«Говорит, вы читали «ГУЛАГ»? Вот туда и вывезем» – 72-летняя экс-пленная Анастасия Мухина рассказывает о плене

«Говорит, вы читали «ГУЛАГ»? Вот туда и вывезем» – 72-летняя экс-пленная Анастасия Мухина рассказывает о плене
«Говорит, вы читали «ГУЛАГ»? Вот туда и вывезем» – 72-летняя экс-пленная Анастасия Мухина рассказывает о плене

Анастасия Мухина, или просто Владимировна, как называет ее соседка по палате в «Феофании» (тоже освобожденная заложница, Елена Сорокина ), откладывает в сторону трость и пытается сидеть на кровати с выпрямленной спиной. Рассказывает обо всем спокойно, хотя пережить в плену пришлось немало. Женщину задержали по расклейке проукраинских листовок в ее родном Луганске. Говорит, что не могла сидеть и молча наблюдать, как захватывают город.

– Два года клеила листовки, и 8 февраля меня остановили. Инкриминировали сначала 13 статей, а «судили» по шести: «измена родине», «шпионаж», изготовление взрывоопасных веществ, нарушение целостности «ЛНР», разжигание межнациональной ненависти в «ЛНР». Дали 16 лет.

– Что вас поддерживало и мотивировало клеить эти листовки?

– Вера. Вера в то, что все равно здесь будет Украина.

– В каких условиях вас содержали?

– В тюрьме я сидела среди убийц, наркоманов и алкоголиков. Было такое, что и матрасы были мокрые, потому что стены и потолок текут так, что был грибок. В камере было 6 человек, молодые. Относились... Да как к старикам. Я просто читала книги и с ними мало разговаривала, потому что бесполезно. Если что-то скажешь за Украину, они могут тебя и побить, сразу же подскакивали. Меня чеченец допрашивал, он все время говорил, что меня вывезут в Россию

Меня чеченец допрашивал, он все время говорил, что меня вывезут в Россию". Говорит, вы читали «ГУЛАГ»? Вот туда и вывезем, у вас не будет документов, и вы там сгинете, и никто о вас не вспомнит. Один раз меня вывезли. Завязывают глаза и начинают возит по городу. Я тогда подумала, что, наверное, в Россию. Но привезли на детектор лжи, я отказалась давать показания. Сказала, что у меня давление скачет, что покажет этот аппарат? А он (полиграфолог – ред.) говорит – ложь. У них остались и ключи, и они жили в моей квартире

Их бесило, меня постоянно допрашивали. Курировал это все ОБОП. У них остались и ключи, и они жили в моей квартире. Мне показывали моих родственников, что они находятся уже за решеткой. Говорили, что буду перестукиваться теперь.

Даже убийцам приносили телефон, они звонили родственникам, разговаривали. Мне никогда не давали телефон, из-за моей позиции.

Когда меня «Верховный суд» судил, то адвокат от меня отказалась, знала, что это бесполезно. Она сказала, что обвинение сшито белыми нитками, но защитить как положено не сможет, сказала, что живет здесь и у нее дети.

У меня нет никаких документов, как они и говорили, что у меня не останется ничего, так и вышло.

– А что вы почувствовали, когда попали на «украинскую сторону»?

– Я воздушные поцелуи слала военным, а они мне в ответ.



ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

«Я не ваша «гражданка», и не предательница, моя родина – Украина!» – бывшая пленная группировки «ЛНР» (рус.)