Трагедия сбитых пассажирских самолетов: как авторитарные режимы манипулируют правдой

 Трагедия сбитых пассажирских самолетов: как авторитарные режимы манипулируют правдой


Лондон – Украина вновь оказалась в центре ужасной авиакатастрофы, которая обошла весь мир в заголовках новостей. На этот раз речь идет о украинский пассажирский авиалайнер, сбитый ракетой неподалеку от аэропорта Тегерана, 8 января. Украинский институт в столице Великобритании провел мероприятие, на котором выступил бывший спикер миссии ОБСЕ в Украине, международный аналитик, журналист украинского происхождения из Канады Михаил Боцюркив. Он сравнил два события – сбития российскими силами пассажирского самолета «Малайзийских авиалиний» над востоком Украины в июле 2014 года и трагедии авиалайнера «Международных авиалиний Украины» в Иране.

Несмотря на довольно различные обстоятельства этих двух трагических эпизодов с пассажирскими самолетами, сбитыми ракетами класса «земля-воздух», эксперты видят много общего в двух случаях. Речь идет прежде всего о связи обоих событий со значительно более широкими конфликтами и целым рядом заметных игроков на международной арене – США, России и Ирана. Впрочем, опричь этого, бывший спикер миссии ОБСЕ в Украине Михаил Боцюркив, который, собственно, был на месте катастрофы самолета «Малайзийских авиалиний» буквально через часа после его падения в восточной Украине, подчеркнул, что в обоих случаях довольно заметным возникает момент манипулирования новостями о сбитии пассажирских самолетов с сотнями невинных людей. Так же, отмечает он, в обоих этих ситуациях речь шла о серьезном искажении очевидных фактов и самой правды о том, что произошло.

Сначала Михаил Боцюркив остановился на событиях, связанных со взбиванием над восточной Украиной пассажирского самолета рейса МН17. Он был среди первых международных представителей, которые оказались на месте падения лайнера «Малайзийских авиалиний». По мнению канадского специалиста, сбития самолета рейса МН17 было чрезвычайно подобным до того, как был сбит пассажирский самолет «Международных авиалиний Украины» под Тегераном. В обоих случаях, говорит он, ракета взорвалась возле фюзеляжа самолета, пронизывая его множеством шрапнелевих обломков, которые привели к падению авиалайнера.

Боцюркив также напомнил, что пятью годами спустя, как в небе восточной Украины произошла эта трагедия, жернова правосудия, наконец, начнут крутиться, когда в Нидерландах начнется судебный процесс по делу сбития самолета, следовавшего рейсом из Амстердама в Куала-Лумпур, что в Малайзии.

Одной из главных рекомендаций, которые определены в специальном докладе расследования катастрофы самолета «Малайзийских авиалиний», по словам Михаила Боцюрківа, появляется пункт, что когда в какой-то стране идут боевые действия или существует источник напряжения, эта страна имеет однозначно закрыть свое воздушное пространство.

Впрочем, в отличие от катастрофы украинского самолета над Ираном, когда авиапространство Исламской Республики не было закрыто, украинское авиапространство на момент впечатление самолета рейса МН17 ракетой таки был закрыт до высоты 10 тысяч метров. Единственное, что при закрытии украинского авиапространства до такой отметки не врахувалось том, что пророссийские боевики могут иметь мощные российские ракеты, которые смогут поражать цели на значительно высшей высоте, на которой, собственно, и летел лайнер рейса МН17.

И именно учитывая это нидерландские следователи указывают, что воздушное пространство должно быть закрыто полностью. Иран, как кое-кто считает, видимо, подсчитав огромные убытки от закрытия своего авиапространства, просто решил этого не делать по коммерческим причинам в случае с украинским самолетом, что стоило жизни 176 людям.

Опять-таки вызывает определенные параллели с тем, что в обоих случаях не совсем ясно, кто лично отдал окончательный приказ о сбитии самолетов. В расследовании сбития самолета рейса МН17 определен четырех главных подозреваемых (троих граждан России и одного гражданина Украины), тогда как в деле сбития украинского самолета над Ираном фигурирует имя командира подразделения ПВО Корпуса стражей исламской революции. Вопросы остаются и в дальнейшем.

«Вопросы, которые остаются. Почему иранцы не закрыли свое воздушное пространство? Кто отдал приказ? Или это было сделано намеренно?»

По мнению Боцюрківа, еще одной сходной чертой обоих случаев сбития пассажирских самолетов над Ираном и Украиной является роль социальных сетей в ходе расследования. Он говорит, что впервые узнал о катастрофе лайнера «Малайзийских авиалиний» из социальной сети Twitter, находясь в Киеве в составе миссии ОБСЕ.

Так же и в случае сбития украинского самолета под Тегераном – именно в социальных сетях чуть ли не сразу начали появляться любительские видео, из которых можно было понять, что украинский пассажирский авиалайнер был поражен ракетой. На приложение, сайты расследовательской журналистики, вроде Bellingcat, предоставили невероятное количество данных спутникового слежения, которые пролили свет на некоторые вопросы, которые возникали во время следствия.

По мнению канадского обозревателя, в случае сбития малайзийского авиалайнера над востоком Украины и украинского самолета над Ираном, несмотря на большое количество похожих моментов, есть что-то такое, что кардинально отличает действия руководства России, которое и в дальнейшем отвергает любую причастность к сбивания самолета рейса МН17, несмотря на мощные доказательства, предоставленные следствию, и то, как повел себя официальный Тегеран, практически полностью признав свою вину после нескольких дней отрицания.

Боцюркив считает, что иранское руководство просто «приперли к стене» всеми уже упомянутыми видео и фото, выложенным в социальных сетях, в дополнение к работе украинских следователей с обломками самолета рейса Тегеран-Киев.

Все это, как он на��олошує, является чрезвычайно нетипичным для поведения авторитарного режима, который обычно, как в случае с российским руководством, отвергает все доказательства, беспрестанно настаивая на своей невиновности.

В дополнение, Михаил Боцюркив сравнивает реакцию официальных средств информации в России и Иране на обвинения в сбитии пассажирских самолетов. Как на его личный опыт, канадский обозреватель заметил, что масс-медиа в России рисуют искаженный и ложный портрет Украины и уже 5 лет спустя, как был сбит самолет над восточной Украиной, и в дальнейшем подбрасывают версии того, что в сбитии якобы могла быть причастна Украина. И, по словам эксперта, много людей в России слепо верят этой прямолинейной пропаганде, поддаваясь обычному «промыванию мозгов».

В Иране все происходит по несколько иному сценарию, который, впрочем, вполне идет в русле того, чего можно ожидать от авторитарного режима, который пытается всеми силами заглушить голос правды и посеять сомнения у населения. Иранские власти от самого начала буквально подталкивала людей к телекамерам, чтобы они сказали то, что им было приказано сказать.

В то же время, как подчеркнул Михаил Боцюркив, в Иране в конце концов произошло то, что просто не могло произойти в нынешних условиях в России. Люди вышли на протест, осуждая правительственную ложь и манипуляции правдой. В этом также есть достаточно существенное отличие Ирана от России, отмечает он.

Напоследок Михаил Боцюркив сделал вывод, что различие реакции определенной части населения Ирана на сбитии украинского пассажирского самолета от того, что происходило и происходит в России, предстает в определенной степени оговоркой самой России, а также и Китая, еще одной стране с авторитарным правлением, которая пытается контролировать своих граждан и держать население в полной подвластности.

Поэтому Москва и Пекин пристально наблюдают за тем, как развиваются события в Иране. Последнее, чего хотели бы авторитарные правители России и Китая – чтобы их население получило правдивую информацию, которая бы привела к недовольству и острой реакции со стороны граждан тех стран.