«Обученная беспомощность»: о проблемах жилья для переселенцев Донбасса

 «Обученная беспомощность»: о проблемах жилья для переселенцев Донбасса


Тысячи дончан и луганчан продолжают жить во временном жилье, из которого их угрожают выселить из года в год. Они говорят – нет денег для того, чтобы арендовать, а тем более купить квартиру. Один из примеров – пансионат «Джерело» в Пуще Водице под Киевом, в котором переселенцы живут зимой без горячей воды и отопления, а иногда даже без света.

Почему некоторые дончане и луганчане не могут решить жилищный вопрос? Почему держатся за свободную Украину? И чем им может помочь государство?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Руслан Калинин и журналистка Радио Донбасс.Реалии Дарья Куренная.



– Руслан, министерка МінТОТ Оксана Коляда ранее специализировалась на помощи ветеранам. Это отражается на работе министерства?

Руслан Калинин: Я хочу сначала немного рассказать о себе. Я четыре года занимался общественной деятельностью, возглавляю общественную организацию «Всеукраинская ассоциация переселенцев». Сам переселенец из Донецка, уже шестой год живу в Киеве. Поэтому для меня проблема переселенцев это не что-то новое. Я знаю, какие есть проблемы.

Оксана Коляда действительно раньше не занималась этими проблемами, для нее это новый вопрос. Но у нее есть советники, заместители, которые взяли свое направление. У меня зона ответственности – это внутренне перемещенные лица, решения жилищного вопроса, решение проблем трудоустройства.

– В предыдущем министерстве была проблема недофинансирования, был очень маленький штат. Сейчас есть такие проблемы? Есть ли возможность у вашего министерства решать серьезные вопросы?

Руслан Калинин: В министерстве работало до сотни человек. Эффективно они работали или нет, это лучше сказать самим переселенцам. Когда я был переселенцем, я считал, что они неэффективно работали. Поэтому сейчас есть очень большой негатив к этому министерству. И мы объясняем, что это новое министерство, объединенное министерство. Раньше было Министерство по делам ветеранов, было Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренних человек. Сейчас их соединили, новое руководство, новые заместители.

Заместители, которые занимаются участниками АТО-ООС – это люди, которые сами воевали, которые принимали участие в защите аэропорта (Донецкий аэропорт – ред.). Те, кто отвечает за переселенцев, они работали в этом направлении и сами являются переселенцами. Поэтому мы четко понимаем, какие перед нами стоят проблемы. И мы будем в ближайшее время их решать.

– Сфокусуймося на жилье. Сколько сейчас переселенцев, по подсчетам министерства, обращаются, стоящих на учете, нуждающихся в жилье? Где они проживают?

Руслан Калинин: Здесь очень интересная ситуация. Официально зарегистрированы 1 433 000 переселенцев. Но когда формировался этот реестр, который ведет Министерство социальной политики, не было такой графы «жилье». Когда сейчас такая графа появилась, там нет четкой информации, а сколько людей нуждается в жилье. Но нам нужно отталкиваться от каких-то цифр. Поэтому мы берем данные Международной организации по миграции, и наш сектор экономического анализа посчитал, что примерно 400 тысяч семей нуждаются в жилье. Это люди, у которых нет квартиры.

– Но кто-то из этих 400 тысяч живет в арендованном жилье?

Руслан Калинин: Да. Мы вычислили. По данным Международной организации по миграции, только 12% переселенцев купили собственное жилье. А остальные живут в арендованных, у знакомых, близких и в местах компактного проживания.

– А есть ли цифры, сколько людей остро нуждающихся в жилье, которым действительно негде жить, у которых нет денег?

Руслан Калинин: Сейчас мы собираем эту информацию. Есть проблема – это места компактного проживания. В частности, так называемое " место компактного проживания «Источник». Таких мест более сотни в Украине, людей, которые там проживают около 4 тысяч.

– Дарья, расскажи про свою поездку до пансионата «Источник».

Дарья Куренная: «Источник» – это пансионат, который можно описать холодно, темно и страшно. Это Пуща Водица, хотя это курортная зона Киева, там нет отопления, света, горячей воды.

Я была там перед новым годом, когда шел снег с дождем. И представь себе картину: улица, костер, люди греют себе воду в кастрюле, чтобы выпить чаю. На самом деле, это неприятная картина. Особенно когда к тебе подходит десятилетний ребенок и рассказывает, что ей холодно, что она часто болеет, плохо спит.

Людей, которые живут в «Источнике», можно условно разделить на две категории. Это кому действительно некуда деваться, им нет за что жить. И есть те, кому, грубо говоря, все виноваты. В «Источнике» очень много детей. И это не только те дети, которых вывезли после начала боевых действий, уже там рождаются дети. Я общалась с женщиной, у которой четверо детей, трое из них родились за эти пять лет в «Источнике». Когда я спросила, не страшно рожать детей в таких условиях, ответа не дают. Говорят, что им должны жилье.

Другой момент – это одинокие пожилые люди, которым действительно некуда идти, у них минимальная пенсия и они очень ждут, что их куда-нибудь переселят, в те же дома престарелых. Им не принципиально, какой город, главное, чтобы была медицинская помощь и уход.

Кроме того, в «Источнике» проживают люди с инвалидностью. Они не могут жить где угодно и принимать любые варианты по жилью. Им нужна медицинская помощь.

Руслан Калинин: Эта ситуация с «Источником» возникла не вчера, она существует почти пять лет и почти не решалась. Там действительно около 160 человек, 54 из них – дети, 30 человек преклонного возраста.

Есть люди, кто говорит, что вы нам должны и купите нам квартиры в Киеве. А есть люди, которые действительно нуждаются в допомоги. Я слушаю этих людей, и владельца. Это не государственная собственность. Владелец говорит, что предлагал им различные варианты, предоставлял им деньги. Если мы переселим этого человека, мы поможем с пенсиями, соцвыплатами, садиками Руслан Калинин

Какой план действий у министерства. 26 декабря людям там отключили электроэнергию, я туда поехал, увидел это все, пообщался. Связался с ГСЧС (Государственная служба по чрезвычайным ситуациям – ред.), они установили электроэнергию. Сейчас там работает ГСЧС, а мы смотрим куда можно людей расселить. Мы предложили варианты, не только в Киеве, а по Украине. Пока никто не согласился.

Если мы переселим этого человека, мы поможем с пенсиями, соцвыплатами, садиками. Мы все это говорим. Например, в городе Дергачи является отопление, приличный ремонт. Там 20 свободных мест. Но никто не соглашается. Поэтому мы будем работать с психологами, отдельно с каждой семьей. У нас есть информация, сколько эти семьи получают социальных выплат. И кто-то получает тысячу гривен, а кто-то 10 тысяч. И если ты получаешь от государства 10 тысяч гривен, это деньги на компенсацию жилья. Ты имеешь возможность снимать квартиру. Мы не можем раздать всем квартиры в Киеве.

Дарья Куренная: В этом городе Дергачи вы говорите о общежитие, в котором готовы предоставить 20 мест. А есть ли там условия трудоустройства, устройства детей в детсады, школы? Потому что если человек уже работает, то арендует комнату, не сорвется на Дергачи. Или есть еще какие-то варианты с жильем?

Руслан Калинин: Все варианты я публикую у себя на фейсбуке. Есть один жилой проект, который финансируется за счет немецкого банка KfW. Проект реализует Украинский фонд социальных инвестиций. Я был в Дергачах, Богодухове, я видел, как они реконструируют жилье. Есть условия доноров, чтобы участвовать в этом проекте, общины подают свои заявки на реконструкцию жилья. Одно из условий доноров – это наличие детсадов, школ и работы. Дергачи 16 километров от Харькова, можно работать и в Харькове.

– А если люди отказываются уезжать из «Источника»?

Руслан Калинин: Чтобы решить вопрос жилья, нужна комплексная программа. Есть уже концепции этой программы, в этом году мы будем разрабатывать саму программу. Когда заработает программа, будут предоставлены государственные средства и средства доноров, мы сможем давать больше вариантов по жилью. Но, к сожалению, у нас, в министерстве нет средств на программы, кроме одной, которая не касается «Источника». Это программа предоставления субвенций в размере 70% местным общинам на покупку жилья. Местные общины покупают жилье и предоставляют во временное пользование переселенцам. На этот год 20 миллионов гривен – это не очень много. Но у нас нет других средств.

Поэтому есть только варианты предложить жилье, которое реконструировано
средства доноров. Потому что это частная собственность. И мы не можем ее отдавать.

– Дарья, ты общалась с переселенцами и ты сама переселенка. Возможно, у людей есть варианты как-то арендовать жилье, но они продолжают требовать чего-то от государства, жить в подобных местах, как «Источник», потому что это дешево? Ты их понимаешь?

Дарья Куренная: В психологии есть такой термин, как выученная беспомощность. Видимо, многие из этих людей, которые живут в подобных местах, не смогли решить проблему. Например, в «Источнике» единицы, которые считают, что им все должны. Ситуация, когда семья переехала из Донецка, зарабатывать много они не могут, они без высшего образования, мать работает продавщицей, а отец охранником. Общая сумма доходов не позволяет снимать жилье. Другая ситуация, когда молодые люди имеют работу и между собой дружат. Я спросила, почему бы не скооперироваться и не арендовать квартиру на компанию, тогда они задумались, потому что такой вариант даже не приходил в голову.

Возможно, с многими переселенцами должен работать психотерапевт, который бы поставил правильные установки. Потому что ты упираешься в эту проблему и не видишь выхода.

Плюс, нужно не забывать, что даже уже на шестой год войны остается негативное отношение к людям с крымской и донбасской пропиской.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ: