Трезвый взгляд против советской мифологии

Трезвый взгляд против советской мифологии
Исходя из современной исторической науки большинства стран постсоветского пространства (особенно это касается украинской историографии), которые или полностью выбросили коммунистическое прошлое на свалку истории, или стали на путь преодоления последствий большевистского оккупационного режима, Акт о капитуляции Германии и прекращении боевых действий на европейском театре Второй Мировой войны был подписан в берлинском предместье Карлсхорст 8 мая 1945-го года в 22:43 по Берлинскому времени.
Соответственно, за Киевом конец европейского этапа Второй Мировой наступил в 23:43, что уже опровергает советский военный миф о "победу" 9 мая. Последнюю дату кремлевская пропаганда выбрала, отталкиваясь от московского времени, по которым Акт капитуляции был подписан в 00:43, то есть на следующие сутки — 9 мая. О самой же "победу" советские обыватели узнали только в 22:00, почти за сутки после подписания документа.
Однако существует еще один факт из истории Второй Мировой Войны, который тщательно скрывала коммунистическая власть на протяжении последующих десятилетий своего существования. Ведь его огласка мог бы вдребезги разбить пропагандистские мифы советской империи о "день победы".
Дело в том, что документ, подписанный 8 мая в Карлхорсті, нет абсолютно никакой юридической силы и по сути является дублем подписанного одной сутками ранее Актом во французском Реймсе.
Понимая неотвратимость капитуляции, немецкая сторона все еще старалась оттянуть время и найти общий язык с западными антигітлерівськими союзниками. Немецкое командование принципиально не хотело отдать остатки своего войска и территорий на растерзание коммунистам. Более того, почувствовав на себе цену "освобождение от фашизма" в виде погромов и изнасилований немецких женщин советскими солдатами, немцы начали массово бежать на Запад до англо-американского союзнического фронта.
Ставка верховного командования Вермахта приняла судьбоносное решение — отправить свою военно-дипломатическую миссию в штаб "союзников" в Реймсе и попробовать добиться прекращения огня на западном фронте, при этом признавая капитуляцию перед Западом.
Переговоры о прекращении военных действий продолжались в течение двух суток. Уполномоченный от Немецкой стороны Альфред Йодль пытался убедить "союзников" в важности капитуляции на западном фронте и только перед союзниками (о капитуляции перед СССР на Востоке не шло речи). Однако ни командующий союзных войск генерал Эйзенхауэр, ни начальник штаба "союзников" Уоллтер Беделл Смит, который собственно и вел переговоры с Йодлем, отказались от подписания капитуляции Германии без участия советской стороны, руководствуясь положениями Ялтинской конференции февраля 1945-го года.
Два дня переговоров 5-6 мая так и не дали желаемого результата для немецкого командования. Более того, по приглашению "союзников" к переговорам присоединилась советская делегация в составе генерала Суслопарова и полковника Зенковіча. В течение суток 6 мая по инициативе англо-американской стороны разрабатывался документ о капитуляции Германии.
Советская военно-дипломатическая миссия во главе с Суслопаровим встала перед дилеммой: подписывать акт или нет, ведь в течение двух суток из Москвы не поступало ни одного адекватного распоряжения. Собственно это и стало причиной позднего подписания Реймского документа (в западной историографии "Первого акта"), поскольку советское представительство до последнего не могло определиться.
В конце концов, на свой страх и риск (в буквальном смысле), Суслопаров согласился на подписание документа, но при условии, что к его основной части будет добавлен небольшой подпункт о праве на возможность переподписания акта по каждой из сторон. Эйзенхауэр выступил резким противником данной советской инициативы, однако кремлевские чины напомнили о положениях упомянутой выше Ялтинской конференции,согласно которой СССР зобов'язувався вступить в войну на Дальнем Востоке против квантунской Японии. Именно это обстоятельство и сыграло ключевую роль, согласно которой англо-американская сторона согласилась на внесение советского дополнение к акту.
В ночь на 7 мая, в 02:41, в штабе союзнических войск был подписан судьбоносный документ, который поставил точку в шестилетнем военному противостоянию на Европейском континенте. Только через час после подписания официальная Москва направила официальное воззвание к Реймса. Кремль бил тревогу, ведь, вопреки намерениям Сталина, "смертный" приговор Германскому рейху вынесли западные союзники.
Обнародование акта должно состояться на утро следующего дня, 8 мая. Воспользовавшись этим, командующий 1-го Белорусского фронта советские войска Жуков ( будущий "маршал" т.зв. победы), по личному поручению Сталина предложил Эйзенхауэру символически пере подписать акт на "освобожденных от фашизма" немецких просторах, откуда, по его мнению, началась мировая война. При этом Жуков не признал тот факт, что на первых ее этапах СССР в союзе с Германией собственно ее решения'связали, согласно пакту "Молотова-Риббентропа" от 23.08.1939-го года. Кроме того, Жуков обратил внимание на дополнительный пункт в акте и отсутствие русскоязычной версии документа.
Британский прем'ер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн не согласились с предложениями Сталина, произнесенными устами Жукова, опираясь на запоздалую реакцию со стороны Кремля. В свою очередь Сталин пригрозил подписать повторный акт в одностороннем порядке, на что не могли пойти "союзники". Соответственно, последние приняли решение о символической и сугубо формальную церемонию подписания Акта вблизи Немецкой столицы — Берлину.
Повторное подписание акта по большому счету не имело существенного значения. Даже положение о капитуляции и прекращении боевых действий руководствовались именно Реймським документом. Единственное, что Берлинский документ дал возможность советской пропаганде преподнести превосходство роли СССР во Второй Мировой войне, скрыть его агресорську природу и образовать миф о "победу".
В современности западная историография справедливо указывает 7 мая 1945-го года датой подписания Акта о капитуляции Германии. Россия, как правопреемница советской империи, и в дальнейшем продолжает не признавать Реймсский акт, считая его несправедливым и нав' вязаным "капиталистическим Западом". В конце концов, на постсоветском пространстве история так же умалчивает о его существовании.
Собственно это является одной из причин, почему Украина до сих пор не могут раз и навсегда отказаться от "9 мая" как "день победы", продолжая следовать коммунистическую традицию его "празднования", наделив, правда, некоторыми украинскими чертами. А это изрядно тормозит процесс декоммунизации, "десоветизации сознания" украинского народа, а главное — формирование трезвого взгляда украинцев на Вторую Мировую войну и окончательного уничтожения советских мифов о "победу" в украинском пространстве.