. Бердянская колония №77

Ситуация в Алексеевской исправительной колонии №25 не является исключением или единственной для украинской пенитенциарной системы. Отношение к осужденным вызывает постоянную критику со стороны мониторов Национального превентивного механизма, отметила в комментарии Радио Свобода председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

«Эта проблема не находится в общественной повестке дня. И только самые грубые случаи нарушения прав заключенных могут пробить эту информационную стену. Напомню, что перед этим о проблемах содержания заключенных, пытки и сексуальное насилие в колониях говорили на примере ситуации, которая произошла в колонии №77 в Бердянске. Там, где сексуальному насилию подвергся боец АТО. Когда начали изучать эту ситуацию, вышли на то, что такое в этой колонии, к сожалению, системная практика грубых нарушений прав заключенных.

Мы много говорим о пытках наших граждан в российских тюрьмах или в ОРДЛО, но совершенно незаслуженно обходим вниманием аналогичные издевательства целом в Украине», – сказала Матвийчук.

В марте 2019 года получила огласку история о том, как в Бердянской исправительной колонии №77 один из заключенных несколько раз изнасиловал бывшего участника боевых действий на Донбассе.

Адвокат Виктор Колбанцев заявлял, что бывшего военного изнасиловали именно за то, что он имеет орден «За мужество». Сделали это так называемые «козлы» - заключенные, которые являются помощниками руководства колонии Виктор Колбанцев

«Я уверен, что сделано это по указанию администрации. Сделали это так называемые «козлы» - заключенные, которые являются помощниками руководства колонии. Парня отправили в психиатрическое отделение другой колонии. После этого нескольких медиков из медсанчасти, которые дали ему направление, уволили. Там был большой скандал. После лечения парня вернули обратно, и через некоторое время он обратился к руководству, чтобы его отпустили. Так, сейчас он дома, но его психическое состояние очень тяжелое», – отмечал Колбанцев.

Но администрация Государственной уголовно-исполнительной службы украины заявила, что никакого изнасилования в колонии №77 не было.

Сокрытие подобных случаев в исправительных колониях является устоявшейся практикой в пенитенциарной системе Украины, отметил в разговоре с Радио Свобода директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Следовательно и в этом случае никто за преступление наказан не был, будто не было и самого преступления. В то же время, по информации правозащитника, изнасилования – далеко не единственный случай издевательства над осужденным в Бердянской колонии. Заключенных в этом учреждении унижают, бьют, к ним применяют пытки, их используют как бесплатную рабочую силу, из них требуют средства. Есть даже свидетельство о том, что им загоняли грязные иглы под ногти.

«Есть фильм, который снял Владислав Сидоренко. Мы занимались Бердянской колонии. Это как раз негативный пример, где не было проведено расследование. Там 15 пострадавших осужденных, которых пытали, в которых требовали средства. Об этом и был снят очень красноречивый фильм. Тем не менее ГБР закрыло это дело. Якобы не нашли признаков преступления», – сказал Захаров.

Но обращение правозащитников в органы прокуратуры и в этом случае ситуации не изменили.

Прокурор Бердянска Александр Маленко заверил, что факты о незаконном применении силы в колонии №77 не подтвердились. Однако сведения об этом занесены в Единый реестр досудебного расследования:

«Мы провели опрос среди заключенных, никто не подтвердил, что их бьют. В четырех обнаружены синяки, но они говорят, что травмы нанесли себе сами», – заявил прокурор.

Поэтому без коренной реформы пенітенціарної системы улучшить состояние соблюдения прав осужденных в Украине невозможно. Правозащитники ежегодно в своих отчетах информируют общество и власть о такой необходимости, впрочем, как выглядит, для власти эта проблема является далеко не первоочередной, считает председатель правления Центра гражданских свобода Александра Матвийчук.

«Я бы сейчас посоветовала органам государственной власти по меньшей мере выполнить рекомендации правозащитников, которые каждый год, почти без особых изменений, появляются в годовых докладах о правах людей в Украине. Среди тех рекомендаций и советы относительно изменений законодательства, и в отношении организационных мер для того, чтобы правильным образом выстроить работу и подчинения в пенитенциарной системе, и по изменению самой практики и культуры работы персонала в местах несвободы», – отметила Матвийчук.